Цель оправдывает средства. Том третий (СИ), стр. 643

— Вечная Империя! — сообщил старпом, получив данные от оператора. — Три звездных разрушителя типа «Рассекатель III», один крейсера-заградитель типа «Иммобилизирующий», два линейных крейсера типа «Предел», два дивизиона корветов типа «Мародер» по дюжине кораблей в каждом! Нас окружили! Мы в зоне действия искусственной гравитации…

— Ясно, капитан, — спокойным тоном произнес Матамунэ. Один «Имперский» против целого флота. Похоже закуульцы ловили рыбку покрупнее.

— С нами вышли на связь! — раздался голос вахтенного.

— Выводите на голотерминал, — распорядился адмирал, зашагав в сторону отсека связи, расположенного на мостике недалеко от турболифта.

— Сэр, — словно собачка на привязи, за ним следовал старпом. — Вы что, намерены общаться с этим сбродом?! Это ниже нашего достоинства! Мы должны их уничтожить! Прорваться за пределы зоны искусственной гравитации…

— Старпом, — спокойно ответил адмирал Первой Галактической Империи. — Вы какие спайсы курите?

— Адмирал? — непонимающе захлопал глазами тот.

— Против нашего корабля три десятка боевых кораблей, — напомнил Матамуне. — Этот бой не имеет смысла. Нас уничтожат быстрее, чем мы сможем выпустить свои истребители.

— Но ведь дефлекторы уже подняты и орудия наведены! — не унимался юнец.

— Отлично, — хмыкнул Матамуне, встретившись глазами с командиром отряда корабельной службы безопасности. — Уведите этого молодчика на гауптвахту. С ним наверняка захотят потолковать в Службе Имперской Безопасности.

— Что?! — опешил аристократ, когда крепкие руки взяли его подмышки и потащили прочь с мостика. — Вы предатель! Вас будут судить!

— Непременно, — согласился Матамуне, активируя голопроектор. Возникла голограмма женщины, затянутой в форму адмирала Вечной Империи Закуул. Длинные белые волосы, собранные в аккуратный хвост на затылке. Небольшой шрам под правым глазом. Суровые, но достаточно нежные черты лица. — Рад видеть коллегу-адмирала. Мое имя Матамунэ, я командую этим соединением.

— Адмирал Калли Трилм, Имперский Флот Вечной Империи Закуул, — представилась она. — Глубокое Ядро и ряд секторов Центральных Миров находятся под юрисдикцией государства, которому я служу и являются частью Запретных Территорий, являются вотчиной Бессмертного Императора Рика Доугана. Сдавайте свои корабли и с вами обойдутся, как и положено с военнопленными.

— Не думаю, адмирал Трилм, — вздохнул Матамуне. — Вы не тронете мой экипаж.

— С чего это? — заинтересовалась она.

— Код доступа «Альфа-Семь-Эта-Девять-Три-Пи-Семь-Один-Девятнадцать», — спокойно назвал он последовательность данных, которую ему сообщил генерал Деймон перед тем, как перешел на сторону Вечной Империи Закуул. «Однажды, ты сыграешь свою роль, — заверил его бывший республиканский шпион. — И миллиарды уничтоженных на Хамбарине будут отомщены. Не сепаратисты более всего виноваты в гибели твоих сородичей. Палпатин — источник этого зла. И ты поможешь его остановить. Один удар в самое сердце. Вырвать с корнем самое ценное и лишить их преимущества. Такова твоя цель. Твоя — и членов твоего экипажа». — Экипаж звездного разрушителя «Агрессор» лоялен мне до последнего матроса. Корабли конвоя — к вашим услугам.

— Код принят, — бывший сепаратистский адмирал Калли Трилмс сверилась с данными компьютера. — Рады вашему возвращению на родину, Имперский агент Зеро-1.

— А уж я-то как, — вздохнул адмирал Матамунэ, предчувствуя, как же сильно он устанет писать рапорта обо всей своей работе, проделанной на посту охранника Бисса. Но прежде всего…

— Адмирал Трилм, вам необходимо передать предупреждение чрезвычайной важности в Генеральный Штаб и лично Бессмертному Императору, — произнес он. Видя, что девушка насторожилась, добавил:

— «Звезда Смерти» в игре.

