Цель оправдывает средства. Том третий (СИ), стр. 394

«Малгус будет недоволен», — подумал Эгберт. Очень недоволен.

— В таком случае, — принял решение адмирал. — Я забираю у вас тот супердредноут, который был доставлен вам на модернизацию.

— Да вы сегодня просто король неловких ситуаций, — гоготнул Роэль.

— Что вы имеете ввиду, господин инженер? — подозрительно поинтересовался Эгберт.

— Обычно — что имею, то и введу, — пошло схохмил Зки. — Но в данном случае… Я курирую работы по модернизации. И с уверенностью вам скажу — этот корабль ближайшую неделю никуда не двинется.

— Почему?

— Потому что у него нет ни двигателей, ни энергетической установки, — пояснил Райт Сиенар. — Они демонтированы для нормального процесса ремонта и модернизации. Та кустарщина, которой вы занимались… Короче, с такими «друзьями» Империи и враги не нужны. Будь моя воля, я б расценил это как вредительство. Какие дефектные дроиды вам это делали?

— С чего вы взяли, что это были дроиды? — поинтересовался Эгберт.

— Потому что новые реакторы, то вы установили самостоятельно, не приспособлены для работы с органическими энергетическими шинами, — пояснил Сиенар. — И активация их при перелете в систему Дромунд, привела к тому, что вы сожгли основную, органическую, энергосистему. У меня два дня рабочие блевали внутри корабля от запаха гниющей плоти…

— То есть, вы не только не можете предоставить нам три корабля Императора, но и даже наш собственный трофей умудрились обездвижить, — сощурился Эгберт.

— Получается что так, — развел руками в который раз Райт Сиенар. — Не подумайте, что мы специально. Так совпало…

— Радуйтесь, что Дарт Малгус торопится, — бросил Эгберт, направляясь к выходу. — Иначе б вас уже пытали. Впрочем, — он остановился у входа, — я реквизирую два звездных разрушителя и два «Импеллора», что видел у вас в доках.

— Если у вас есть для них ГЕМИНИ — без проблем, забирайте, — улыбнулся Сиенар.

— А разве…?

— Нет, у меня такого добра на складах нет, — отрицательно покачал головой Сиенар. — Мы не производим управляющих дроидов. Нам их поставляют. После смерти Императора — поставок не было.

— Хатт знает что, — выругался Эгберт, выйдя наружу. — Мы еще не закончили, господин Сиенар!

Проигнорировав брошенную уходящим человеком фразу, Райт, увидев по камерам наблюдения, что тот удалился на достаточное расстояние от его кабинета, с помощью скрытого в подлокотнике своего кресла пульта, заблокировал входную дверь.

И лишь после этого позволил себе растечься усталой бесформенной массой по креслу.

Зки Роэль повторил его маневр.

— Если хотя бы еще один раз мне придется играть идиота… — с претензией произнес он, качая головой.

— Надеюсь, что это было в последний раз, — сглотнув комок, вставший в горле, Сиенар активировал протоколы шифрования на своем компьютере. Сперва он подумывал прогнать Зки, но… это было бы не честно по отношению к другу, который оказался вынужден пройти через весь этот фарс. Тем более, что первую часть разговора он уже слышал…

— Докладывайте, Сиенар, — произнесла мужская фигура в плаще с надетым на голову капюшоном. Райт в очередной раз вздрогнул от хора голосов, обрушившегося на него.

— Ваше задание… исполнено, повелитель, — произнес он. — Корабли спасены. Дредноут обездвижен. Малгус не получил ни одного корабля для своего флота.

— Отлично, Райт, — негромко рассмеялась фигура. — Все идет так, как я запланировал…

Не прощаясь, фигура исчезла.

В кабинете повисло молчание…

— Семь, — изрек Зки, думая о чем-то своем. — Сегодня я точно закажу семь шлюх… И много виски… очень много…

Глава 46

Сколько?

Сколько было уже боли. Сколько…
Горько. Каждый день так странно горько,
Но только роли не изменишь, и только…
Сколько будет ещё боли? Сколько?
«Lumen» — «Сколько?»
Спустя двадцать восемь стандартных суток после произошедшего на планете Темного Улья килликов.

Завыла сирена боевой тревоги.

