Цель оправдывает средства. Том третий (СИ), стр. 500

— Ладно-ладно, — запротестовала Тирелл, все еще не веря в услышанное. — Я… Просто обескуражена. Слышала, что его флот на Набу резвится, но думала, что это кто-то из гранд-адмиралов…

— Кригсмарине никому не подчиняется без воли Императора, — возразила Донита. — Но мы отвлеклись от темы. Итак, через трое суток в полдень Император ждет вас в своей Цитадели на Кристофсисе — чтобы ответить на все интересующие вас и жителей Империи вопросы. Советую подготовиться. Вас встретят и проводят внутрь.

— Три дня? — всполошилась журналистка. — Да к такому событию надо месяцами готовиться, согласовывать вопросы с его администрацией…

— Вы верно ослышались, — засмеялась Донита. — Я же сказала — ЛЮБЫЕ вопросы. Никаких согласований. Хотите получить ответ — озвучьте свой интерес.

— Немыслимо, — охнула репортерша. — Даже Палпатин…

— Не путайте теплое с мягким, — с холодком в голосе произнесла собеседница. — Но хорошо, что напомнили. Вопрос ответа на нападения Первой Галактической Империи также будет поднят в ходе этого интервью — вас же это интересует?

— Да, конечно же…

— В таком случае, до свидания, — связь оборвалась. Элин, закусив губу, с недоверием воззрилась на комлинк.

— Что-то произошло? — спросил Огр, выходя из душевой. По мускулистому торсу стекали капли воды, в то время как обнаженный мужчина вытирался полотенцем камуфляжной раскраски.

— Мне только что позвонили с флагмана Императора, — отстраненным голосом произнесла Элин. — Через три дня на Кристофсисе пресс-конференция…

— Чья? — спросил маршал.

— Императора Доугана, — все тем же тоном, смотря в одну точку, ответила девушка. — Он, оказывается, жив… И, похоже, решил разом всей галактике об этом рассказать, дескать, смотрите суки, как я вас всех через хуй бросил…

— А, это да — в его стиле, — равнодушно произнес маршал, натягивая белье.

— Ты не удивлен?! — изумилась девушка.

— Нет, — ответил мужчина. — Я уже с неделю знаю…

— И ничего не сказал?! — глаза зелтронки стали наливаться кровью. Серьезно!? Он знал, и ничего не сказал!? После того как она его простила за то, что чуть не убил при высадке!? После всего, что между ними было!? Штурмовик инкубаторский!

— А ты и не спрашивала, — пожал плечами Огр, признавая свою вину в сокрытии такой информации, в следующую секунду распластавшись на полу, уходя из зоны поражения брошенной в него вазы.

— Сука такая, — выругалась журналистка, выбираясь из-под одеяла.

— Элин! — воскликнул маршал, сграбастав разбушевавшуюся девушку, изрыгающую проклятья. — Прекрати ругаться, не то отправлю губы с мылом мыть! Ты этим ртом мать целуешь!

— А еще я им твой хер сосу! — бросила девушка. — Знала бы, какая ты скотина, отгрызла бы все до копчика! Все три сантиметра!

— Ну, это тебе с рук не сойдет! — посерьезнел клон, бросив девушку на кровать. — И вообще холодно было! Но сейчас тепло — насквозь проткну.

Увернувшись от брошенного в него комлинка, маршал приступил к выполнению операции по принуждению самого сильного врага в своей жизни к миру.

Глава 60

Шаг в темноту

Шаг в темноту —
И закрывается одна дверь,
Но ту,
Что предназначена лишь мне,
Я найду,
Открою и переступлю
За черту.
На счастье или на свою беду…
Рок-опера «Орфей» — «Шаг в темноту» (Ясвена)
Восьмые сутки после воскрешения Бессмертного Императора.

— Дерьмовая планета, дерьмовое задание, дерьмовые наемники, — бубнил себе под нос Раджаблек, посылая в противника одну очередь за другой.

— Выше нос, парни! — скрипнул зубами Дэвин, командир отряда спецназа «Дзета». — Мы находимся на самом современном корабле Вечной Империи. И у нас немало боеприпасов, чтобы устроить этим говноедам веселый день.

