Цель оправдывает средства. Том третий (СИ), стр. 705

Предложение перейти на службу в Кригсмарине он воспринял как подтверждение своей компетенции. Долгие дни проверок менталистами-умбаранцами, бесконечные сканирования бойцами Черной Стражи… И все для того, чтобы он стал первым живым человеком, вступившим на борт тогда еще «Объекта Три».

Пусть он и привык за долгое время к экипажу, состоящему преимущественно из сородичей-кристофсианцев, вынужденная мера — усеченный экипаж из клонов, его никак не напрягала. Клоны — парни образцовые, умные, компетентные, исполнительные. И только психика человека, рожденного из утробного гетто матери может с настороженностью относиться к бесконечно мелькающим повсюду одинаковым лицам членов экипажа.

Но Герман старательно боролся и с этой внезапной проблемой. Не то, чтобы она мешала жить, просто как командир боевого корабля, экипаж которого исчисляется десятками тысяч разумных, по-особенному относиться к клонам лишь потому, что они одинакового роста, веса и внешности — как минимум неправильно. А следовательно — подобного не может быть вовсе.

За время перелета от планеты Гарн до Мандалорского сектора, Бессмертный Император по голосвязи имел с ним разговор. Лично познакомился с тем, кто ведет в бой исполина, способного разрушать планеты парой залпов. И счёв его достаточно компетентным для того, чтобы оставить на мостике. И обещал лично решить вопрос с просьбой капитана — перевести под его начало бывших членов его экипажа со звездного разрушителя. Император обещал положительное решение, а оснований не верить своему государю, Герман не имел никаких.

Когда военный начинает сомневаться в своих идеалах — начинаются ошибки. А ошибка, при командовании кораблем длиной в пятьдесят тысяч стандартных метров — это уже трагедия.

— Боевая группа флота Джедайской Унии готовится к переходу в гиперпространство, — над голопроектором возникло трехмерное изображение Изауры — управляющего дроида ГЕМИНИ, во власти которой находились все системы корабля. Знакомясь с «Бесконечностью», Герман подметил тот факт, что на этих кораблях ГЕМИНИ имеют куда больше интеллектуальной свободы, чем в Имперском Флоте. Полноценные личности, которые при необходимости, могли и план сражения составить. Лишь тела у них не имелось, чтобы прогуляться по палубе. Точнее, оно все же было — заключенное в непроницаемое ядро в недрах гигантского корабля, куда даже капитан не мог пройти без особого разрешения: всех нарушителей ГЕМИНИ просто отправляла подышать вакуумом, разгерметизируя смежные с со своим местоположением отсеки.

— Хорошо, — подтвердил получение информации от дроида Герман. — Приготовься к маневрированию и…

— Рекомендую активировать корпускулярные щиты, — произнесла Изаура. — корабли джедаев сбрасывают мусор.

— Что делают? — опешил Герман. А потом понял.

Сброс мусора перед уходом в гиперпространство — это протокол республиканского флота, появившийся в те стародавние времена, когда гипердвигатели не были столь хороши и каждая тонна веса звездолета имела ценность. Тогда и экипажи в большинстве случаев находились на борту в скафандрах — на случай разгерметизации или пробоин. И откачка воздуха с кораблей считалась нормой — для устранения последствий повреждений при пробитии обшивки и предотвращения внутренних пожаров. Это в нынешнее просвещенное время компьютеры на кораблях столь совершенны, что герметичные двери срабатывают практически сразу после нарушения целостности обшивки. И необходимость в скафандрах отпала. Как и процедура откачки воздуха из некритичных отсеков — двигатели и реакторы за последние тысячелетия эволюционировали настолько, что вес корабля в бою и вне его уже не так сказывается.

А вот сброс мусора отчего-то продолжал являться частью протоколов республиканского флота, перекочевав в боевые положения флота Империи ситов и Джедайской унии.

— Поднимай корпускуляры в носовой части, — приказал он. — активируй масс-драйверные и лазерные зенитные орудия — расстреляем это барахло сразу, чтобы не мешалось.

