Якудза из другого мира. Том II (СИ), стр. 2

— Здравствуйте! — громко приветствовал я пожилого мужчину, сидящего за обширным столом. — Я к вам для охраны порядка. Чтобы не хулиганили тут и вообще… Вы в порядке?

Мужчина откинулся на спинку кресла, а его красное лицо потело и подергивалось, как будто в припадке. Босс игорного дома судорожно вздрагивал и ерзал на кожаном сидении.

— Эй, вам плохо?

— Подожди… подожди… вот сейчас… сейчас… Да-а-а-а, — со стоном обмяк мужчина в кресле.

Он прикрыл глаза и чуть подергивался секунд десять. После этого взял со стола пачку сигарет, вытащил одну и прикурил от золотой зажигалки.

Причина такого поведения показалась чуть позже, когда он посмотрел вниз, под стол, и благосклонно кивнул. Послышалось вжиканье молнии, а после из-под столешницы показалась лохматая макушка. Женщина лет тридцати вылезла наружу, вытирая губы салфеткой. Она выглядела довольно миловидной и привлекательной. О том, что она делала под столом, несложно было догадаться.

— Госпожа Хакито, ваш долг закрыт, — выпустил струю дыма в потолок господин Кибаято. — Постарайтесь больше не влезать в кредитную яму. Мы всегда рады видеть вас в нашем заведении…

— Спасибо, господин Кибаято, — поклонилась женщина. — Всего доброго.

— До свидания.

Мелко семеня, женщина прошла мимо меня и стрельнула глазками. Я чуть отступил в сторону, пропуская её.

— Задолжала за игру, — кивнул на неё мужчина. — Чуть ли не каждую пятницу так отрабатывает. А остановиться всё никак не может. Азарт сильнее гордости старинного рода…

— Ого, так она из старинного рода?

— Да, последняя из рода Хакито. Раньше её род владел рисовыми полями и считался одним из самых богатых, пока не перешел дорогу интересам императора. После уничтожения всех мужчин женщины разбежались кто куда. Мне кажется, что она последняя, и я жду не дождусь, когда она поставит на кон родовые земли. Пока что отрабатывает вот так… Знаешь, как приятно осознавать, что тебе сосет аристократка?

— Могу только догадываться, — улыбнулся я, вспоминая подругу Окамото в той темной кладовой.

Так как мы сейчас с Окамото друзья, то и говорить об этом не стоит. Было и было — шалости прошлого.

— Новенький охранник? И к тому же хинин? — окликнул меня Кибаято, вырывая из воспоминаний. — Какой молодой… Впрочем, постой! А не ты ли это участвовал в недавнем «Черном кумитэ»?

— Ну да, — пожал я плечами. — Меня вынудили.

— Ага, тоже должник? Впрочем, твоя участь вряд ли лучше участи госпожи Хакито. Ты тоже вынужден отсасывать у работодателя. Мальчик-сосун…

— Господин Кибаято, — подбавил я металла в голос. — Я пришел не выслушивать ваши сексуальные домыслы, а охранять порядок в вашем заведении. Напоминаю о вежливости и адекватном отношении.

— Пока ты здесь — ты моя собственность и будешь делать то, что я скажу, — тут же посерьезнел мужчина. — Скажу, чтобы пол мыл своей рубашкой и будешь мыть — иначе я могу нажаловаться госпоже Сато…

— Вы забываете, что я всего лишь нанятый человек. У меня есть свои принципы и своя честь, которой не должна касаться ваша фантазия.

— Да? А если я сейчас откажусь от твоих услуг? А? Что? Вот прямо сейчас возьму и позвоню Мизуки. Скажу, что ты не годишься для охраны. Слишком молод и глуп…

— Это ваше право, — отрезал я. — Но я не ваша собственность. Мы равноправные партнеры и я требую к себе уважения.

— Хуения ты требуешь, — хмыкнул Кибаято и снял телефонную трубку. — Всё, ты меня достал. Я звоню Мизуки.

Он сказал это, а сам вперился взглядом мне в переносицу, ожидая появления эмоций. Как же часто я видел подобные взгляды у бывших начальников, которые строят из себя местных божков, а на деле больше всего боятся потерять место своей жопы. И ведь ничего из себя не представляют, но всегда стремятся показать, что они выше неба, а ты — вошь подзалупная…

— Это ваш выбор!

