Сердце камня (ЛП), стр. 1

Джессика Торн

Сердце камня

Переведено специально для группы

˜"*°†Мир фэнтез膕°*"˜

http://vk.com/club43447162

Оригинальное название: The Stone’s Heart

Автор: Джессика Торн / Jessica Thorne

Серии: Крыло королевы / The Queen’s Wing (#2)

Перевод: Дарина Ларина

Редактор: Юля Лагутина

Глоссарий

Антеес — колониальный мир во главе с антеймом, независимый от Империи. До колонизации был домом Рондета, оставивших множество построек и следов великой цивилизации. Славится гениальными технологиями, гармонией с природой и удивительной красотой.

Антейм — правитель Антееса, выбранный Рондетом из антейцев.

Антейцы — народ Антееса, люди-колонисты, покинувшие постоянно расширяющуюся Империю, чтобы обосноваться на опустевшей планете.

Вейриан — родной мир Бел, независимый от Империи, но сотрудничающий с ней, обеспечивая военную мощь Империи.

Высший Мыс — бывшая столица Вейриана.

Гравианцы — давние враги вейрианцев, инопланетная раса, почитающая богиню смерти. Ввиду того, что их родной мир умирает, нуждаются в ресурсах других планет.

Гравия — родной мир гравианцев.

Дюнен — сельская территория близ города Эльведен на планете Вейриан.

Камарт — Имперский мир, известный религиозностью населения.

Келта — спутник Антееса, месторождение мощных энергетических кристаллов.

Куоре — центральная планета Империи, на которой находится резиденция Императрицы.

Лимасилл — столица Антееса, построенная по большей части Рондетом и заселённая антейцами при колонизации планеты. Известная своей красотой цитадель включает дворец и роскошные сады.

Маэстре / маэстра — почётный титул членов Рондета (мужской / женский).

Мелия — Имперский мир, славящийся вином и обилием еды.

Мехи — полулюди-полумашины, созданные гравианцами путём вживления протезов в мёртвых, чтобы использовать их как пушечное мясо в своих бесконечных войнах.

Монсерратт — регион Антееса.

«Оса» — вейрианский летательный аппарат.

Первомир — изначальная родина всех колонистов, расселившихся по другим мирам.

Рондет — древние существа, составляющие совет при антейме.

«Соколы» — вейрианские летательные аппараты, разработанные специально для ведения военных действий.

Эльведен — родной город Бел, с недавнего времени столица Вейриана.

Глава 1

ПЕТРА

Золотистый солнечный свет проникает сквозь окна, и я наклоняю планшет, чтобы продолжить чтение. Антейское солнце кажется ярче и мощнее того, что освещает мою родину, далёкий Вейриан, на другом конце галактики.

Кто-то стучит в дверь моего кабинета. Теперь у меня есть свой собственный кабинет — со столом и прочим. По чьей-то инициативе. Однажды я выясню, чьей именно, и тогда они поймут, почему она наказуема.

— Войдите, — выкрикиваю я, выключая экран и отбрасывая планшет в сторону. К моему огромному удивлению, когда дверь открывается, на пороге оказывается Бел.

Ну, правильнее будет сказать принцесса Беленгария из рода Меррин, герцогиня Эльведен, графиня Дюнен и наречённая правителя этого мира — антейма Конлейта. Она тонкая, изящная, чем-то даже похожая на прекрасную фею. У неё золотистая кожа и волосы цвета воронова крыла. Она неловко улыбается. Очевидно, сегодня у неё не так уж много официальных мероприятий, иначе бы я была в курсе, да и она бы надела что-нибудь изысканнее, чем простое вейрианское платье в кремовой и голубой расцветке — яркое напоминание о нашем доме. Мире, совершенно непохожем на этот.

— Бел? — я жду, пока она заходит внутрь и закрывает за собой дверь. Одна, без какого-либо сопровождения, что сразу меня напрягает. Да, конечно, на ней пояс с кинжалами. Она носит его чисто по привычке, которую я всецело одобряю. А вот привычка ускользать от стражи, которую я приставила к ней ради её же безопасности, меня уже не так радует.

