Цель оправдывает средства. Том третий (СИ), стр. 97

— Маридун? — переспросила она. — Зачем?

— Как это? — удивился я. — Вы разве не знали, что там у нас содержится арсенал боеприпасов для главного калибра «Предвестника»?

— Впервые об этом слышу, — призналась Ар’алани. — Я знаю лишь то, что там есть торговая станция, на которой местные сбывают свои товары. Но про арсенал слышу впервые.

— Станция — лишь фикция, — улыбнулся я. — Отправляйтесь на станцию, пополните боезапас.

— А что потом? — поинтересовалась она.

— Потом… — я опустился в свое рабочее кресло, сложил руки на груди, с легкой улыбкой посмотрел ей в глаза. — А потом, адмирал, я найду того ублюдка, который сжег моих людей и выпотрошу его как таунтауна на Хоте. Только еще живого.

Глава 11

Марионетки

По жизни играю, я все секреты ваши знаю.
Вы в зале сидите,
И ваши нервы, словно нити,
Надёжно пришиты к пальцам моим…

— Я ощущаю отголоски волнения в Силе, Владыка Вейдер.

В ожидании реакции, Император Палпатин отвернулся от созерцания красот Корусанта, и повернулся лицом, скрытым под тенью капюшона, к стоящему на колене перед троном громадному киборгу.

Повелитель ситхов — безжалостный и могучий адепт Силы. И сейчас он, молча склонив голову, разглядывал подножье трона. Словно оценивал, не там ли его место — верного цепного пса.

— Я ничего не почувствовал, Повелитель, — низким, синтезированным вокабулятором его доспехов, голосом ответил бывший джедай.

— Не удивительно, — хмыкнул Палпатин. Это тупое животное не способно видеть и ощущать Силу так, как это необходимо. — Ты не сильно продвинулся в изучении путей Темной Стороны, Владыка Вейдер.

— Да, господин, — послушно признал критику тот. — Я был занят подавлением сопротивления на Фоэросте.

— И ты считаешь, что это достаточное оправдание? — удивился Палпатин. Вейдер поднял голову. — Посмотри на меня, Владыка Вейдер. Внимательно посмотри. Я десятилетиями совершенствовался. И при этом вел борьбу против джедаев. У меня почему-то времени хватало на все.

— Я исправлю свои ошибки, Повелитель, — в голосе Вейдера имелась уверенность. Но Палпатин сомневался, что у его ученика слова не разойдутся с делом.

— Шпионы в Конфедерации сообщают о чувствительных ударах, которые Дуку нанес Доугану, — сит опустился на свое место, любуясь склонившимся перед ним Вейдером. Как забавно — если немного вытянуть ноги, то носки ботинок будут буквально под носом ученика. Подходящая диспозиция для урока провинившемуся.

— Надеюсь на это, — едко заметил Палпатин, чувствуя, как после его слов бывший джедай обратился к своим способностям. На губах Палпатина поползла улыбка. Повелитель Вейдер пытался распознать намерения учителя в Силе.

Палпатин все это чувствовал. Как чувствовал и напряжение, растущее между ними. Вейдер хотел получить ответы, упорно гнал от себя мысль, что Учитель для него, как и прежде — непроницаемая глыба. И это его злило.

Однако Палпатин вызвал его сюда не для того, чтобы дать возможность поупражняться в техниках Силы. И не для того, разумеется, чтобы лично преподать практический урок — он и без того видел мысли Вейдера, как если бы они были написаны на экране деки. Конечно, тот пытался скрыть от своего хозяина какие-то сокровенные моменты, но куда уж ему? Палпатин ориентировался в его голове как в оживленных районах Корусанта.

Нет, у него мотивы были куда глубже.

В Силе возникло это необычное возмущение, появилась возможность проверить ученика в настоящем деле.

Тонкие губы Палпатина тронула мимолетная улыбка.

Вейдер отчаянно желал заработать признание своего хозяина. Но был ли он готов выполнить любую прихоть, поступившись собственными желаниями?

