Якудза из другого мира. Том II (СИ), стр. 35

— Нет, как раз то, что нужно. Половина пойдет на отвлечение внимания, пять героев будут заходить с черного входа, а ещё пять залетят с воздуха, откуда их вообще никто не будет ждать.

Парочка немного послушала нас, а потом парень сказал девушке на ушко, но достаточно громко, чтобы мы услышали:

— Минори, пойдем в другое место? Похоже, что тут собираются одни задроты-мангаки…

— Да, пойдем. Ой, а ведь скоро уроки начнутся, — всплеснула руками девушка.

Я тоже взглянул на часы. Опаздывать не хотелось, а вот бегать я пока был не в состоянии. В крайнем случае, могу просто быстро ковылять.

— В общем, я выяснил, где чаще всего зависают два наших общих знакомца. Этот чайный дом стоит не на отшибе, но имеет свои особенности. Там работают эксклюзивные гейши, там же и зависают двое из начальственного состава вражеской группировки. Десять человек мы запустим в лоб, сымитировав лобовую атаку. Пять зайдут с черного входа, там пошумят, отвлекая остатки обороны. А мы спустимся сверху, как ангелы мести. Вооружение будет предоставлено самое отменное. Так что подумай над этим. Я тебе скину план дома, обозначения и примерную атаку. Как будет время — посмотри.

— Заметано. Посмотрю. Но стоит учесть и оммёдо противников. Если у них в окружении будут по меньшей мере специалисты, то…

— Знаешь, Изаму-кун, когда всюду грохочут выстрелы, то трудно сосредоточиться и выдать правильное оммёдо. Или я просто сужу по себе, но мне это было сделать очень и очень нелегко. Думаю, что эффект неожиданности сыграет нам на руку. А уж когда они немного придут в себя, то на нашей стороне сформируется численное превосходство. Дальше будет только дело техники. И на нашей стороне будут не совсем простые воины. Ты же знаешь, что я наследник империи металлургии? Так вот у нас припасено несколько сюрпризов на такой случай…

Вот честное слово, он меня заинтересовал. Что это за туз в рукаве, что о нем можно говорить с такой легкой усмешечкой?

— А что за сюрпризы?

Он взглянул на мою выпрямленную ногу и сказал:

— Изаму-сан, как вылечишь ногу, так приезжай в гости. На месте всё и увидишь.

— Заметано, Масаши-сан, — церемонно поклонился я в ответ. — Пусть я и сгораю от нетерпения увидеть то, что ты припас, но согласен с тем, что сперва надо залечить ногу. По крайней мере, до той поры, пока не смогу спуститься с… Кстати, а с чего мы будем спускаться?

— А вот приедешь и всё сам увидишь. Сейчас давай поторопимся, а то можешь не успеть на урок.

Я кивнул. На протянутую руку не обратил внимания и встал сам. Поковылял так быстро, как только мог. Масаши быстро пошел рядом. Он хотел было придержать меня на приступках, но я прошипел:

— Даже не вздумай. Я не инвалид, а всего лишь временно приболевший.

Масаши поджал губы, но противиться не стал. Он понимал, что такое гордость. Да, мог бы опереться на плечо, но пока я способен ступать сам — я буду идти вперед.

— Изаму! Ты почему сбежал из больницы? — раздался позади голос Джуна Танака. — Я пришел утром, а тебя уже и след простыл. Привет, Масаши!

Масаши Окамото поклонился в ответ и дружески улыбнулся. Я же поковылял дальше, крикнув через плечо:

— Танака-сама, потом всё расскажу, сейчас опаздываю на урок. Не хочу получить минус за опоздание!

— Но у меня же…

— Да оставь, Джун, — сказал Масаши. — Пусть ковыляет, а то и в самом деле не успеет на урок.

— А где его гипс?

— Не знаю, расковырял, наверно…

Дальше я не слушал. Мне ещё предстояло забраться по лестнице на второй этаж, а времени оставалось не так уж и много. Я поднажал, но всё равно — залезать на одной прямой ноге то ещё удовольствие. Поставь, перенеси вес на палку, подпрыгни, чтобы встать здоровой ногой на ступеньку рядом и всё по новой. В итоге я психанул и закинул трость на верхнюю площадку, а сам забрался по ступенькам на руках. Да, чуть не звезданулся башкой о край ступени, когда впервые выжал вес, но всё остальное прошло успешно.

