Цель оправдывает средства. Том третий (СИ), стр. 183

— Артиллерия — огонь! Уничтожить!

Едва нос вражеского дредноута показался из-за тела планеты, поток турболазеров буквально смел с носовой части супердредноута все, что хоть как-то можно было отнести к категории «надстроек».

Противник не остался в долгу, полоснув по щитам «Гипериона» из осевого турболазера. Щиты сократились до тридцати процентов — нового залпа нам не пережить.

Но и не потребуется.

А’Шарад, похоже, оказался не из робкого десятка. Его корабль шел напролом нам навстречу, и даже не думал замедляться или хоть как-то избежать встречи…

Удар оказался столь силен, что противоперегрузочное кресло оторвало от пола и швырнуло в сторону, превратив его в смертоносный снаряд. Который без особого труда поймал я Силой.

Нос «Гипериона» (спасибо твоему создателю) рубанул противника в левую «скулу» — в самый последний момент Хетт попытался сменить курс, избежав удара. За что и поплатился. Изорвав обшивку в защищенных секциях, нос моего корабля проломил корпус противника, вырвав из него большую часть внутренних отсеков, нарушив структурную целостность корпуса и связь основных систем между собой. Корабль разом оказался без энергии, двигателей, защиты и оружия.

Но, что страшнее для противника — от удара, вражеский дредноут не просто не смог уйти в прыжок, но и получил импульс, который обесточенный и смертельно раненный звездолет не мог поглотить или компенсировать. Флагман Дарта Крайта неуклонно принялся дрейфовать в сторону атмосферы Руусана. Проще говоря, мы своими действиями сбросили на планету несколько тысяч тонн металла, которые сейчас активно расстреливаются корабельными орудиями «Гипериона».

Так или иначе, но без двигателей флагман Дарта Крайта рухнет на планету. Гравитация — бессердечная сука. Приятно, что в этот раз она на моей стороне. Вдвойне приятен тот факт, что корабль рухнет на том полушарии, где отсутствуют любые поселения. В том числе — и наша база, которой не грозит быть уничтоженной. Но кораблекрушение само по себе — мало значащий факт. Мейс Винду умудрился выжить при падении своего «Венатора», подорванного Бобой Феттом. И даже члены экипажа спаслись. А Дарт Крайт сейчас — ничем не хуже Винду в те времена.

— Серина, подготовь мой корабль. — Я поднялся с кресла. — Спущусь на планету. Сообщите лейтенанту Логану — пусть собирает гвардейцев. Нас ждет прогулка.

— Зачем? — ужаснулась Ар’алани. Ба, да у нее похоже когнитивный диссонанс, помноженный на шок. На ее глазах один суперкорабль другой протаранил, да еще и сбросил на планету. Эх, красиво сгорает в атмосфере. Будем надеяться, что Крайт не настолько чмошник, чтобы сдохнуть при падении. И у меня будет шанс выбить из него все дерьмо, свершить месть.

От одного воспоминания о Фелуции, у меня кровь вскипает.

— Одаренный всегда найдет способ перехитрить смерть, — пояснил я. — А Дарт Крайт с этой планеты живым не должен уйти ни при каких обстоятельствах.

— Падение таких размеров корабля вызовет катаклизм как минимум континентального масштаба! Там ничего не уцелеет! — горячо заспорила девушка чисс. — Не нужно высаживаться… Следует закончить с флотом противника, уничтожить наземную группировку…

— Вот ты этим и займись, — приказал я. — Серина, я временно возлагаю командование «Гиперионом» на контр-адмирала Ар’алани.

— Это ошибка, — покачала головой Алани. — Ничем не оправданный риск. Даже если там не рванут реакторы сразу — это может произойти в любой момент… Ничто не стоит такой опасности!

— О, поверь мне, — ледяным тоном ответил я. — Жизненно необходимо высадиться, найти Крайта и собственными руками порвать его задницу на закуульский флаг. Он знает, где Вишейт. Найду его — войне конец. Такой шанс нельзя упускать. И я не упущу.

Повернувшись на каблуках, я покинул мостик с твердым намерением сегодня сделать первый из трех шагов к окончательному уничтожению Вишейтовской Конфедерации.

