Девятый (СИ), стр. 34

Девятый разделся, после чего залез в капсулу. В капсуле оказалось очень неудобно и долго он так пролежать не сможет, но все изменилось, когда ложе внутри капсулы подстроилось под его телосложение. Женя видел, как команды поступают на капсулы, часть из них ему было не понятны, и он побоялся отклонить их, не зная всей процедуры. Через минуту, Девятый понял, что ему дико хочется спать, было понятно, что это действие какой-то из команд, но было уже поздно. Когда Женя все же решил вмешаться, он потерял сознание, провалившись в темноту.

— Опять я тут, ну почему же я такой, тупица, — разозлился Девятый, когда осознал, что он опять находиться в пустоте.

— С этим не поспоришь, Девятый, ведь тебя теперь так зовут?

— Если знаешь, то зачем спрашиваешь, — еще злясь пробурчал Девятый, — кстати, а тебя как зовут, а то твое имя я сам и придумал.

— Так меня и называй, — захихикал голос.

— Тогда зайдем с другой стороны, кто ты?

— Знаешь, это очень простой ответ, и в тот же момент, пока я не могу тебе ответить на него. Но знаешь, у нас сегодня больше времени, чем обычно и мы можем просто поболтать, не задавая глупых вопросов.

— Но как можно просто болтать, не зная собеседника. Ты про меня знаешь, как я понимаю многое, в то же время, как я про тебя совершенно ничего.

— Придет время узнаешь, пока ты тратишь время на глупые разговоры твое время тикает и ты скоро придешь в себя так и не узнав самого важного для себя?

— Например?

— Например, что с тобой сделали Архитекторы или чего они от тебя хотят, или в конце концов тебе не интересно, на что ты способен.

— А ты ответишь?

— А почему бы и нет, но, увы, уже не в этот раз. Тебя заждались с другой стороны. До встречи, Девятый.

Темнота начала рассеиваться, и Девятый сперва увидел свет, а потом появились цвета. Женя лежал в капсуле и медленно приходил в себя, он видел, что Бек и Лим о чем-то ожесточенно спорили. Сквозь стекло капсулы не удавалось ничего услышать и Девятый решил воспользоваться своими способностями и через технику послушать о чем они говорят. Но техника отказывалась ему подчиняться, и чем больше он пытался что-нибудь сделать, тем больше у него болела голова.

— Бек, послушай меня, пожалуйста, этот недочеловек не является твоим сыном. Ты все прекрасно сам все видел, все данные говорят, что он тебе не является даже близким родственником. А еще в нем напичкано столько всего, что глядя на него становиться страшно, это не говоря уже о присутствии в нем неизвестного мутагена. Ты видел снимок его спины, у него на ней есть шрам. Мои диагносты дали заключение и с их слов там была рана, являющаяся для простого человека смертельной, и он при тех условиях, в которых находился не смог бы выжить без своевременной и квалифицированной помощи, а она у него просто зажила! А ты прекрасно видишь, что он жив и здоров!

— Лим, мне все равно, что ты говоришь, он мой с…

— Да послушай ты меня, старый пердун! Сейчас твоего так называемого сына по большей части нельзя назвать человеком. Я не спорю, когда-то давно он им был, но сейчас в нем есть наличие мутагена, который может развиться во все что угодно! И говорю тебе сразу, при наших современных технологиях вывести его из организма невозможно…

— Лим…

— Да не перебивай ты меня! Это не самое страшное, кто-то в нем уже успел поковыряться, у него улучшены мышечные показатели, усилена грудная клетка, да в прочем и все тело. Но даже не это самое главное, у него уже успели поковыряться в голове, все там работает на ура. Но вот как это все работать будет не то что через год, а даже сейчас я не буду ручаться. Он тебя в любой момент сможет свести в могилу и ты даже этого не поймешь! Друг, я хочу, чтобы ты и дальше коптил это проклятое небо!

— Лим, — спокойным тоном сказал Бек, — он мой сын и мне все равно, что ты говоришь, он не причинит мне никакого вреда.

— Бек, если твой разум отказывается понимать очевидные вещи, то я приму решение за тебя. Это надо сделать сейчас, пока он беспомощен, потом может быть уже поздно. И пусть ты меня возненавидишь, все же я думаю, что рано или поздно ты меня поймешь…

— Не стоит делать лишних движений, друг, — Бек навел на Лима пистолет, — если ты навредишь моему сыну, то ты умрешь.

