Цель оправдывает средства. Том третий (СИ), стр. 470

Пискнув, он закрыл глаза, уткнувшись крохотным личиком в сторону бортика кроватки. Я смотрел на него несколько минут, подпитывая своей Силой, которую он без опаски принимал.

Ребенок уснул, засунув в рот большую часть левой ладошки и едва слышно причмокивая в такт движениям своих маленьких губок.

— Подойди, — приказал я акушерке.

Женщина подошла ко мне и вздрогнула, стоило мне перевести на нее взгляд своих лишенных зрачков глаз.

— Как прошли роды?

— Все хорошо, — женщина не боялась меня, говорила открыто, лишь отвела в сторону взгляд, полный доброты и нежности, смотря на ребенка. — Я обследовала его на лучшей аппаратуре. Он совершенно здоров, развит правильно и по сроку, никаких нарушений. Но из-за ранних родов могут быть выявлены некоторые проблемы, которые проявятся только со временем.

— Например? — спросил я. Сидящие рядом родственники королевы, ошалело смотрящей на меня, молча вслушивались в наш разговор.

— Это стандартное предупреждение, — вздохнула женщина. — Но даже если так, то все поддается лечению. Генетических заболеваний у него нет. Сейчас он покушал и проспит несколько часов. Спит крепко, я даже не понимаю, почему он открыл глаза… Но не заплакал, может быть признал вас?

— Грудное вскармливание? — поинтересовался я, игнорируя иные вопросы.

— Нет, — покачала головой акушерка.

— Хорошо, — произнес я, отходя в сторону. — Здесь есть все необходимое для ребенка?

— Да, Император, — осторожно произнесла акушерка.

— Собирайте.

Мой взгляд встретился с полными ужаса и непонимания очами Падме Амидалы. В искусной сорочке, с вьющимися волосами, раскиданными по плечам, она была невероятно красива. Но прошли времена, когда женщин ценили за одно лишь смазливое личико и умение рожать.

— Я не знала, — одними губами прошептала она. — Я думала ты умер и поверила Котиусу.

— Это все уже не важно, — произнес я. Заметив, что женщина с добрыми намерениями уже упаковала сумки, я кивком головы приказал ей двигаться на выход. Бросив прощальный взгляд на чету Наберри, она покинула спальню.

— Император, — мать Падме посмотрела на меня просящим взглядом. — Вы должны нас простить. Мы лишь заботились о вашем ребенке…

— И хотели как лучше, — добавил ее супруг.

— Если бы я только знала, — уткнулась руками в ладони Падме. — Прости, я молю тебя, прости! Ведь у нас общий ребенок и…

Последнее подхватили практически все находящиеся в помещении. Лишь племянницы Падме смотрели на взрослых с явным непониманием происходящего.

Это раздражало. Люди, уверенные в своей правоте лишь потому, что их карта не сыграла. Я читал отчеты разведки — все присутствующие здесь являлись ярыми сторонниками как избрания Амидалы-Кловис на пост Королевы сектора Чоммель, так и поддерживали ее в желании захватить Вечный Трон, прикрываясь моим ребенком.

Но были и те, кто сторонился подобного отношения, находя гармонию в благополучии своей семьи. Их нахождение здесь — лишь отчаянная попытка Падме Амидалы-Кловис спасти свою семью.

— В нашей ситуации дети не могут быть предметом торга. И не должны обелять своих родителей. Как и держать за них ответ, — остановил я поток стенаний. Встретившись глазами с Дарредом Джанреном, долго смотрел ему в глаза. Молодой архитектор понял меня без слов. — Преступники должны быть наказаны.

Поднявшись со своего места, он подвел обеих дочек ко мне, присел, заглянув им в глаза.

— Рио, Пуджа, — обратился он к девочкам. — Вы сейчас пойдете с Императором…

— Что? — Вскинулись Наберри. — Нет! Они останутся здесь! Этот дьявол никуда не заберет их!

Падме зарыдала. Что же, в уме ей не откажешь.