Тройка кораблей, выбросив после себя невесть как накапливающийся на кораблях металлолом, скрылась в гиперпространстве, однако от цепкого взгляда Германа не укрылось одно обстоятельство.

— Изаура, — обратился он к ГЕМИНИ. — Мне ведь не показалось и перед прыжком с борта «Дома Один» была отстрелена спасательная капсула?

— Верное наблюдение, — подтвердила управляющий дроид. — Регистрирую одну спасательную капсулу. Внутри — один разумный. Выйти с ним на связь?

— Конечно, — распорядился Герман. — Я хочу знать, что произошло.

— Канал связи установлен, — отчиталась Изаура.

— Говорит капитан Герман, с борта «Бесконечности», Вооруженные Силы Вечной империи Закуул, — представился командир корабля, догадываясь, что тот, кто находится в капсуле, прекрасно обо всем этом осведомлен. — Назовитесь и объясните причину вашей отстыковки от корабля «Дом Один».

— Я — генерал Неремаро из Джедайской Унии, — донесся голос из динамиков. — Слышал, что наши правительства договорились о миграции. Хотелось бы прижиться у вас. Ибо жить в том идиотизме, который творят джедаи, меня порядком подзае…

Глава 82

В конце

И я взлетал,
И я мечтал,
Но теперь,
Мне все это не важно.
И лишь упав, и потеряв,
Но теперь,
Мне все это не важно.
«Linkin Park» — «In The End» (Cover by «Radio Tapok»)

Дворец Манд’алора — это строгое, выстроенное в типично местном архитектурном стиле минималистичного милитаризма здание, очень напоминающее пресловутый литературный «замок на берегу реки».

Высотой всего-то в полторы сотни метров, без футуристичных предметов экстерьера, с традиционными для архаичности арочными стеклами, колоннами, выполненными из стилизованной под каменные блоки армированного дюракрита, здание — символ власти Шей Визлы в государстве мандалорцев — казался чем-то чужеродным посреди обветшалых жилых кварталов города Келдабе.

Манд’алор Мститель вернула права столицы в древний населенный пункт и с высоты полета, когда мой корабль летел сквозь стерильную атмосферу Мандалора, постройка казалась сюрреалистичным символом «пира среди чумы». Потому как основная часть Келдабе — это обветшалые постройки, замызганные здания, давно уже покинутые своими жителями, тесные и грязные улочки. По крайней мере — так мне докладывали.

Но, судя по всему, рыжеволосая красотка все же решила, что не стоит быть королевой руин. И поэтому, если приглядеться в ходе стремительного снижения, можно заметить, что заброшенные кварталы исправно сносились строительными дроидами, а сырье превращалось в строительные конструкции. Из которых уже в свою очередь бригады рабочих возводили новые здания.

— Похоже, Мандалор возрождается, — произнес я после обмена приветствиями с генералом Хельниором, который встретил меня на посадочной площадке Дворца.

— Шей Визла и ее правительственный аппарат прилагают к этому усилия, — скромно ответил длинноволосый полукровка.

— Но, похоже, ее устремления не все разделяют, — я оглянулся через плечо, чтобы полюбоваться тем, как Павлик и НК-47 при поддержке Кэда Бейна спускают закованного в колодки Калеба Даарка. Обезоруженный, подлеченный после попыток сопротивляться десанту на борту своего корабля, предводитель клана Даарк, небыстро шагал. Тяжелые пластины, сковывающие его ноги, а также — руки с головой, не особо располагали к прыти. Заплывшее от побоев лицо все же сохраняло «товарный вид». Встретившись с опальным премьер-министром взглядами, улыбнулся.

Говорить он тоже не мог. Это сложно, когда у тебя вырезаны голосовые связки. Ведь никто же не думал, что после наших допросов, в ходе которых молодчик рассказал все, что знал, кому-то будет предоставлена возможность его допросить повторно? Писать или печатать он тоже не мог — хирурги удалили у него некоторые участки сухожилий на руках, в процессе допроса, конечно же. Не звери же мы издеваться над пленным заговорщиком.