Цель оправдывает средства. Том третий (СИ), стр. 126

— Где вас держали?

— Не знаю. Это была планета, но какая именно — понятия не имею. Только ощущал большое сосредоточение Силы вокруг.

— Светлая сторона? Темная?

— Темная, — понизил голос Прим. — Столь Темная, что казалось будто мы находимся в самой глубокой части бездны. Это… Ломало волю, сбивало с толку и…

— Ясно все с вами, — махнул рукой Доуган. — Что было дальше?

— Потом нас стали забирать. По одному-двое. Те, кто уходил, назад не возвращались. Когда пришли за мной, я попытался сбежать, но… Не смог. Темная сторона меня словно парализовала. Меня взяли за руки и ноги, словно труп. Я не мог даже пошевелиться — меня отнесли куда-то. Положили в капсулу. А затем куда-то погрузили. Затем доставили на какой-то корабль. И подключили к какой-то машине.

— Дальше.

— Я… Я был кораблем, — Прим почувствовал, как у него дрожит губа. — Словно часть машины… Я ощущал каждую его часть. Оружие, броню, двигатели… Я все это чувствовал. Я получал приказы — я слышал их в своей голове. И выполнял. Чтобы я ни думал — если от меня требовали стрелять, я стрелял. Требовали чтобы дредноут ушел в гиперпространство — я делал это. Не знаю как… Но делал. Я слабел с каждым действием корабля, но делал. Просто не мог возражать, сопротивляться… Когда по кораблю стреляли — мне было больно. И я защищался. Понимал, что из-за этого стреляют орудия корабля, но я не хотел умереть. И позвать на помощь не мог — если на корабле и была система связи, то я ее не нашел.

— Чей это был голос, что ты слышал?

— Не знаю, — покачал головой Прим. — Он… Искусственный. Словно со мной разговаривал дроид. Ни эмоций, ни оттенков. Я никогда не видел источник голоса.

Повисло молчание. Доуган стоял в нескольких метрах от него. Но взгляд его был очень и очень далеко.

— Ты знаешь, что ты был внутри биомеханического корабля? — наконец спросил он.

Прим отрицательно покачал головой. Такого он не ощущал. Только холод металла. И постоянный упадок сил, который не могли восполнить даже тысячи трубок с питательным веществами, подведенные к его телу теми, кто положил его в капсулу.

— Ты знаешь, где находился корабль, когда ты туда попал?

— Где-то в Неизведанных Регионах, — поежился Прим. — Там вокруг не было никаких звезд или…

— В каких звездных системах побывал твой корабль?

— Только в той, где ваш корабль оторвал мне ноги.

— Не понял… Твои ноги на месте.

— Ноги… В смысле двигатели. Когда вы попали по двигателям, я чувствовал, будто мне оторвало ноги. Было… Очень больно.

— Ты помнишь сколько еще кораблей было в том месте, где тебя подключили к кораблю?

— Не знаю… Может сто, может двести, — Прим нахмурился. — Да, где-то двести.

— И все — такие же дредноуты, как и тот, которым ты управлял?

— Да, — согласился падаван. — Все до единого.

— Мне нужны эти координаты, — требовательно произнес Доуган.

— Я… Я их не знаю как расшифровать, — замялся Прим. — Они… Странные… Даже не на общегалактическом языке. Но я понимал их, когда был подключен.

— Ты помнишь, как они выглядят? — в голосе Доугана слышалось нетерпение.

Прим согласно кивнул.

— Представь их в своем разуме, — потребовал Доуган.

— Да, конечно, — Сила подсказывала Приму, что ему следует делать то, что от него просят. Но Сила… Была какая-то странная. Какая-то непривычная… И очень похожая на ту, что окружала Доугана. Да нет, бред какой-то! Как Сила может быть разной? Не может же Доуган просто манипулировать им? Одаренные не могут влезть в голову друг друга. Или могут? Ох, тот урок он прогулял…

— Думай о них, — голос Доугана казался гипнотическим. Прим почувствовал, что хочет делать то, что от него просят. Совсем как тогда, на корабле. Было холодно лежать в капсуле, но когда он делал то, что от него требовалось, несмотря на упадок сил, ему было приятно, что он справился.

