Бродяга (СИ), стр. 90

— Вот уж нет! — лукаво протянул Ровер, улыбнувшись. — У мужа больше власти. Я смогу свободно командовать тобой, требовать, придираться, а ты не сможешь возражать.

— Ну конечно, мечтай, — улыбнулась и Кьяра.

Но когда Хайди и Тан оставили их одних, улыбка сразу же сошла с лица Ровера.

- Как ты могла? Кьяра, как ты могла не рассказать мне обо всём сразу?

— Боялась, что снова сделаю тебе больно. Ты не можешь постоянно мучиться из-за меня, — прошептала она, целующему её Роверу. Так бережно и неторопливо, растягивая удовольствие, он занимался с ней любовью впервые. Уравновесив свои эмоции, скворанин не отпускал её до самого острова Шейт.

Глава 44

Нельзя сказать, что Ава удивилась, по этой служительнице веры, взявшей под контроль свои эмоции, вообще сложно было определить, что она испытывает.

— Если упёртый, то упёртый до конца и во всём, — произнесла она, окинув взглядом внука. — Безумство храбрых? Так он когда-то отзывался о любви, — пояснила Ава Кьяре, покосившись на шкатулку в руках Тана. — Так значит, Ярос погиб?

— Яшвары, — сухо ответил Ровер. — Мне нужен ритуал бракосочетания.

— Ты же не веришь ни во что. Зачем тебе формальность?

— Накатило вдруг, корни предков откликнулись. Хочу, чтобы этого нельзя было отрицать, хочу, чтобы нас связывало нечто … священное. Кьяра верит в это.

— А что ты скажешь дитя? — взгляд Авы изменился, стал пристальным, проникающим и тёплым. — В сердце, где смешались любовь и боль нет места разуму. Ты была отдана скворанскому мужу, но стать женой хала — это иная степень самопожертвования. Действительно ли ты готова к этому?

— Я был рождён халом, но теперь я обычный бродяга! — вмешался Ровер, как всегда, в общении с Авой слишком вспыльчиво. — К чему это?

— А к тому, что у высокореждённых не бывает вдов, — спокойно проговорила Ава, изучая эмоции Кьяры своими пристальными скворанскими глазами. — В случае твоей смерти — ей надлежит последовать за тобой. Один из круга должен будет лишить её жизни. Таков обычай. Ты ведь хочешь ритуал, и как ни крути, но ты хал Скай Морт!

— Я согласна! — быстро выдохнула Кьяра. — Так даже лучше. Проведите ритуал праматерь. Этому необходимо быть, — добавила она на скворанском.

Окутанные сизым туманом, под сонм жриц храма, возносящим к Истоку «песнь завета» Скай и Кьяра получили благословение и новые символы, свидетельствующие о приобретенном статусе.

— Отметим? — скривился Тан, встречая их. — По этому поводу стоит нажраться. А если сложить все причины, заслуживающие пьянки, то … невольно начинаешь завидовать тем, кто не с нами.

— И тем не менее — я счастлив, — вдруг остановился Ровер, взглянув на Кьяру. — Ты всё что мне нужно, — прошептал он, привлекая её к себе. — Вместе сколько бы не отмерено?

- Всё наше, — кивнула Кьяра, засветившись изнутри нежностью.

***

— Что случилось, Скай? — напряжённую атмосферу рубки прорезал голос появившейся Кьяры, подозрительно окидывающей взглядом то мужа, то Тана.

— А с чего ты взяла, что что-то случилось сладкая? Всё путём.

— Ты вручную управляешь кораблём, у Тана побелели глаза, и он пытается поднять уровень щитов. Так что не надо заливать!

— О, я не могу взваливать на тебя это тяжкое бремя, — с сарказмом выдавил Ровер, не отрывая глаз от голограммного спектра.

— Мстишь? Серьёзно? У нас на хвосте яшвары, ведь так?

— Не именно у нас, ящеры просто заглянули в этот квадрат. Оказывается, кроме тебя их интересует ещё кто-то или что-то. И чтобы они нас не засекли мы вынужденно садимся, где придётся.

— Наше «где придётся» закоулок галактики — малый Амос, или как называют его пираты — Москит, — добавил Тан.

— Сколько их? — напряженно уточнила Кьяра, поджав губы.

