Навеки твой. Прощай (СИ), стр. 34

Таир был совсем другого поля ягодой, Лера была в этом уверена, но все равно решила, что пока не станет к нему обращаться. Справится как-то сама. В конце концов, среди её знакомых и без Уварова хватало серьезных людей.

Заработавшись, Лера чуть было не опоздала на встречу с Исаевым, запланированную у него в офисе на конец дня. Успела в последний момент. И то только потому, что город был свободен от пробок. По случаю каникул люди разъехались кто куда.

Офис Павла был выдержан в классическом стиле. Много дерева, приглушенные цвета. И яркими пятнами – рождественские сосновые гирлянды в традиционных красно-золотых бантах, которые Артём тут же подбежал потрогать. Может, зря она его взяла с собой? Может, надо было оставить с Дмитриевной? Да что уж теперь?

Лера глубоко вдохнула. Успокаиваясь.

- Тём, ничего не бери. Здесь могут быть важные документы.

- А конфет нет?

- Пойдем, спросим у папы.

Они прошли через пустую по случаю каникул приемную к приоткрытой двери в кабинет.

- Привет! – обвела взглядом собравшихся – свою адвокатшу, адвоката Исаева и его самого. - Мы не слишком опоздали?

Выглядел Павел плохо. И если со стороны это не слишком бросалось в глаза, то Леру было не обмануть. Мешки под глазами выдавали то, что он все это время злоупотреблял. И немного растрепанные волосы, которые обычно были уложены волосок к волоску – четыре года назад Исаев перенес операцию по пересадке волосяных луковиц и с тех пор маниакально следил за прической.

- Нет. Проходи. Я хотел бы для начала перекинуться с тобой парой слов. Наедине, – бросил ей бывший муж и тут же переключился на сына: - Привет, здоровяк. Сто лет тебя не видел. Кажется, ты даже немного подрос.

Пропустив мимо ушей обращенные к Тёмке слова, Лера остановилась взглядом на своей адвокатше. Было видно, что ту не слишком воодушевила такая перспектива. Ну, вот и что ей было делать? Стараясь не показать своей тревоги, Лера пожала плечами:

- Конечно. Юля, можно вас попросить подождать пару минут в приемной?

- Без проблем. Я еще раз пробегусь по тексту соглашения.

Лера оценила тактичность Вишневой. Что-то ей подсказывало, что та уже выучила этот текст наизусть и запросто могла рассказать его, даже если бы её вызвали в суд посреди ночи. Собственно, другому специалисту Лера бы ни за что не доверила это дело.

- Тём, сынок, посиди с тётей Юлей и дядей Сергеем в приемной.

Сергея Булатова – доверенное лицо Исаева, Лера тоже, конечно же, знала хорошо. Он был вхож в их дом. Артём в его обществе чувствовал себя комфортно, поэтому тут не случилось загвоздки. Разве что пришлось-таки найти для Тёмки конфеты.

Когда за адвокатами закрылась дверь, Лера опустилась в кресло и уставилась на Исаева. Тот выглядел максимально собранным и уравновешенным, несмотря на помятый вид. Что не могло не радовать.

По телевизору фоном тихонько шли новости. И все было таким… как будто расслабленным, вот только рядом с бывшим сама Лера расслабиться не могла. Знала ведь, как резко меняется его настроение. Она вообще подозревала у него целый букет психических патологий. В попытке разобраться, что с ним не так, Лера в свое время прочитала кучу специализированной литературы. И пришла к выводу, что у Павла скорее всего биполярное расстройство. Но сам он этого конечно же не признавал.

- Ну? Я слушаю… Что ты хотел сказать?

-  Я долго думал, после нашего разговора. Ты в курсе, как на меня насели, после того, что ты отмочила… Жужжат со всех сторон. Указывают мне, что делать. Будто я им мальчик.

Холодок прошел у Леры по спине. Она пыталась понять – в Исаеве заговорила банальная обида, или очередной виток маниакальной фазы?

- Паш… Послушай. Ну, какая разница, что и кто говорит? Мы ведь все для себя решили, правда? И ты согласился, что так правильно.

- Да. Да...  Я согласился. Просто я пока не совсем представляю, как буду без тебя жить.

Ладно… Она должна была это признать. Долгое время их отношения держались за счет жуткой ненормальной какой-то созависимости.