Ученик неистово стремился добиваться результатов, не признавал неудач, каковы бы ни были их причины. Сейчас он выжидал, надеясь, что Палпатин поручит ему операцию против Банковского клана: все необходимые улики о пособничестве Раша Кловиса в деле становления Новой Республики и джедаев уже были готовы и ждали момента, когда им надлежит быть опубликованными. Они об этом договаривались перед Фоэростом. Палпатин даже пообещал это Вейдеру.

Но разве не на то он правитель Империи, чтобы не иметь права перемены своего желания? Заодно, это станет наглядным примером и ответит на вопрос: что для Вейдера сейчас важнее — желания своего господина или удовлетворение собственных мелочных обид?

— Граф Дуку наращивает свои силы, — произнес Император. — Разведданные о его операциях против Доугана не изобилуют подробностями, но ясно, что это не мелкая склока. Удивительно, не правда ли, Владыка Вейдер? Дуку не имеет прямых претензий к Доугану и вполне мог бы договориться о перемирии, чтобы перебросить свои войска для противодействия нам или джедаям.

— Это было бы самым разумным решением, — эхом отразился бывший джедай.

— Тогда, почему он упорно старается нанести болезненные удары Доугану? — ядовито поинтересовался Палпатин.

Вейдер молчал. Его натужное тяжелое дыхание раздражало. Как и немота.

— Не могу знать, Учитель, — наконец, признал свою слепоту Вейдер.

— Это сигнал нам, мой ученик, — терпеливо объяснил Палпатин. — Дуку утратил стратегически важные миры — Джеонозис, Хайпори, Салукемай, Боз-Пити, Фелуцию. Он отчаянно атакует территории Доугана после того, как мы прекратили это делать. И достигает успехов.

— Он хочет показать галактике, что мятежники не так сильны, как хотят казаться, — а он не так безнадежен, как казалось.

— Да, — согласился Император. — Дуку отчаянно привлекает наше внимание к этому аспекту. Буквально предлагает присоединиться.

— Это отчаянная атака, — произнес Вейдер. — Он знает, что с потерей большей части своих верфей, не сможет на равных бороться с Доуганом. И хочет поставить того «в два огня».

— Я пришел к этому же выводу, — кивнул Палпатин. — И перед нами открываются исключительные перспективы…

— Какие, господин?

Дюрасталевый тупица.

— Мы можем присоединиться к Конфедерации и добиться каких-то успехов, — раздраженно перечислял варианты Палпатин. — Однако, учитывая какие территории контролирует Доуган, сколько у него под началом войск и, что самое главное — производственных мощностей — мне больше видится объективным тот исход, что Доуган под нашими скоординированными ударами просто отступит на укрепленные рубежи и перейдет к обороне. Дождется, пока мы и Конфедерация окончательно выдохнемся, и перейдет в контрнаступление.

— Мы сможем его остановить, — уверенно заметил Вейдер. — Через полгода мы получим первые пополнения из числа призывников — это сотни миллионов специалистов. В каждой области — по сотне. Мы сможем выдержать и…

— Вейдер, ты идиот, — устало произнес Палпатин. — Ты задумывался, по какой причине Доуган подчинил себе именно те территории, на которые претендует?

— Потому что там размещались его войска и флот…

— Удивительное сочетание отваги и тупости, — ехидно заметил Палпатин. — Ты стагнируешь, Владыка Вейдер. Хоть на минуту представь, что Доуган с самого начала хотел оказаться на Дальних рубежах. Там, где наибольшее количество богатых ресурсами планет…

— Под нашими ударами он сократит протяженность фронта своим отступлением и это даст ему возможность уплотнить свои силы, — нет, его иногда посещает озарение.

— Да, — кивнул Император. — Эффект сжимаемой пружины. Поэтому, мы будем придерживаться изначального плана. Заключим с ним перемирие. Позволим ему втянуться в войну с Конфедерацией. Пусть тратит свои ресурсы на них — пока мы нарастим мобилизационный резерв и построим новые корабли. Выжмем досуха ресурсы имеющихся сырьевых планет — а затем придем за новыми. Таркин на Альдераане убедит Закуул в наших самых благих намерениях.

— Вы отправляете туда Таркина? — в голосе Вейдера проскользнула обида. — Я преклоняюсь перед вашей мудростью, но он — обычный человек. Доуган может воздействовать на него с помощью Силы, получить доступ к нашим секретам…