Девятый (СИ), стр. 7

Дальнейшее продвижение обошлось без происшествий, дверь открылась без малейшего скрипа и оба друга оказались в коридоре. Только тогда Мечтатель заметил, за что зацепился Гектор, это оказались огромные семейные трусы. Гектор, немного хохотнув, засунул те за пазуху. Все казармы были однотипными и место расположения знамени было известно, заодно и включенные через одну лампы освещения помогали скрытому передвижению.

Но какого же было их удивление, когда на посту возле знамени они обнаружили двух спящих часовых. Осторожно пробравшись к знамени, Женя аккуратно отстегнул его от крепления и спрятал во внутреннем кармане. Когда он уже был готов идти обратно, его остановил Гектор и направился обратно к постаменту и на место только что снятого знамени повесил семейники.

Обратный путь до родных казарм прошел гладко и, оказавшись внутри, мы направились к комнате Крюгера, остановившись возле двери Гектор тихо постучал.

— Входите.

Тихо прошмыгнув в комнату, Женя и Гектор замерли возле своего инструктора, тот был одет по форме, как будто и ждал, хотя, может оно так и было.

— Раз вы здесь и не просите меня вас оставить, я так понимаю вы выполнили мое задание.

Дождавшись утвердительных кивков, он спросил.

Какой отряд остался без знамени?

— Четвертый отряд, — ответил за двоих Гектор.

— Неплохо, обидели лидеров выживания. Молодцы, а теперь спать, и, думаю, не стоит говорить, что язык нужно держать за зубами. Думаю, сами понимаете, что от этого вам будет только лучше.

Ложась спать оба думали про удачную операцию и такую же шутку, но следующий день перевернул все. Таких последствий своих недавних действий они не могли ожидать. Учебный лагерь бурлил как растревоженный улей, инцидент с пропажей знамени и появлением на его месте непотребной тряпки не смогли утаить и теперь недавно отличившиеся подразделение отличилось во второй раз, да так что теперь не знали, что с ним делать.

Такого в учебке не происходило уже больше двадцати лет и окончательное решение сейчас было за комендантом базы, нужно было либо расформировать отряд, либо замять дело. Четвертый отряд спас Крюгер, он вернул знамя, и комендантом было принято компромиссное решение, раз знамя возвращено на место, то отряд расформированию не подлежал, но за небрежное несение службы весь отряд потерял все полученные привилегии в выживании. Бонусов отряд Мечтателя не получил никаких, но зато теперь на каждого бойца из их отряда остальные смотрели косо, а сам отряд ждал ответной реакции обиженных.

Отомстить попытались через два дня, но, после такого инцидента, во всех отрядах ждали какого-нибудь подвоха и часовые несли свою службу как положено, что и предотвратило акцию возмездия. А затем, как-то все вошло в прежнее русло, за исключением появления холодной войны между двух отрядов, что в принципе не особо влияло на дальнейшую учебу.

А недели через две после захвата знамени в обучение отряда ввели тренажер, на нем обучали управлению практически всем видам транспорта, имеющихся у человечества. И вот с тренажера меня было вытянуть практически невозможно, даже стрельба не шла ни в какое сравнение возможности управлять космическим перехватчиком пусть и виртуально. Я выбирал все часы, которые были только возможно, и Крюгер выгонял меня силой.

А спустя месяц, как все сносно освоили тренажер, ввели в учебную программу с боями на технике. Женя показывал средние результаты в этих боях, но, когда начались космические бои, ему не было равных в отряде. Он громил всех так легко, что первым чувством было, что ему просто поддаются, ведь очень трудно поверить, что без особых проблем один человек разбивает в пух и прах каждого в отряде, а потом и пять точно таких же пилотов на такой же технике. Проверить, сможет ли он больше победить в одном бою, возможности не было, потому что просто капсул глубокой реальности в учебном центре больше не было. После одного из таких боев Гектору и стало интересно, где его друг так научился летать.

— Жек, а твой папа летчик?

— Нет, он крупный бизнесмен. А тебе это зачем?

— Просто уж очень интересно, где ты так научился летать.

— Не поверишь, когда я нахожусь в кокпите пусть и не настоящего перехватчика я себя все равно чувствую полностью свободным и только там я себя чувствую живым. Я себя ощущал так только до одного случая, который…

— Зато после тебя все остаются мертвы, — зная его историю, не дал договорить Мечтателю Гектор.

— Ну, это же не мои проблемы.

— Как знать, слышал я сегодня, что по твою душу кто-то из вояк прибыл.

— А им что от меня понадобилось?

— А мне, откуда знать, до конца обучения еще два месяца и нас только в военное время могут раньше выпустить.

— Да и черт с ним.

Глава 3 Покушение

В кабинете Крюгера находился сам инструктор и прибывший военный.

— Как служба Джонни?

— А что со службой, учи детей всему, что сам знаешь, вот и вся работа. Ты-то как Иван?

— Тяну лямку, еще пять лет и на заслуженный отдых, — как-то невесело улыбнулся Иван, — а в остальном сам знаешь, не мне тебе рассказывать.

— Ну и ладно, не больно то и хотелось знать. Скажи, хоть наши все целы?

— Кэт и Найта нет больше с нами, а остальные все здоровы.

— Когда их? — спокойным тоном спросил Крюгер.

— Неделю назад, накрыло управляемой ракетой обоих.

— Значит, сладкая парочка осталась вместе до конца.

Пауза как-то долго затянулась, и никто не хотел продолжать разговор, каждый вспоминал минуты, проведенные вместе, и этих моментов было предостаточно. Первым затянувшееся молчание нарушил Иван.

— Мне шепнули, что у тебя уникальный курсант имеется, давай рассказывай.

— По физподготовке и боям слабенький середнячок. В стрельбе даже мне не тягаться с ним, а вот в управлении перехватчиками и остальной космической ерундой я такого таланта еще не видел. Вот и решил обратится за помощью к своему старому другу.

— Боишься, что сгорит в первом же бою?

— Не в первом, так во втором точно. Везение не бывает безграничным, а опыта у него никакого, одно дело избивать неумех в лице своих товарищей и со всем другое дело когда столкнешься с профессионалом, ну не мне тебе объяснять сам все прекрасно понимаешь.

— Ладно, я все понял, показывай, что у тебя на него есть.

Последующий час оба просматривали бои Жени с бойцами отряда, заодно Иван посмотрел, как стреляет данный боец.

— Ну, что могу сказать, в стрельбе он действительно неплох, а вот в управлении перехватчиком я бы не был так лестен в словах. Да по сравнению с остальными он летает великолепно, но чего-то выдающегося я не заметил. Но, чтобы не появилось у твоего парня лишнее самомнение, я пришлю к тебе парней, думаю, они многому его смогут научить и заодно покажут, кто есть, кто.

— Это то чего я в принципе и хотел, ну а теперь помянем тех, кого с нами нет.

— Давай друг…

Военного я так и не увидел, а вот о прибытии пяти других вояк все уже прекрасно знали и видимо не все этому были рады, особенно комендант, но поделать с этим он ничего не мог.

А последующие их действия завели всех в ступор, вместо того, чтобы проверять базу, прибывшие вояки оккупировали тренажер и начали проводить совместные занятия со всеми курсантами. Когда дошла моя очередь встретится с одним из военных, я предполагал, что военный будет хорошо летать, но все же до меня ему навряд ли дотянуться.

Я был наивен, и был поставлен перед фактом, что не так и хорошо летаю. В первый же заход я чудом избежал уничтожения и уходил из-под атак этого вояки в последний момент только благодаря реакции. В итоге победа осталось за вояком, но до меня начало доходить, что учиться мне есть еще чему и будь у вояки в поддержке хотя бы какой-нибудь курсант и тогда со мной было покончено куда быстрее. Но, не это было самым ужасным, на следующую тренировку прибыли все пять военных. На этот раз вояки не стали сразу занимать капсулы, все подошли к курсантам и познакомились, главный у них был майор Гамильтон, остальные военные были обычными пилотами его эскадрильи. При коротком знакомстве Женя замечал бросаемые на него косые взгляды, а затем поступил приказ занять капсулы.