Цель оправдывает средства. Том третий (СИ), стр. 465

И как ни странно, девушка начала отступать.

Я дернулся было на помощь, но был остановлен ее окриком:

— Не лезь! Мешаешь!

Ладно, ладно, милая, сегодня ты решаешь, кто сверху.

Кира превратилась словно в аватар сражения.

Она парировала, контратаковала, уворачивалась, кружила смертоносный вихрь вокруг Золотого, нанося сумасшедшее количество ударов. Противник их парировал, но чем дольше девушка нападала, тем больше противник ошибался.

Его удары становились менее плавными, более рубленными, ему не раз и не два приходилось прерывать свои связки, чтобы избежать участи получить в грудь световой клинок Карсен.

Он отступал. Сперва сделал шаг назад, потом два… Но перелом в сражении наступил. «Повелитель» осознал, что без поддержки извне бороться против той, что почти четыре тысячи лет оттачивала свое мастерство — ему не с руки.

Золотой, собрав Силу, попытался было удрать, обдав Киру Толчком Силы. Но, не тут-то было.

Наблюдая за схваткой, я накопил немалое количество энергии, заметив, что противник может удрать, выпустил ее на волю в одном единственном направленном ударе. Золотой, так и не добежав до провала в углу помещения (при виде того, что на том месте, где была Оли ничего нет, сердце сжалось от ужаса, но Сила твердила одно — девушка жива!) замер на месте, скованный полупрозрачным искрящимся полем стазиса. Я чувствовал, как он сопротивляется, но тщетно — просто не дано перебороть.

— А ну иди сюда! — крикнула Кира, Рывком Силы притягивая к себе противника. Алый водоворот клинков описал неразличимую глазами круговерть, и на пол под ноги девушки рухнули голени, бедра, стопы, кисти, предплечья, плечи, отделенная от перерубленного пополам туловища голова.

Девушка смерила взглядом расчлененный труп, небрежно бросила, вглядываясь в остекленевшие глаза покойника:

— И никуда не уходи.

— Браво, — хлопнул в ладоши я. — Мне кажется, стоит возобновить наши тренировки по фехтованию.

— Как вам будет угодно, господин, — девушка поклонилась.

Бросив на Асоку оценивающий взгляд, натолкнулся на усыпленного медикаментами ребенка, заботливо уложенного клонами на антигравитационные носилки.

— Знаешь, — повернувшись к девушке, улыбнулся ей. — Кажется мне, в твоем лице сегодня родилась Королева Клинков.

Ответить Кира не успела, но я заметил как на ее лице промелькнуло удивление.

Дюрасталевая переборка, все это время обеспечивающая безопасность наших тылов внезапно выгнулась, как будто ее надул с противоположной стороны великан. Послышался скрежет и и стон рвущегося металла. Клоны-медики суетливо бросились в сторону, толкая перед собой носилки. Даже клоны, добивающие королевских стражей, и те на мгновение отвлеклись.

Наконец, переборка лопнула, выломав дверные косяки и часть стены. Тяжеланная конструкция вылетела в проем стены, неминуемо угрожая кому-нибудь снизу крайне неприятной смертью.

— КАКАЯ СУКА ВЫБРОСИЛА МЕНЯ ИЗ ДВОРЦА?! — нечеловеческим голосом заорала Оли Старстоун, возвращаясь на сцену для нового акта в постановке «Мрачное время набуанской аристократии».

Пышущая гневом, покрытая слоем пыли и каменной крошки, с пылающими от ярости радужками глаз, девушка сейчас очень сильно напоминала разгневанного ранкора. И признаюсь, как-то не хотелось вставать у нее на пути…

— А вот сейчас и мне стало немного страшно, — судорожно сглотнула ком в горле Кира, прячась за моей спиной. Оли, словно почувствовав запах стража, подобно турболазерной башне, перевела на меня свой взгляд.

Ну блеск!

— Оли, солнышко, ты где была? — раскинув руки и натянув улыбку на лицо, я пошел навстречу ученице. — Я так скучал…

* * *

Маршал 6-го штурмового корпуса Дед выпустил три короткие очереди по движущейся цели — группе керкойдианских наемников, что попытались сбежать за угол разрушенного центра связи в городе Паррлэй. Один из врагов, ужаленный двойным зеленым зарядом прямиком в спину рухнул на мостовую. Еще двоих сняли бойцы корпуса, ударившие оставшимся в живым членам гарнизона во фланг.