Я поднимаюсь на ноги и кланяюсь, но она закатывает глаза.

— Ой, да перестань.

— Чем могу быть полезна, ваше высочество?

Власть здесь не передаётся по наследству. Они выбирают лучших, самых выдающихся и блестящих кандидатов, а Бел для них как сверкающая звезда. Я знаю это лучше, чем кто-либо.

Она присаживается у окна. Здесь открывается вид на город, а не на сад, и отсюда можно увидеть, как идут строительные работы, всё ещё далёкие от завершения. Антейцы делают всё возможное, чтобы воспроизвести Лимасилл, столицу Антееса, каким он был, его уникальную архитектуру, чтобы новые здания были в одном стиле с некогда изысканными, но теперь уже полуразрушенными остатками былой цивилизации по всей планете, представленной несколькими сохранившимися деревнями и городами, без которых мир был бы совсем диким и практически безлюдным. На это уйдут годы, но мы справимся. Не каждому представляется возможность увидеть своими глазами, как новый мир строится на руинах прежнего.

— Я хочу тебя кое о чём попросить.

Как будто я могу ей в чём-то отказать.

— Конечно. Только скажи.

Но она не говорит. Не сразу. Её внимание приковано к виду из окна.

Рондет летает высоко в небе, сверкая на солнце. Поразительные создания, которых продолжают изучать ксенобиологи, выглядят как смесь насекомых и драконов. Их хрустальная чешуя отражает свет, а четыре крыла позволяют с лёгкостью парить в небесах. Трое оставшихся представителей вымершей расы разлетелись над Лимасиллом. Бел пробудила их от многолетней спячки в наихудшие часы вражеского вторжения. Без них нам бы никогда не удалось победить.

Люди тоже радуются жизни, хотя наши потери в войне колоссальны. Выжившие антейцы возвращаются в свои дома в столице, хотя многие остались в недавно открытых подземных городах, где они чувствуют себя в безопасности и рады жить среди древней архитектуры, которую тщательно изучают и пытаются воспроизвести, подобно первым поколениям колонистов. Их численность невелика, погибших оказалось больше, чем мы предполагали. И мы всё ещё не знаем общее число жертв.

Антеес находится в самом дальнем краю планетной системы, занимая нейтральное положение между двумя могущественными державами: Империи с одной стороны и Гравии — с другой. Оба государства хотели заполучить контроль над Антеесом. Имперцы пробовали мирные переговоры, гравианцы пытались взять силой, но в итоге и те, и другие потерпели поражение.

Императрицу, кажется, устраивает — пока что, по крайней мере, — что наша родина, Вейриан, через Бел стала её проводником сюда. Вейрианцы — солдаты до мозга костей. Мы сражались с гравианцами на своей планете и успешно прогнали их оттуда. С тех пор мы стали ручными псами Императрицы, ударными войсками союза миров, хоть и присоединились к альянсу совсем недавно. Послать Бел сюда в качестве будущей супруги Кона было попыткой установить власть заодно и над Антеесом. Они говорили о долге Бел перед Вейрианом, о долге её отца перед Империей, о необходимости мирного сосуществования и о важности единства — в общем, этим витиеватым языком дипломатии… По сути, принцессу просто передали из одного мира в другой, не давая права выбора.

Но всё оказалось не так просто. Ничто не бывает так просто.

Не думаю, что Императрица понимает, как Антеес влияет на всех новоприбывших. Возможно, что вообще никто этого не осознаёт. Но стоит провести здесь какое-то время, и тебя затягивает, ты начинаешь воспринимать это место как свой новый дом.

Бел и Кон, прекрасные, как ночь и день, дополняют друг друга во всём, управляя двором, полным чудес. Кон всегда в глубине души был инженером, и теперь его изобретения меняют вселенную. Смелость Бел — это основа, на которой он строит. Антейцы обожают её, как живое божество, не меньше чем первую жену Кона, Матильду. Когда ей говорят об этом, она смущается и смеётся. Но не сложно заметить, как много это для неё значит. Как сильно она любит свой народ в ответ.