— Хм, ну смотри… Алло? Здравствуйте, госпожа Сато-сан. Как поживает ваш папа? Как ваше здоровье? Спасибо, у меня тоже хорошо. Госпожа Сато-сан, прошу прощения, что отрываю вас от важных дел, но у меня к вам просьба — не могли бы вы прислать другого охранника, вместо толстого хинина? Он ведет себя слишком вызывающе, дерзит и отказывается выполнять свои обязанности.

Я едва не ошалел от такого разговора. Хотел уже вскочить на стол, пинком в челюсть вырубить этого кабана и придушить телефонным шнуром. Уже напряг мышцы ног, когда он протянул мне телефонную трубку.

— Тебя спрашивают.

Я взял трубку. Внутри всё подрагивало и пришлось сделать пару вдохов и выдохов, чтобы успокоиться. Сука, до чего же Кибаято походил сейчас на одного из моих бывших начальников…

— Да? Привет, госпожа Сато-сан, — сказал я в трубку.

Сказал специально с официозом в голосе. Всё-таки в присутствии посторонних следовало проявить уважение.

— Что у тебя случилось, Изаму? — раздался в трубке усталый голос.

Похоже, что больная рука Мизуки не дает покоя. Бедная, она получила ранение магическим мечом и теперь мучается, стараясь сдержать распространение заразы на другие части тела. Ей явно было не до меня.

— Господин Кибаято оскорбил меня, а когда я напомнил ему о правилах приличия, то оскорбил ещё раз. Он пытается заставить меня делать то, чего я не должен делать. В частности, намекал, что я буду мыть полы рубашкой по его указанию.

— Эх, Изаму, что же с тобой так непросто? Ладно, я сделаю примирение. В общем, я сейчас пришлю другого человека, а ты можешь остаться гостем в игровом доме и последить за работой охранников. Подучишься работать. Отдай трубку господину Кибаято.

Я протянул трубку мужчине. Тот послушал три минуты, вставляя редкие «да» и «да, конечно». После этого он попрощался с Мизуки, повесил трубку и с улыбкой уставился на меня.

— Ну что, друг мой Изаму, несмотря на произошедшее недоразумение, я предлагаю забыть наши разногласия. Сегодня я буду гостеприимным хозяином игрового дома, а ты моим гостем. Располагайся и ни в чем себе не отказывай.

Пришлось кивнуть и покинуть комнату. Внутри всё кипело, но я старался сдерживать себя. Твою же мать, вот как так? На ровном месте, вообще не из-за чего… Просто из-за того, что какой-то мелкий босс захотел себя поставить выше наемного работника, я должен выглядеть плохо в глазах Мизуки?

Я не справился с заданием… Это плохо. Это очень плохо. По тону Мизуки было непонятно — что она думает?

Слегка в расстроенных чувствах я вышел в зал. На кармане было немного наличных, и я решил сыграть в рулетку. Всё равно вечер пропал, а так… Может, моральное удовлетворение от выигрыша получу?

В игровой зал начали прибывать игроки. Я присоединился к столу с рулеткой и начал играть по старой традиции. Сначала ставил на красное тысячу иен. Если выпадало черное, то удваивал ставку и снова ставил на красное. Если снова черное, то на красное ложилось уже четыре тысячи иен. И так до тех пор, пока не выпадало красное, удваивая выигрыш.

Ленивый Тигр и Малыш Джо поглядывали на меня с сочувствием. Но не подходили. Боялись, что попадут под горячую руку?

Делал ставки автоматически, думая о предстоящем разговоре с Мизуки. Что будет? Обойдется или нет? О наказании с пальцами я уже слышал — стоит ли такой промах лишения мизинца?

Пока я так думал, то разогнался до ста двадцати восьми тысяч иен. Красное не выпадало и не выпадало. Я собрался в очередной раз поставить на красное, когда меня что-то толкнуло под локоть, и рука со ставкой прошла чуть дальше. Ставка упала на тринадцать, черное.

— Ставки сделаны, ставок больше нет! — тут же провозгласил крупье и крутанул шарик.

Я хотел было остановить, хотел крикнуть, что это всё неправильно, что всё это подстава, но… потом решил махнуть рукой. Хрен с ним. Ведь это всего лишь деньги. Пусть это одни из последних денег, но потом наживу как-нибудь. Всё же лучше, чем потерять лицо, требуя вернуть всё обратно. Перед глазами промелькнула рожа Кибаято, который обязательно будет ржать, глядя на моё бессилие. Я уже развернулся, чтобы пойти к выходу, когда голос крупье заставил меня остановиться: