Цель оправдывает средства. Том третий (СИ), стр. 671

— Даже не будешь сопротивляться? — дохнул ему яростью в лицо.

— У меня проломлен череп в трех местах, — спокойно констатировал Вишейт. — Несколько гематом в мозгу. Разорвана селезенка и оторвалась почка. Я уже труп.

— Сила оставила тебя, старик, не так ли? — улыбнулся я, опешив от того, насколько же мне было приятно убивать его.

— Ее излюбленное издевательство, — согласился он, безвольной куклой вися в моих руках. — Сила есть, она рядом, чувствую ее, но не могу прикоснуться и воспользоваться.

— О, — удар маской в лицо вогнал носовые кости и хрящи в мозг древнего Император ситов. — Кажется моя подруга-Сила, не хочет, чтобы ты переродился?

— Это уже не имеет значения, — расхохотался неожиданно Вишейт. — Егор, ты так и не понял? Что бы ты не делал впредь, наивный глупец, с какой бы опасностью не сталкивался, какое бы поражение не терпел, каких бы вершин не добивался, ты до конца своих бессмертных дней будешь считать, что я приложил к этому руку. Как я в свое время жил в страхе перед Отцом и Семьей, так и ты..

Удар бронированного правого кулака вбил костлявый кадык в горло Вишейта. Заостренные пластины пропороли его горло, отчего на мою броню брызнули несколько капель крови.

Перехватив тело за голову, одним рывком повернул череп до хруста шейных позвонков, перебивая осколками спинной мозг. Удерживая его за горло, кулаком пробил старческую грудь, разорвав сердце и перебив позвоночник. Вынув руку, перехватил тело, воздев его над головой, опустил правым боком на свое колено, сокрушая ребра и превращая их осколки в бешенную шрапнель, уничтожающую все на своем пути.

— Фаталити, сука, — бросил я, глядя в черные глаза, которые никого более не увидят.

Но Император ситов не ответил. Из его ран текла темно-красная кровь с черными кусками давно мертвых тканей. Мертвец оказался мертвецом.

Величайший сит своего времени и возможно — всех времен, погибший почти четыре тысячи лет назад от рук величайшего джедая в колоссальной схватке, содрогнувшей галактику, умер окончательно.

Ему не было оказано чести вступить в поединок. Судьба не позволила ему еще раз обмануть смерть. Я убил его голыми руками, не дав и шанса спастись.

Нет никакой доблести и чести в убийстве маньяка, заставившего страдать триллионы разумных не одной вселенной. Поединок до смерти проводится между равными, и принять его — значит поставить себя на один уровень с ублюдком.

Схватив тело за ногу, подымаясь по ступеням, я чувствовал в Силе, как его тело покидает энергия. Мозг умер и ничто уже не возродит Вишейта.

Но как та теща, что после смерти кремирована и засыпана в песочные часы, говнюк, принесший столько боли, еще поработает.

Добравшись до вершины лестницы, обрушил поток Молний Силы на тварь, похожую на помесь паука и кальмара, что выбиралась из провала в полу.

Монстр кричал и извивался, обугливаясь на глазах, но очень медленно. Он своей тушей заполонял проход, а потому сверкнувший черный клинок оборвал его жизнь. Собрав Силу, обрушил ее на проекцию прохода в Царство ночи, отпугнув назад немало аналогичных тварей.

А затем, не особо церемонясь, швырнул тело Вишейта в провал. Как он сказал? Нужен лишь объект, а не живое существо. Вот тебе объект.

Мгновение ничего не происходило, но затем проекция, словно рана на теле здорового организма, принялась затягиваться.

С громким треском, проход между вселенными закрылся. Постояв на месте несколько мгновений, прислушавшись к Силе, убедился, что все в порядке. Посмотрел на разбитый экран наручного компьютера. Дерьмо, комлинк не работает. Придется чинить. Но время еще есть.

Рик Доуган, Бессмертный Император Вечной Империи Закуул, развернулся и пошел прочь.

