Цель оправдывает средства. Том третий (СИ), стр. 422

«Вот так сюрприз», — мысленно присвистнул Матамунэ.

А колесо истории Небесной Реки закручивается, делая все новый интригующий оборот.

* * *

— Кажется, оно, — тихо произнесла Рачи Ситра, стоя рядом с Викмаром Бейном, генералом Гаем и адмиралом Модусом. Командующий эскадрой «Нибелунг» лишь улыбнулся.

За ними стояли ровные ряды закуульских гвардейцев, персонала «Объекта Мау» и все те, кто по долгу службы был осведомлен о возвращении Бессмертного Императора.

Перед ними, в позе для медитации сидел лейтенант Тобиус. Мальчишка, что уже тридцать дней служил для Императора вместилищем, через которое тот в любое время мог передать приказания для своих верны слуг.

Каждый видел, как мальчишка страдал. Он поддерживал связь с Императором за гранью жизни и смерти с помощью энергии Силы, вытягивая ее из обширного запаса самого Императора.

И сегодня он, как и все они, будет вознагражден.

Тело, плавающее в новейшем автоклаве для клонирования, дернулось. Впервые за стандартный месяц. Затем еще раз. Выпрямилось, открыло глаза.

Транспаристиловая колба разлетелась на осколки, не причинившие никому вреда.

Бессмертный Император, нетвердо стоя на ногах, принял из рук подоспевшего капитана Бейна темную мантию, скрывшую его наготу (пусть ее и не было видно наблюдателям из-за светофильтров). Облачился в нее. Обвел глазами наблюдавших за его воскрешением приближенных, что без команды вставали перед ним на одно колено.

И на его лице заиграла улыбка.

— Ад переполнен, я вернулся! — громко произнес Бессмертный Император Рик Доуган голосом, похожим на эхо. — На сегодня в планах — воскреснуть и распахать жопы тех, кто решил наговнить мне и Империи. Как видите, я уже воскрес…

Интерлюдия

Кто-то считал Лантиллес землей обетованной. Кто-то — обителью надменных и чопорных засранцев, которые весьма умело строят и оперативно ремонтируют звездолеты.

Ирония состоит в том, что население Лантиллеса — столицы Лантиллианского сектора — примерно в равных пропорциях относится что к первой, что ко второй категории.

На самом деле, жители планеты должны были, по мнению Дроука, быть благодарны своему правительству, которое за десятки тысячелетий смогло не просто застроить планету небоскребами и прочими нужными для проживания миллиардов разумных постройками, но и не допустило превращения экументополиса в клоаку, как это было практически повсеместно с подобными планетами.

Побывав пару раз в увольнительной на поверхности, Дроук твердо убедился в том, что мир этот — довольно приличное место. Здесь даже можно жить — и с комфортом. Потому как, в отличие от того же Кристофсиса или Корусанта, здесь прогресс не забывал о том, что неплохо было бы сохранить окружающую среду для потомков. Любой, взглянувший на планету из космоса, мог найти посреди огней города огромные пятна лесов, голубые извилины рек, лужицы озер и морей. Даже пищей планета в большинстве своем обеспечивала себя сама — в южном полушарии имелось довольно много сельскохозяйственных предприятий, выращивающих на плодородных почвах как зерновые культуры, овощи, фрукты, так и занимающихся скотоводством. Какие-то виды товаров, конечно, на планету импортировались — от этого никуда не деться в рамках галактики. Но все же — не в таких объемах, как это делалось на Кристофсисе и большинстве других миров.

Было даже несколько жаль, что придется покинуть эту гостеприимную звездную систему, ставшую базой для флота гранд-адмирала Пеллеона. Вдвойне жаль — потому что на носу увольнительная.

Но приказ есть приказ — флот выдвигается в систему Тойдарии, чтобы напомнить местным жителям, что состав Вечной Империи можно покинуть лишь в одном случае — вперед ногами. Все остальное — это баловство на грани измены.

Передовой отряд уже достиг системы в рамках общеимперской наступательной операции по усмирению бунтовщиков. Поступали доклады о том, что на орбите ударное соединение разбило пару бывших сепаратистских лоханей и десант на планету высажен.