Надрывный, раздражающий звук, который даже мертвого поставит на ноги. Никто, даже в самом глубоком сне, заслышав звуки этого пронзительного воя, не смог бы остаться равнодушным. Ни одно живое существо, имеющее уши и слуховой аппарат.

Капитан Ники Фор, а также члены его 507-й эскадрильи, расквартированные на флагманском звездном разрушителе гранд-адмирала Джозефа Гранджера в системе Манаан, относились как раз к разумным существам.

И потому, как и любые пилоты, находящиеся на боевом дежурстве, спал сидя в кабине своего «крестокрыла».

Ники очнулся от глубокого сна, сел в кресле, беспощадно зевая, и протирая глаза. Он уже был облачён в лётный скафандр, но без шлема: один из первых уроков, которые усваивают пилоты Имперского флота — на дежурстве спать только в полном боевом снаряжении. Это остальное авиакрыло может пускать слюни, укрывшись под одеялом на койке. Дежурные эскадрильи — это двенадцать разумных, которые по тревоге первыми покидают уютный ангар и летят на встречу неизвестности. И время боевого реагирования, развертывания эскадрильи — одна минута.

Астромех уже прогревал двигатели, значит из положенных на подготовку машине к вылету тридцати секунд, он сэкономил десять. Как раз есть возможность переброситься парой слов с контрольно-диспетчерским пунктом.

— 507-й-лидер — КДП, — он открыл канал связи, одновременно опуская фонарь кабины и перекачивая часть энергии с двигателей на орудия. — Наше задание?

— В систему вошел фрахтовик, — отозвался дежурный. — Заявляет о неполадках гипердрайва и двигателях. Якобы столкнулся с пиратами. Держит курс на нас. Войдет в зону притягивающего луча через полчаса. Ваша задача — осмотреть его визуально и доложить.

— Его капитан охренел что ли? — Ники буквально сразу проснулся.

Какой идиот будет буром переть на десятикилометровый звездный суперразрушитель, что висит в пространстве, охраняя как гизка-наседка своих детенышей, драгоценный для всей Вечной Империи Манаан?

— Скорее всего, — равнодушно ответил диспетчер. — Но если это реальное нападение — мы обязаны помочь.

— Эта ж-ж-ж неспроста, — зевнув, поделился соображениями Ники, бросив взгляд на контрольную панель. Двадцать секунд из положенной половины минуты уже истрачены. Пора бы и на вылет.

— Эскадрилья, — он открыл соответствующий канал связи. — На вылет. Я — головным, остальные за мной в порядке очереди.

За десять секунд до установленного срока, все двенадцать истребителей оказались за пределами корабля-матки.

Как и положено, разбившись по боевым парам, истребители взяли курс на объект.

Ники придирчиво рассматривал данные сканеров.

Аппаратура упорно утверждала, что перед дежурной эскадрильей — старый и потрепанный годами беспощадной эксплуатации фрахтовик, когда-то сошедший со стапелей Кореллии. И никакой угрозы он представлять физически не может. И потому что дряхлый (того и гляди — развалится), и вооружения на нем никакого…

Носил он откровенно бредовое название «Гарцующая банта». Ну, вот простой такой грузовик, хозяин которого — скряга и использует металлолом до тех пор, пока тот не развалится окончательно. Таких миллионы по всей галактике.

И все же, Фору он казался на редкость подозрительным.

Однако сам себе комэск не мог дать ответ — почему. Что-то внутри него буквально кричало: «Это неправильно!», но никаких особых фактов, кроме внутреннего убеждения, на основе наблюдения за кораблем, ковыляющим в сторону флагмана, Ники высказать не мог.

— 507-лидер — эскадрилье, — он связался с подчиненными. — Развернуть сторожевое построение. Ведомый — за мной. Посмотрим на эту груду металла поближе.

— Понял, Лидер, — отозвался товарищ.

Имперский флот в системе Манаан, откуда происходили поставки колто для всей Империи, не имел здесь какой-либо базы для кораблей. Ни наземной, ни орбитальной. Да, имелась стандартная таможенная станция, которую притащили сюда по кускам сразу после открытого присоединения к Закуул. Имелись оборонительные платформы имперского производства, не отстающие в своей агрессивности от «Голанов». Но ни ремонтной базы, ни места для отдыха (кроме регулярных рейсов на поверхность, в города селкатов)…