— … он позаботиться о вас, — отец утер поток слез с глаз. Взглянув на Солу, которая в отличие от остальной части семейства, бросающих угрозы и проклятья, смотрела лишь на детей, едва заметно покачал головой. Женщина беззвучно рыдала, осознав весь сюр — наличие фамилии Наберри не просто прославляло ее носителя, но и стало причиной ужасной смерти. Чем-то мне эта сцена напоминала убийство семьи последнего правителя Российской Империи в моем мире.

— Папочка, а ты с нами не поедешь? — удивленно залепетала младшая дочка.

— Нет, милая, — дрогнувшим голосом произнес он. — Я… Видишь ли, все старшие больны. А вы, дети, вы здоровые Вас отвезут в хорошее место и там о вас позаботятся.

Он поднялся, посмотрев на меня молящим взглядом. Я молча кивнул.

— Они ни в чем не будут нуждаться. Даю слово.

— Спасибо, — мужчина едва выговорил это дрогнувшим голосом, не сводя глаз с дочерей. — Я… Нет слов, как я вам за это благодарен. После всего того, что наша семья вам сделала… Спасибо. Еще раз спасибо.

— Что ты несешь? — отец Падме вскочил со своего места. — Если этот ублюдок намерен убить нас, пусть делает это на глазах детей, чтобы ему это привиделось в кошмарах!

— Ты и понятия не имеешь, уважаемый тесть, после каких ужасов я сплю спокойно зубами к стенке, — холодно заметил я. Заметив, какие взгляды на дочек бросает архитектор, не в силах отойти от меня даже на метр, я решил, что пора завершать спектакль.

Повернувшись к выходу, слегка подтолкнул в ту же сторону молодого архитектора. Тот, слегка растерявшись, расширил глаза, понимая, что значит этот жест. Присев, подхватил обеих дочерей под руки, бросив полный боли взгляд на свою жену. Та, переведя на меня жалобный взгляд и получив в ответ лишь подтверждающий кивок, стремглав бросилась прочь из спальни, обняв супруга и детей.

Остатки фамилии Наберри и губернатор смотрели на меня ненавидящим взглядом. От которого меня едва ли не бросало в смех.

— Разберись с ними, — кивок головы в сторону оставшихся побудил Клинка активировать свои световые мечи и сделать шаг вглубь спальни, в то время как за мной затворились тяжелые двери.

Вслед мне неслись проклятья и крики, но я оставался глух к мольбам мятежников.

Кесарю кесарево.

Глава 56

Думаешь нет — говоришь да!

Ты поимел, тебя поимели.
Мамы и папы, вы этого хотели?!
Деньги не помогут, не помогут тренировки,
Оставь все как есть или меняй установки.
Что с тобою?! Слушай! Что с тобой?!
Разве ты не понял, что жизнь это бой?!
Любовь навеки, дружба навсегда!
Думаешь нет — говоришь да!
Если вдруг все пойдет не так,
Крепче сжимай свой кулак, чувак.
Используй любые возможности
Сломать иллюзию защищенности.
«Lumen» — «Думаешь нет — говоришь да».

С момента высадки на планету прошло не так уж много времени.

Но имперская группа войск смогла добиться того, о чем еще с год назад Великая Армия Республики могла лишь мечтать.

Асажж Вентресс стояла перед тактическим голопроектором, над которым мерцала объемная картинка злополучной планеты.

Несмотря на то, что имперская база, расположенная на вылизанном до скалистого основания плато в трех тысячах километрах от столицы планеты — города Чаол — была оборудована по последнему слову техники, в воздухе все равно висел запах сырости. Никак не удавалось избавиться от ощущения мокроты. А постоянно рассекающие небо ветвистые молнии то и дело норовили повредить электронику транспортных кораблей Имперского Флота, беспрерывно доставляющих на поверхность планеты все новые и новые подразделения Штурмового Корпуса.

Несмотря на то, что на Джабииме второй раз в новейшей истории появились все те же клоны, сейчас обстоятельства операции по захвату планеты кардинально отличались от первой попытки войск (тогда еще воевавших на стороне Республики) захватить этот комок грязи.