Прим закрыл глаза, чтобы сосредоточиться. Знаки чуждого языка проплыли перед его глазами… А затем стало больно. Очень больно. Словно кто-то влез раскаленной иглой в его мозги. И решил их провернуть, как суп в кастрюле.

Прим закричал и упал на колени. Он вцепился в голову, словно та могла взорваться и его впившиеся в череп пальцы — единственное, что может предотвратить подобный исход…

Так продолжалось несколько минут. Затем, игла покинула его разум. Падаван обессиленно рухнул на пол.

— Какая же сука, — голос Доугана сочился ядом и ненавистью. — Просто говнарь! Катать асфальт в рулоны! Одаренные в качестве батареек для кораблей! Технологии раката! Компьютеры раката! Вишейт, тупая ты блядина, что за мерзость ты там наклепал за последние три с половиной тысячи лет!

Доуган был в ярости. Откровенной и неприкрытой. Казалось, что в следующее мгновение он начнет взрывать звезды…

Но ярость предателя Ордена закончилась также внезапно, как и началась.

— Ты хотел вернуться к джедаям, так, падаван? — тихо спросил он, стоя спиной к едва дышащему после пережитого насилия над его разумом Прима.

— Д-да…

— Тебе дадут корабль, — произнес он. — Ты вернешься к джедаям. Попросишь встречи с Йодой. И наедине скажешь ему то, что сейчас услышишь от меня.

— П-почему я д-должен это делать? — запинаясь поинтересовался мальчик, которому стало не по себе.

Доуган повернулся к нему лицом. Перекошенным от ярости.

— Потому что одна гигантская мразь создала за последние три с половиной тысячи лет флот из двух сотен биомеханических дредноутов, вооруженных суперлазерами, способными порвать на куски любой флот. И с помощью технологии расы раката по выкачиванию энергии из одаренных, этот ублюдок может превратить в выжженную пустыню любую часть галактики. Судя по утренним моим ощущениям — Вишейт впитал в себя силу целой расы шару. Он сильнее всех нас. И у него под командованием флот супердредноутов. Я не знаю, что этот пидорас задумал, чувствую, что Войны Клонов нам покажутся просто детской разборкой в песочнице…

Прим, дослушав сообщение до конца, почувствовал, что ему стало очень и очень страшно. Может, пока не поздно, стоило вернуться назад в капсулу? Там хотя бы у него был шанс выжить.

Глава 14

Медленная звезда

Я твоя медленная звезда
В глубине далёкого моря, того, что влечёт.
Я твоё грустное солнце
С букетиком фиалок под дождём.

Чудовищный по своей силе взрыв буквально вывернул огромное многовековое дерево из плодородной почвы Заповедной луны — спутника газового гиганта Эндор в одноименной звездной системе. Противник в очередной раз начал артподготовку, почуяв, что атака захлебывается.

Антон, вырвав вибронож из подбородка айлонского нова-гвардейца, пинком в грудь отбросил труп от себя. Вскинув голову вверх, он без страха наблюдал за тем, как огромное дерево падаем ему на голову. Времени для уклонения просто не оставалось…

Стремительная тень с клинками ослепительно белого цвета взмыла вверх откуда-то из-за спины маршала. Световые мечи впились в ствол падающего дерева с непостижимой легкостью разделив последний на три части. Похожий на уплотнившийся воздух сгусток, выброшенный из руки Асажж Вентресс отбросил центральную часть на несколько метров вперед.

Куски дерева рухнули, вызвав небольшое землетрясение. Антон, чтобы не грохнуться, рухнул на колено, упершись рукой в рыхлую почву спутника.

— Живой? — рядом оказалась Вентресс. Клон поднял взгляд на нее. Проигнорировав протянутую ему руку, маршал поднялся самостоятельно.

— Да, — коротко и емко ответил он. Выбросив пустой магазин из «Паззла», он вставил новую обойму. — Не надо сверлить меня взглядом, леди Вентресс. Я не просил о помощи…

— Не за что, — бросила она, не глядя парировав бластерный выстрел, нацеленный ей в голову. Клон лишь хмуро проследил источник выстрела и короткой очередью остановил навеки перемахнувшего через поваленное дерево противника.