- Ты уже живешь. И у тебя все получается.

Исаев хмыкнул. Самая большая опасность психических отклонений – это то, что человек, в период отката – выглядит вполне нормальным, способным вызвать жалость у кого угодно. Но для того, чтобы ему вновь слететь с катушек, нужно не так уж много. И ты никогда не можешь предугадать, что же его в очередной раз подорвет. И как скоро это случится.

- Какого черта… - прошептал Исаев и в два шага подлетел к висящему на стене телевизору. Ничего не понимая, Лера вытянула шею и застыла в ужасе. По главному каналу страны, видимо, в отсутствие других новостей, крутили репортаж, снятый в онкоцентре.

 23.

Исаев досмотрел репортаж. Не глядя на застывшую в ужасе Леру, прошел через комнату к двери. Медленно, будто каждое движение давалось с трудом, надавил на ручку.

- Паша, что ты делаешь? Ты уже не хочешь поговорить?

- Нет.

- Мне позвать всех? Ты готов перейти к делу?

- Нет.

Лера зажмурилась. Растерла пальцами виски. Чувствуя, как все внутри стынет.

- Паша, но… это же глупость! Глупость чистой воды. Я понятия не имела, что Уваров будет в том онкоцентре. Мы встретились случайно. Это ты понимаешь?

Он не понимал. И не поймет. В маниакальной фазе ему чудится, что весь мир против него настроен. А кругом – сплошные враги.

В открытую дверь заглянул Булатов.

- Так мы начинаем?

- Нет. Я передумал. Валерия уже уходит.

Лера закусила губу, перевела взгляд на ничего не понимающую адвокатшу. И снова покосилась на бывшего. Который не понятно как вообще сдерживался.

- Паша, не делай этого… Ради Тёмки.

- Пошла вон! – заорал он, отчего вены на его висках некрасиво вздулись, а кровь прилила к лицу. Лера дернулась и чуть не побежала к выходу, в последний момент заставляя себя замедлиться.

- Паша, какого черта ты творишь? – донесся ей в спину голос Булатова.

- А ты не лезь в это! Не лезь, понял? Это не твое собачье дело!

Артём, который все это время сидел в глубоком кожаном кресле, испуганно распахнул глаза и вжался в спинку. Дрожащими руками Лера погладила его по волосам. Присела на корточки и шепнула:

- Одевайся, сынок. Нам пора домой. Юль… вы извините, похоже, сегодня ничего не получится. Зря я вас дернула.

- Да что случилось-то? Я ничего не поняла, – изумилась Вишневая.

Лера быстро застегнула сыну курточку, поправила шапку-шлем. В то время как в кабинете набирал обороты скандал.

- А ничего! Просто он… Он решил отказаться от наших договоренностей. Простите, я не могу здесь оставаться.

- Да-да, конечно.

Юля схватила добротное пальто и посеменила за Лерой следом. Шла та довольно быстро, особенно учитывая то, что ей пришлось на руках нести напуганного криками сына.

- Ну, что ты? Ну, что ты, родной мой. Все хорошо, ничего ведь не случилось!

- Лера, как вашему адвокату, мне нужно понимать. Это что сейчас было? К чему мне готовиться? – спросила Вишневая уже в паркинге.

- К войне, Юля. Думаю, сейчас нам нужно готовиться к войне.

- Но почему?

- Потому что он с ума сходит. Вот, почему, – устало вздохнула Лера. - Извините, я понимаю, что должна вам все объяснить, просто прямо сейчас Артем напуган, и мне нужно сначала успокоить его.

- Да, я понимаю.

Это хорошо… Вот бы еще ей самой понять, что дальше! Видит бог, она никак не могла сообразить. Все случилось так неожиданно. Все ее планы разрушились, как карточный домик. И что теперь? На что Исаев будет давить в попытке отобрать у нее сына? Нет, Лера знала, что отнять у матери ребенка нелегко. Но… в какой грязи ей придется извозиться, что пережить, прежде чем она отстоит свои права в суде? А Тёмке?

Господи, ну, зачем?! Ну, зачем Таир явился в тот онкоцентр?

Домой Лера ехала медленно. Мысли разбегались, неизвестность давила на плечи. А к тому же она то и дело бросала взгляды на уснувшего в кресле сына. И чувствовала себя перед ним такой виноватой! Ведь если бы не Таир…