Цель оправдывает средства. Том третий (СИ), стр. 344

— Смерть — это лишь часть естественного процесса, — философски заметила Дарт Хексид. — Но даже она не в праве прекращать то, что было санкционировано самим Императором. До тех пор пока мы не восстановим здесь полноценную базу — наше соединение никуда не двигается, выполняет поставленную перед ним задачу. Надеюсь, это всем доступно и понятно?

Она оглядела застывших без звука членов вахты. Но стоило лишь ей лишь двинуть бровью — все вновь уткнулись в экраны своих служебных терминалов. Прикидываясь, что они заняты делом, молодые офицеры предпочитали не рисковать своей карьерой и жизнью, молча выполняя возложенные на них обязанности.

Так реально безопаснее для здоровья.

Глава 39

Герои

Не скрою, судьба позволяет,
И пешкам ходить в королях.
Но время идёт, и в финале
Все будут на нужных ролях.
Для каждого зверя найдётся
Однажды надёжный капкан.
И всё чем борьба обернётся —
Напрасная жертва богам.
Известен наперёд
Твой следующий ход.
Когда поверишь, что непобедим,
Всего один
Внезапный поворот —
Судьба своё возьмёт,
Закон её суров,
Порядок нерушим.
Не стоит спорить с ним.
Рок-Опера «Орфей» — «Герои»

Спустя пятнадцать стандартных суток после произошедшего на планете Темного Улья килликов.

Ив’ан выругался.

Не особо громко, едва слышно, но брань в достаточной мере отражала его собственное внутреннее состояние.

Мужчина с помощью мультитула смог подключиться к системам древнего турболифта. Так, подача энергии есть, репульсор пусть и старый, но работает…

Хатт!

Магнитные катушки. Ладно бы были неисправны — с этим можно было бы еще что-то сделать.

Но какой-то ухарь с Нижних уровней их просто срезал. Наверное сдал на металл или в переработку за пару десятков кредитов.

Это плохо.

Это очень плохо.

— Долго еще? — нетерпеливо спросила Мон Мотма. Бывший сенатор, облаченная в легкий, но прочный дорожный костюм, вооруженная портативным бластером, постоянно озиралась по сторонам, ожидая, когда на этот уровень здания Сената нагрянут имперские трупперы.

— Долго, — огрызнулся агент Имперской разведки. — Этот турболифт сломан!

— Но это же единственный путь к спасению! — вскрикнула молодая женщина, имея ввиду соседнюю кабину, которая в отличие от той, которую осматривал техник, выглядела много новее. Но также имела и биометрические замки — без нужных образцов, Ив’ан не мог бы даже двери кабины открыть, не говоря уже о запуске.

— Расскажите мне что-нибудь, что я не знаю, — пожевал губы «сенатский техник».

Он проработал достаточно под своим прикрытием в этом здании, чтобы понимать — сейчас дела очень и очень плохи. Откровенно дерьмовы.

Все началось с того, что Ив’ан достаточно споро и, не гнушаясь тем, что подставлял под удар других техников, разместил сеть подслушивающих устройств по всему Сенату. Пассивные записывающие приспособления просто работали, просто впитывали в себя все, чего касались их сверхчувствительные аудиовыходы. И копили, копили, копили на своих банках памяти огромный массив информации. Который со временем сам агент извлекал при очередном «техническом обслуживании».

В укромном месте сгружал данные на защищенный блок информации, кое-что прослушивал сам, если имел основания полагать, что там находится нечто, представляющее ценность для директора Деймона. Но по большей части просто записывал информацию, архивировал, шифровал и раз в определенный период времени уставлял устройство с данными в тайнике. Откуда его изымали уже другие сотрудники разведки Вечной Империи и переправляли туда, где с этим могли поработать специалисты.

Вершиной своей шпионской деятельности Ив’ан мог назвать установку «прослушки» в кабинете Верховного канцлера Палпатина. Удалось получить немало интересного, однако, после изгнания джедаев с планеты, новоявленный Император перенес свою резиденцию в бывшую штаб-квартиру Ордена. И, к сожалению, Ив’ан не смог получить туда доступ, чтобы развернуть свою сеть и там.

Кабинет канцлера занял Сейт Пестаж — доверенное лицо Палпатина. Говорил он много, с различными разумными. Кому-то неприкрыто угрожал, вроде Мон Мотмы, кого-то запугивал, вроде представителей Фондороа, Фоэроста, кому-то откровенно благоволил как это было с представителями «Верфей Куата».

Но ключевым оказалось то, что обычно славящийся на людях своей молчаливостью Пестаж, не стеснялся в выражениях при работе в кабинете. Считал его настолько надежным? Возможно.

Так или иначе, но именно Пестаж первым, после сотрудников службы безопасности Имперского Сената, узнал о том, что в большинстве сенатских лож установлены прослушивающие устройства.

Это произошло сегодня утром, всего пару часов назад, сразу после того, как Алая гвардия совершила свой первый обход территории. Сенатор с Куата пожаловался не плохую работу системы голосования. Дневная смена техников вскрыла панель…

Нужно быть полным идиотом, чтобы не заметить отличия стандартной компановки оборудования сенатской ложи от того, что там появилось по желанию разведки.

Коллеги Ив’ана по шпионскому ремеслу начали искать злоумышленников. Слишком яростно. Слишком активно. Слишком жестко.

Будто они считали, что в руки оппонентов могла попасть какая-то слишком важная информация. Которой явно не суждено покинуть пределы Корусанта.

А раз так, то дело дрянь. Значит, что-то в самом деле есть ценное в тех бесчисленных часах записей, которые получил Ив’ан.

Разведка «первачей» не церемонилась. Сенат оцепили, технический персонал задержали. Всех. Без разбору. Сенаторы и их помощники, вызывающие подозрение у палпатиновских цепных псов, тоже подверглись аресту.

Поэтому, стоило едва Ив’ану оказаться на рабочем месте, как на его кистях защелкнулись наручники.

Нет, враг не знал, кто именно шпион. Разведка враждебного государства намерена самыми жесточайшими способами выбить интересующую их информацию из своих жертв.

А это уже плохо.

Он и Мон Мотма оказались в одной группе эскортируемых к тюремному транспорту. Вместе с доброй полусотней других задержанных. Именно тогда у него и возникла эта идея. По старой доброй традиции, корабль, который должен был их доставить подальше от правительственного здания, припаркован у «черного входа» — дабы не мозолить глаза зевакам и репортерам.

Вырубить одного из четырех охранников (о, как славно, что это обычные палпатиновские агенты разведки, мало что из себя представляющие в виду прошедших после реорганизации Республики в Империю чисток, избавившей Корусант от матерых профессионалов, на место которых пришли пропотченные на всю глубину мозгов пропагандой КОМПОНП молодые, мотивированные, н совершенно не готовые к противодействию люди) оказалось легко, возможно даже слишком.

Плечо, которым он толкнул конвоира, припечатав того к стенке, до сих пор болело. Крепкий гад попался. Пришлось использовать несколько приемов из арсенала терас-каси, а под конец так и вовсе превратить бесчувственного врага в живой щит от выстрелов его товарищей. Которых он без малейшей жалости прикончил из их же оружия.

Так или иначе, но Ив’ану удалось вырваться из ловушки. Минутное дело — отключить наручники у себя, потом у остальных пленников.

Они ему не были нужны — и какого-то интереса для Имперской разведки не представляли. Зато их поиски затрудняли работу тех, кто мог выйти на след Ив’ана и Мон Мотмы.