Вот только, судя по последним оперативным данным, хатты решили сыграть свою игру на чужом поле, подкинув дровишек в огонь брожения умов, который гранд-адмиралы намерены затушить.

Прибытие порядка семидесяти космических кораблей хаттов в систему Тойдарии резко сменило приоритеты командования. Если ранее Пеллеон намеревался остаться на Лантиллисе, позволив своим подчиненным заняться противником, то сейчас намерен лично надрать преступные задницы.

А потому, «Уравнитель», в сопровождении десяти звездных разрушителей типа «Рассекатель III» и пяти ударных авианосцев «Импеллор», готовился к броску. Да, ударное соединение ради сохранения своей боеспособности отошло, уступив контроль за орбитой планеты. Да, один звездный суперразрушитель типа «Платан» в состоянии порвать значительную часть флота хаттов у Тойдарии (если не весь), но все прекрасно понимали, что после такого сражения флагман гранд-адмирала будет довольно сильно избит и ему потребуется основательный ремонт. Потому в одиночку флагман к Тойдарии не отправлялся.

Лететь предстояло чуть больше суток — в одиночку «Платан» мог бы прибыть гораздо быстрее, но рисковать флагманом никто не собирался. Несмотря на свою юность, Дроук прекрасно понимал, что Пространство хаттов — весьма серьезный враг. И придется немало повоевать, прежде чем хатты сдадутся. Если им, конечно, хватит благоразумия поступить именно так.

Если же нет… Приказ простой — пленных не берут. Да и «База-Дельта-Ноль» давненько не применялась… Имперский Флот ничуть не хуже «первачей» — имеет право сжигать нахрен миры, которые мутят воду. Что, в свою очередь, ставит перед экипажами кораблей, пилотами МЛА и наземными войсками вполне конкретные задачи — подготовить матчасть к затяжным боям.

Юноша наконец-то открутил защитную панель своего «Превосходства», подсветил себе фонарем, и принялся разглядывать внутренности «глазастика».

Проверка подтвердила его подозрения: «спекся» правый генератор накачки орудий. Он едва работал, но выходов было лишь два: пытаться починить его сегодня же без каких-то промедлений или продолжать летать, помня о том, что правая полусфера не так опасна в сражении, как левая.

Никаких сомнений в том, что второй вариант Дроука не устраивал. Имперский пилот не может летать на «покалеченной» машине. Нужна замена — а поврежденный механизм техники попробуют отремонтировать. Не получится — отдадут на переплавку.

Вопрос лишь во времени.

Не будь сейчас флот в боевой готовности — ремонт занял бы от силы полдня, включая перерывы на обед, перекуры, треп «механоидов» о своем, заклепочном. Не то чтобы для этой процедуры нужны какие-то специальные познания — имперские корабли строились по принципу модульности: отдели крепежи, убери фиксаторы и меняй на здоровье. Все упиралось в то, что сейчас механики и техники как ужаленные бегают по палубам, проверяя готовность всех систем звездного суперразрушителя. И в ангаре просто не хватает рук для подобного.

Потому он и залез в нежные внутренности своего «глазастика» самостоятельно.

Однако, без второй пары рук ему не справиться. Чтобы добраться до генератора накачки нужно «раскидать» половину плоскости. Ремонтная бригада из одного инженера и двух техников справилась бы с этим даже не вспотев. А если пилот будет подобным заниматься самостоятельно — потратит кучу времени. Не хватало еще того, что перед боем его машина будет в разобранном состоянии. Это автоматически влекло наложение дисциплинарного взыскания, служебное разбирательство и крайне неприятные санкции начальства. Не говоря уже о том, что парни из военной контрразведки могут ненавязчиво решить, будто он привел свой перехватчик в небоеспособное состояние специально.

Конечно, контрразведка не лютовала — там немало умбаранцев, которые могут покопаться в его мозгах совершенно безболезненно и найти подтверждение отсутствию злонамеренности. Но это займет немало времени…