В класс я успел зайти буквально перед носом учителя.

— Такаги-сан, следует поторопиться. Звонок уже прозвенел, — наставительным тоном сказал учитель математики.

— Простите, Окагава-сан, задержался в туалете.

— Любовался в зеркале на своё отражение, — крикнул с места Сэтору.

Класс рассмеялся в ответ на шутку.

— Кстати, Мацуда-сан, а вы знаете, что мужчины смотрятся в зеркало гораздо больше, чем женщины? — с улыбкой спросил Окагава. — В оживленном месте крупного торгового комплекса около большого зеркала была установлена скрытая камера. Она в течение суток фиксировала всех смотрящихся в зеркало мужчин и женщин. Результат оказался ошеломляющим. В зеркало посмотрелось порядка тысячи двести человек. Доля прекрасной половины оказалась небольшой и выразилась числом четыреста двенадцать. Что интересно, женщины смотрелись в зеркало, чтобы убедиться, что с одеждой и прической все в порядке. В отличие от них, мужчины «по полной» занимались созерцанием себя, любимого. Хотя мужчины в защиту могут справедливо заявить, что им просто было нечем заняться и они убивали время, ожидая, пока их жены и дочери совершат все необходимые покупки.

— Возможно, что и Такаги нечем было заняться в туалете, кроме разглядывания себя любимого, — сказал Мацуда.

— Да, Мацуда прав. Мне просто необходимо было налюбоваться чем-нибудь прекрасным перед тем, как увижу его лицо, — парировал я.

Было приятно видеть, что и моя реплика достигла цели, вызвав улыбки на лицах одноклассников. А вот на лице Сэтору промелькнула гримаса недовольства. Он только покачал головой, глядя на меня. Я не отвел взгляд.

— Молодые люди, вы можете скрестить шпаги остроумия после занятий. Сейчас же, Такаги-сан, вам следует сесть на место и открыть учебник на пятнадцатой странице…

Я прошел на своё место, стараясь не сильно хромать. Кацуми опустила голову, когда я проходил мимо. Кимико с улыбкой смотрела в ответ. И эта улыбка мне не понравилась. Я дернул правым уголком губ, постарался, чтобы это выглядело презрительно.

Уж как это выглядело, судить не мне, но надеюсь, что моя рожа была мужественной и очень суровой. По крайней мере для того допроса, который я собирался учинить Кимико.

Учитель начал рассказывать о цифрах и производных от них. Я же смотрел перед собой и выстраивал цепочку дальнейших действий.

Нужно остаться с Кимико наедине, а потом выспросить у неё всё, что она знает. Выспросить или выпытать? Она может и обмануть, так что без порошка правды не обойтись. А можно ли его использовать на девушках? Почему бы и нет?

Но его ещё нужно достать. С собой не было ни крошки. Поэтому, этот план откладывался. Использовать обычные пытки? Иглы под ногти, утюг на живот и паяльник в жопу?

Не, это слишком жестко. А вот если поиграть с ней? Поиграть так, чтобы она балансировала на грани оргазма и не давать ей свалиться ни в одну, ни в другую сторону? В погоне за удовольствием женщина способна на многое, и если в этот момент задать ей парочку-другую вопросов, то от этого никому хуже не будет… Кроме Сэтору.

Но я пока что могу сделать так, чтобы Сэтору нам не помешал. Да, понятно, что он оказывает влияние на Кимико, поэтому его надо временно устранить. Как это сделать? Да проще пареной репы…

Я не стал делать изысканную лягушку, чтобы та принесла весть и позвала Кимико в нужное место. В ту самую подсобку, где мне сделали минет. Нет, я всего лишь написал записку, брутально плюнул в шею девушки жеваной бумагой из полой трубочки ручки, а после того, как она возмущенно оглянулась, бросил скомканный листок ей под ноги.

Кимико подняла бровки, удивленно покосилась на меня и отвернулась. Ну-ну, посмотрим — надолго ли хватит женского любопытства. Я был больше чем уверен, что через десять минут она уронит ручку на пол и наклонится поднять её. Заодно прихватит и записку. Так и случилось.

Девушка уронила карандаш, а не ручку. Она цапнула записку и заодно подняла карандаш. Её демарш видел Сэтору. Он зло усмехнулся, когда Кимико встретилась с ним взглядом. Я терпеливо ждал. Девушка украдкой развернула записку, быстро пробежалась глазами и кротко кивнула.