Глава 78

Поле битвы

С давних пор известно людям —
Нету дыма без огня.
Я прощу. Другой осудит —
Под ружьё и на коня.
Будет знать чужое племя,
Сколько стоит лиха фунт.
Бросил ненависти семя —
Пожинай кровавый бунт.
Там, на поле битвы, ворон клюв насытил,
И глазниц провалы к небу без мольбы.
Там, на поле битвы, не слышны молитвы,
Снег по полю талый, чёрный от пальбы.
Вячеслав Ковалев & Сергей Татаринов — «Поле битвы».

После смерти Вишейта руины дворца Ордена Ужасного Взгляда необъяснимым образом преобразились.

Медленно шагая по пустынным коридорам, повторяя с точностью до наоборот свой прошлый путь, я уже не встречал какого-либо сопротивления со стороны окружающей среды. На мозг не давили ни ощущения ужаса и безысходности, ни изоляционизм ловушки Вишейта.

Внутри царила какая-то равнодушная пустота, какая бывает у человека, что годами шел сквозь тернии к своей мечте, добивался и лишался, взлетал наверх и терпел крушения, переживал поддержку и предательство. И вот — он у своей цели. Достиг. Добился. Превозмог.

И что дальше?

Почему мне кажется, что я и Вишейт столь же неотъемлемые части друг друга, как Темный рыцарь и Джокер в фильмах Кристофера Нолана? Без одного нет другого.

«Я же не клишированный злодей», — скажи мне это Вишейт перед тем, как рассказать свои манипуляции, вот честно, рассмеялся бы. И вот — он мертв. Я убедился в этом, выбросив в другую Вселенную бездыханное тело.

Закончились ли козни, что он для меня приготовил?

Нет, вероятнее всего, Вишейт не солгал и после себя оставил немало проблем.

С которыми разбираться лишь мне.

С Палпатином и Вейдером. С Йодой. С юужань-вонгами. С этими ублюдками Харонами, кем бы они ни были. Не стоит и забывать о том, что где-то в галактике есть настоящий проход между нашей вселенной и вселенной Россумов. Сколько он пробыл открытым, пока я убивал Вишейта? Закрылся ли он, или сбросив туда труп Вишейта, я уничтожил лишь проекцию?

Одни вопросы, а ответы на них, как обычно, придется добывать самостоятельно. Как обычно — с горящей задницей.

Как обычно — через превозмогание и потери.

Надоело.

Подойдя к тупику, в который уперся коридор, потрогал металл, что отгородил меня от моих спутников. Дюрасталь с напылением из бескара. И понял я это отнюдь не благодаря Силе, а после нескольких попыток вырезать себе проход с помощью светового меча.

Потратив на это некоторое время (да, можно было просто выбить пластину и дело с концом, но где гарантия, что хрупкий дворец не сложится, как карточный домик?), добился результата и оказался внутри.

Как любят говорить порноактрисы: «Результат — на лицо».

Закопченное высокими энергиями помещение, пропахшее озоном, гарью, запахом остывающих тел и крови.

Много крови…

Перешагнув порог, услышал приглушенный плеск под ногами. Красная кровь, соединившаяся с сине-зеленой жидкостью, вытекающей из ран многочисленных тел Россумов, разбросанных по полу. Оторванные и отрубленные лапы и щупальца, перебитые кости, разорванные тела. Брызги крови на стенах, превратившиеся уже в потеки…

Выпотрошенная, словно банта на скотобойне Атрокса. Остекленевшие глаза Киры, чью грудь пробило щупальце Россума, в то время как она пыталась зажать рваную рану на груди Надии. Задушенная чужаком Ашара, руки которой удерживали еще две твари, закопченные до состояния угольков. Ветт, которую летающие твари насадили на обломок арматуры. Разорванное на куски тело Ларант, которым поживились плотоядные монстры из другой вселенной. Джейса, умершая от кровопотери, так и не сумевшая перекрыть чудовищную рану на горле. Обезглавленное тело Сатель, лежащее рядом и Кайли, которую буквально разорвали на куски мяса. Один из крылатых Россумов пытался поживиться мозгами, но сдох прежде, чем смог разорвать черепную коробку, в которую уже просунул свои когти, больше похожие на шипы.