— Будь ты проклят старый маразматик, — обессилено сказал Лим, — пусть будет по-твоему, но и потом пеняй сам на себя, моей вины в случившимся не будет.

Девятый видел все своими глазам, он жалел, что не может услышать, о чем идет спор. Когда же Бек достал оружие, Женя попытался вырваться из оков ложа, но те держали крепко. Неожиданно, Лим взмахнул рукой, и крышка капсулы открылась, впуская вовнутрь весь гам происходящий снаружи.

— Выбирайся сынок, нам здесь не сильно рады, да и дела нас ждут.

У Девятого с трудом получилось выбраться из капсулы, конечности еще плохо слушались и ему понадобилось время, чтобы привести себя в порядок. Женя не сводил взгляд с Лима, но тот не предпринимал никаких действий, а после того, как Девятый полностью оделся, Лим плюнул на пол и сказал, чтобы они следовали за ним.

Женя все время, что они шли из лаборатории, ожидал подлянки от Лима, но тот больше не предпринимал никаких попыток заговорить с Беком. На выходе из бара их ожидал лимузин, они, забравшись внутрь, отправились в путь.

— Вас отвезти к Арабелле или у вас есть здесь еще какие-нибудь дела?

— К кораблю, там и получишь свой расчет.

Все время, что они добирались до Арабеллы, прошло в тишине, даже шумоизоляция салона мешала проникновению любого звука. Только оказавшись возле корабля, Девятый увидел, как Бек немного расслабился.

— Девятый, заходи внутрь и заводи нашу малышку, а ты, Лим, подожди, я сейчас вернусь.

Оказавшись на корабле, Женя отправился на мостик, а Бек пошел в свою каюту. Уже сидя в кресле и смотря через стекло, Девятый увидел, как Бек вышел из корабля и направился к Лиму, стоящему возле лимузина. Быстро подключившись к сенсорам корабля, Женя мог слышать практически любой шорох за пределами Арабеллы.

Бек подошел к Лиму и молча отдал тому пачку кредитов, только, когда Беку немного оставалось до трапа корабля, его окрикнул Лим.

— Прости меня, Бек, если что-то было не так и не держи на меня зла, я хотел как лучше.

Бек, не повернувшись, зашел в корабль и закрыл за собой трап. Женя видел, как Лим сел в лимузин и машина поехала в сторону города.

— Поднимай корабль, сын.

— Куда летим?

— Направляйся к ближайшему космопорту, нам нужно взять какой-нибудь заказ.

— Из-за чего ты спорил с Лимом? — решился спросить Девятый.

— Мы не сошлись в одном вопросе, но можешь не переживать мы все уладили. Ах да, теперь ты гражданин Содружества и теперь ты можешь более-менее спокойно передвигаться по цивилизованным планетам.

— Значит все прошло удачно.

— Да, тебе вживили все нужные чипы. И теперь ты официально являешься моим сыном, Девятым графом Нортоном.

— Спасибо за помощь…

— Не говори глупостей и давай управляй быстрей этой колымагой, что-то мне здесь и лишней минуты нет желания находиться.

Глава 9 Новые планы

Мы предполагаем, но не всегда всё идет так, как хочется. До космодрома они добрались довольно быстро, но вот с подходящим для них грузом возникли проблемы.

— Бек, что мы будем делать? Такое чувство, что нас просто не хотят выпускать отсюда вот и предлагают не выгодные варианты.

— Если ничего не изменится, то мы возьмем любой груз не заставляющий залезть в минус и просто уберемся из этого проклятого сектора.

— А если нам заняться добычей оружия?

— Девятый, там все поделено и нас не потерпят возле лакомых мест и просто сотрут в порошок.

— А если нам попытать счастья там, где никого нет.

— Ты имеешь в виду найти место битвы, где никого не было, так скажу тебе сразу, это практически невозможно. И дело не в том, что такого места нет, практически все такие места находятся в зонах аномалий и, чтобы попасть на место сражения, нужно сначала пройти через аномалии, а на нашей малышке сделать это будет очень проблематично, но потом еще и не попасть под…