— Нас всего трое, — угрюмо заметил Шейд, третий и последний выживший боец указанного отряда. Четвертый боец, Меткий, второй снайпер отряда, лежал с простреленной головой в нескольких метрах позади, навечно застыв у своего боевого поста. — И, если ты не заметил, — клон рыбкой юркнув вниз за кусок металла, прежде являвшегося обшивкой коридора, но вывернутый с привычного места при падении звездного разрушителя, — наш чудо-корабль вообще-то на поверхности планеты. И вряд ли когда-нибудь с нее поднимется.

Флагман Лорта Ниды, отважного капитана, сунувшегося в пасть мятежников, численно превосходящих его соединение, сейчас представлял собой изрядно побитый турболазерами и жизнью кусок металлолома, рухнувший с небес на поверхность Ругосы. Нида блестяще разобрался с кораблями противника, используя свое секретное оружие — «Упокоитель», пожертвовав и своими кораблями, и разделав на металлолом звездолеты противника, особенно — «Барышники» и «Провидения» в чьих бесконечных трюмах таились миллионы тонн военных грузов, дроидов и прочего дерьма, которое, стоило ему лишь убраться из системы, могло доставить немало проблем. Дэвин даже мог принять на веру и то, что «приземление» ИЗРа на не оборудованную для этого поверхность планеты — тоже талантливый ход. Как-никак, но Нида сумел спасти корабль от уничтожения (относительно) и сберечь большую часть экипажа (процентов на восемьдесят травмированного, но боеспособного). И сейчас «Дзета», побросав все дела на планете, помогала оставшимся в живых членам экипажа разрушителя отбиваться от наседающих орд хаттских наемников, что пытались добраться до ядра данных корабля и как следует разжиться ценной техникой и данными.

Жаль пилотов МЛА — большинство из них погибли на орбите во время космического сражения. В живых — пара дюжин, которые на свой страх и риск сопровождали подбитый корабль сквозь атмосферу, не подпуская к нему противника, пытавшегося вывести из строя двигатели корабля, чтобы превратить контролируемое падение в крутое пике. Не вышло. ИЗР, как королева на балу, прошелся над базой мятежников, стерев ее в пыль, и лишь после этого рухнул на землю, зарывшись носом и левым бортом в бесплодную почву Ругосы.

На целый корабль, против воли его владельцев, попасть крайне трудно. Потому что и ангары, и шлюзы и аварийные люки находятся под контролем. Но коли звездолет оказался на поверхности планеты… Да еще и пережил сражение… Дыр в нем больше, чем членов, которые твилечка или зелтронка могут повидать за жизнь в мужской тюрьме.

Поэтому-то Дэвин и приказал бросить наблюдение за противником, а четверка спецназовцев рванулась на помощь вероятным выжившим. Впрочем, даже если бы на борту ни оказалось никого живого, спецназ не мог просто так взять и оставить мятежникам базы данных корабля. Конечно, существовали флотские протоколы, предписывающие уничтожать информацию при угрозе ее захвата противником. Но оставалась еще ГЕМИНИ — дроид находился в бронекапсуле, которую и прямым попаданием турболазера не развалить на части.

К счастью, прибыв на место, они были встречены дружеским огнем — часть экипажа и боевых дроидов на борту, пережили падение. И намеревались подороже продать свою жизнь, пока группа механиков превращала реактор солнечной ионизации в огромную бомбу.

— Вероятно, нам придется всем тут сдохнуть, — выдал предположение Раджаблек, эффективно «снимая» из своего «Глушителя» массивного викуэя, поливающего главный выход из правого бортового ангара огнем роторного повторителя республиканского образца.

— А ты что, хочешь жить вечно? — хохотнул Дэвин. — Нет, парни, это песня не про нас.

— Согласен, — Шейд, сменив картридж в штурмовой винтовке «Палач», влепил зеленый заряд в морду еще одному наемнику, прорвавшемуся слишком близко к убежищу, которое занимали спецназовцы. — Родились искусственно — значит и естественная смерть — не для нас.