Потребовалось несколько минут на то, чтобы из трех отделений клыкастых тварей в живых никого не осталось. Штурмовики понесли определенные потери, но поставленная задача выполнена.

«Глушилка» связи, забивающая помехами всю поверхность Набу и вплоть до орбиты, уничтожена. Ее ретрансляторы в близлежащих городах — Вис и Новый Сентриф тоже пылали.

6-й корпус основательно подошел к выполнению поставленной перед ними задачи: обнаружить и уничтожить постановщик помех, захватить три указанных города. Врагов не щадить, среди местных репрессии не устраивать. Пусть планета и бунтует, нельзя считать, что повинно в этом все население.

«Кулак Императора» действовал по простой тактике — уничтожалось все, что пыталось оказать сопротивление. Пусть общая связь на планете недоступна, но из громкоговорителей распространялась критически важная информация — предупреждение ко всем тем, кто намерен поднять оружие на штурмовиков правителя Вечной Империи. Пощады таким ждать не стоит.

Маршал Флеш перед высадкой заметил, что умиротворение Набу может стать похожим на зачистку Айлона. Местные жители свято верили в непогрешимость действий своей королевы. И были готовы встретить Штурмовой Корпус с оружием в руках.

К большому облегчению — не все.

Основу армии восставших составляли наемники, которым абсолютно наплевать — за кого воевать, пока им платят деньги. И судя по тому как они ожесточенно сражались за каждую улицу, дом и площадь — карманы у предателей явно не пусты.

Дед убивал врагов (а иначе их и не назовешь) тщательно выверенными выстрелами штурмовой винтовки. Не было необходимости спускать на планету штабные подразделения — операции по захвату городов планировалось завершить в течение суток. И каждый из клонов знал, что сегодня должен сражаться так неистово, как если бы от этого зависела сама судьба галактики.

Сейчас, когда основные цели операции выполнены, 6-й корпус перешел к зачисткам города. Подразделения штурмовиков обходили каждый дом и подворье, осматривая жилые и подсобные постройки, расстреливая на месте всех, кто пытался оказать сопротивление.

Ни жалости, ни промедления. Скорость — залог эффективности операции. Мирные граждане никогда не станут противиться воле людей с оружием, подчинятся приказам и не станут мешать.

Остальные же…

Ярко полыхнуло в доме через улицу. Дед посмотрел на двухэтажный дом, из окон которого бушевало пламя: штурмовики не позволяли себе разводить политесы с наемниками. Выжигая места их сбора при помощи гранат, огнеметов и тяжелого вооружения. Пока «небовики» и штурмовые дроиды вели сражения на улицах, клоны стремились наладить порядок в тылах.

— Заблокировано! — крикнул сержант подразделения, что осматривало массивный жилой дом, явно чью-то роскошную виллу. По всем признакам внутри кто-то должен быть. Но он невероятно глуп, если считает, будто вот так просто сможет остановить атакующих штурмовиков.

Несмотря на четкие распоряжения Генерального Штаба, Дед, как и прочие командиры Штурмового Корпуса, никак не мог избавиться от привычки действовать совместно с рядовыми на передовой. Являясь клоном выращенным еще для ВАР, он, а вместе с ним и другие братья, созданные в первое — третье поколение на Камино, все еще не могли избавиться от заложенных в них установок инструкторов-мандалорцев. «Сражаться вместе с братьями — высшая доблесть для командира!», — твердили они. Из раза в раз, из часа в час, на протяжении всего многолетнего периода подготовки. То, что привито едва ли не искусственным молоком после рождения — крайне сложно перебороть.

А потому Дед, как обычный младший командир, находился на острие атаки, прикрывая огнем саперов, что с зарядами взрывчатки бросились к дверям на первом этаже. Крошечные устройства объемного взрыва не только превратят в мелкие обломки металлическую дверную панель, но и за счет ударной волны превратят из в направленную шрапнель, от которой пострадает все, что находится в зоне поражения боеприпаса.