Никогда еще за последнее время я не был так близок к своей цели.

Глава 20

Цвет настроения красный

Цвет настроения красный.
Ты в эти дни особенно опасна!
Дьявол придумал гетто
И дни, окрашенные красным цветом!

Тако дал две короткие очереди поверх голов штурмовиков, засевших за импровизированным бруствером из грузовых контейнеров. Первая прошила дроида В-2, шагавшего в середине небольшой коробки, прорвавшейся через ворота лагеря, вторая — того, что вышагивал с ним рядом. Однако, ракета сорвалась с руки последнего, с раздражающим звуком прорвалась сквозь десяток метров пустоты, и разметала в куски «Преторианец», поливающий очередью наступающих.

— Проверить! — приказал маршал 1-го штурмового корпуса, метнув последнюю гранату в сторону наступающих.

Взрыв разнес на куски дроидов, но их поток словно не иссякал.

Сепы взорвали массивные ворота, достигающие шириной полсотни метров, ценой гибели целой роты айлонских Нова-Гвардейцев. Малая цена за то, чтобы прорвать непроницаемую оборону имперцев.

Отряд штурмовиков, находившийся ближе всего к подбитой машине, ведя огонь на подавление, оказался рядом с горящей и дымящей машиной. Довольно сноровисто заняли позиции, чтобы прикрыть пару солдат, что бросились вскрывать перекошенные двери.

Их товарищи, стоявшие по бокам от чадящего бронетранспортера, выцеливали рвущихся внутрь противников. Зеленые лучи перемешивались с красными, и несмотря на то, что засевшие полукругом перед прорванной обороной бойцы 1-го штурмового могли сконцентрировать на одном метре чистого пространства десятки стволов, включая тяжелые повторители, это никак не могло остановить противника.

С шипением из-за спины клона рванули десятки ракет, разворотившие двигающиеся строем фронта айлонские танки. Закрытые дефлекторными щитами, они с легкостью выдержали попадание ракет, но потеряли энергетическую защиту.

Гранатометчики повторили свой залп — на этот раз, грохочущие монстры оказались беззащитны. Но успели снести огнем своих орудий и уничтожить наиболее опасных для них противников. Отряд штурмовиков погиб, растерзанный на куски.

Тако почувствовал, что на его шлем шлепнулось нечто мягкое, мгновенно прилипшее к металлопласту. Спрятавшись за импровизированный бруствер, он перчаткой стер с себя неизвестную субстанцию. Взглянув на окровавленную ладонь, стряхнул с себя кусок чужой плоти. Бедные парни.

— Вперед! — замершие подбитые машины намертво заблокировали часть прохода, затормаживая массированный поток противника, разделяя реку наступающих на два тоненьких ручейка, которые вынуждены обходить стороной поврежденные машины.

Если получится захватить их и превратить в передовую позицию — станет дышать чуточку проще.

Противотанковые ракеты впились в броню айлонских танков, разворотив их изнутри. Легко, как консервную банку ножом вскрыть.

База, развернутая вокруг Долины Джедаев — долины, усеянной каменными статуями древних воинов, погибших тут в период Седьмой битвы за Руусан тысячу лет назад, представляла из себя правильный шестиугольник, в центре которой искомая Долина и находилась. Толстые стены из пермакрита, усиленного армированной основой, снабженные бойницами по всему периметру верхней части, имели три равноудаленных друг от друга входа. Два из которых сейчас уже уничтожены и залиты пермакритом. Этот, который только что прорвали — был последним. На углах каждой стены — дозорные башни с тяжелой универсальной артиллерией.

В центральной части базы располагались три посадочные площадки, предназначенные для посадки шаттлов и транспортных челноков. Но сейчас они использовались совсем не по назначению — в пределах базы, имеющей в радиусе полторы сотни километров, уже располагалось все, чем наземный контингент могли обеспечить флотские собратья.

До недавних пор, базу сверху прикрывал дефлекторный щит, но противник смог его обрушить в ходе предыдущей атаки, пожертвовав большей частью своей авиации, которая в массированном налете смогла лишить клонов отражающего поля, разнести генератор и сравнять с землей шесть из десяти казарм.