Глава 76

Вот тебе моя кровь

Я давно разучился любить.
Чувства не растоптать и сердце мне не разбить.
Но, когда по весне я столкнулся с тобой,
Твой отказ что-то сделал со мной.
Это гнев заставлял меня быть лучшим во всём.
Я хотел показать, как пылаю огнём,
Как меняется мир — а всё дело в тебе —
Как пробуждается монстр где-то прямо во мне!
Вот тебе моя кровь.
Видишь: её тебе я дарю?
Вот моя любовь,
Этот огонь мне помогает в бою!
Ты как в небе звезда,
Но заря уводит меня от тебя.
Ты не любишь меня!
И всё больше горю я от огня!
Павел Пламенев — «Вот тебе моя кровь!»
Двадцать третьи сутки после воскрешения Бессмертного Императора.

— Владыка Вейдер! — новое тело не доставляло обычной боли, что бывший джедай испытывал, стоя на одном колене перед голограммой своего повелителя. — Вы отлично потрудились в деле возврата временно оккупированных мятежниками территорий у джедаев.

Закованный в новую броню, отдаленно напоминающей костюм жизнеобеспечения, который носил тот, кто прежде называл себя Энакином Скайуокером, чувствовал, как по его телу струится Темная Сторона Силы.

Пламя, подчиненное бескаровой воле, что удавила своей недрогнувшей рукой дракона страха, дремавшего у него внутри, разливалось по артериям, подпитывая каждую клетку молодого организма. Он с удовольствием чувствовал как его руки и ноги слушаются без милисекундных задержек, как это было с протезами. Пусть и самыми совершенными на данный момент, но все же — тормозящими «Рыцаря без страха» в бою.

Скольких джедаев он уже убил, став Темным Повелителем ситов? Несколько десятков? Сотню? Больше?

Он перестал считать после того как его алый клинок, словно гильотина, оборвал жизни первой дюжины бывших соратников по Ордену джедаев. Он убивал их будучи инвалидом без ног и одной руки, гадящим в трубки, впаянные в его посрамленное и изувеченное тело.

Он убивал их, получив назад свое истинное могущество. Рубил конечности, вспарывал животы, глотки, пробивал бронированным кулаком грудины, давил подкованным сапогом черепа.

Он — Владыка Вейдер, Темный Повелитель ситов. Дарт Вейдер. Карающий меч и палач Первой Галактической Империи.

И сейчас, в момент, который он прежде воспринял бы как каторгу — стоять, преклонив колено перед своим мастером, Дарт Вейдер лишь едва сдерживал улыбку.

Ибо сегодняшний день начался, без преувеличения, не просто хорошо, а отлично.

Его флагман, звездный супердредноут типа «Затмение», носящий имя «Ярость», как отражение его самого, его внутреннего мира — обители неиссякаемой ярости, ненависти, раскаленного гнева, словно вулканический мир, что озаряет темноту извержениями сотен вулканов, дрейфовал на орбите планеты Афран IV. А внизу, на поверхности мира, богатого лесами и прославленными деревообработчиками, полыхал огонь.

Суперлазер «Ярости» не в состоянии расколоть планету — сколько бы десятков корабельных реакторов на нем не установлено. Но вот пробить планетарный щит, выжечь атмосферу и верхний слой почвы… О, да, это — с превеликим удовольствием. Дарт Вейдер неоднократно доказывал эффективность своих действий, с помощью страха перед неизбежной аннигиляцией, заставляя джедаев бежать сломя голову так далеко, что они не успевали эвакуировать мирное население. И как бы разумные на планетах не молили о пощаде, Владыка Вейдер не считался с их желаниями. Мятежные миры должны были стать уроком для всех остальных планет в галактике. Террор и тотальное уничтожение — это сигнал, который должны услышать все: оставьте ряды мятежников до тех пор, пока на орбите вашей планеты не появился флот Первой Галактической Империи.