— Три корабля. О чём ты думаешь? — прищурился Ровер. — Мы не можем дать им бой, они передадут координаты и вдогонку ящеры вышлют гончих. Нам нельзя обнаруживать себя Кьяра, в этом случае лучше затаиться. Я ненавижу их так же, как и ты, но даже я сдерживаю себя. Доверься мне и всё будет хорошо. Лады?

— Презираю этих ублюдков! — прошипела Кьяра на скворанском, исчезая в коридоре.

— Интересно, это беременность делает её такой неуравновешенной? — пробормотал Тан. — Иногда я её опасаюсь. Представляешь, отобрала у меня дивайс, сказала, я не заслужил! Сначала дала игрушку, а потом забрала. Вот на фига он ей?

— С кем поведёшься — того наберёшься. Может, вокруг неё просто слишком много скворан?

Несмотря на то, что они вот уже как два часа тратили ресурсы щитов на маскировку, опустившись на планету, Кьяра тем не менее торчала в рубке, не сводя глаз с обзорного спектра.

— Ну? Нельзя же так, — обнял её Ровер. — Мы пересидим здесь и затем рванём как можно дальше от них. Щиты гасят всю нашу активность, в том числе и мозговую. Ящеры не чувствуют нас.

— Места себе не нахожу, — выдавила Кьяра. — Эти твари здесь, поблизости. Руки так и чешутся пойти и уложить их с пару десятков!

— Откуда в тебе вдруг столько кровожадности? А потом снова будешь рисовать чёрточки да лепестки?

— Эти не считаются. Видно ребёнок, что внутри, будет ещё тем скворанином. Мне совсем крышу сносит Скай. С полуслова становлюсь бешеной фурией.

— Нужно пойти и попросить у Хайди чего-нибудь успокоительного для издерганной кудряшки.

— Не хочу, — отмахнулась Кьяра, беря наушники. — Лучше послушаю, что-то же здесь всё-таки происходит.

Через десять минут она вывела полученный сигнал на громкую связь, и в этих обрывках было отчётливо слышны звуки боя.

— По ходу, мочат скворан, — протянул Тан, вслушиваясь. — И помощь к ним не придёт.

Кьяра встретилась глазами с Ровером.

— Нет! — рявкнул он её умоляющим глазам. — Я не стану рисковать своей семьёй! Это глупо!

— А я чувствую себя мерзко, прячась здесь, когда там нуждаются в помощи! Большинство тех, кого я люблю — скворане! И я буду себя ненавидеть, если мы не попытаемся.

— Предлагаю заклеить ей рот, связать и запереть в грузовом отсеке, — бросил Тан. — Вообще рехнулась?!

— Ты ведь легендарный бродяга Скай, — продолжала настаивать Кьяра, глядя на мужа. — Ты будешь не ты. Вдвоём мы уложим их больше, чем если бы нас был взвод. Используем эффект неожиданности и ошейники Тана.

— Они ещё не испробованы! — возмутился Тан.

— Вот заодно и протестируем. Прошу тебя Ровер! — прокричала Кьяра, снова теряя контроль над собой.

— Ты ведь этого не сделаешь? — в ужасе протянул Тан, читая эмоции друга.

— Хайди говорит, что из-за каких-то там антител плода и повышенных гормонов нервная система Кьяры на граничном пределе, у имерцев эмоциональный ресурс ограничен, они не мы. Если сделать как ты предлагаешь — я могу потерять свою жену. А так я хотя бы буду рядом.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Да ну? Конечно, валите, а от трёх яшварских корыт я как-нибудь сам отмахаюсь, — съязвил Тан. — Ваши трупы забирать обязательно?

В горячей точке они действительно оказались большим сюрпризом как для скворан, так и для яшваров. Особенно для последних, когда Ровер и Кьяра принялись палить, сжимая в каждой руке по пульсару.

Скворане приняли подмогу с одобрением — они не стали вести огонь на два фронта, и это был знак того, что скворане «рады» чужакам. Хотя с боевыми капсулами по всему у них была напряженка, а корабль разбит, и трупов на земле было больше, чем живых. В основном, скворане перешли уже на рукопашную, если успевали добраться до яшвара раньше, чем тот выстрелит. С появлением свежих сил, даже в лице двоих, скворане оживились, ринувшись на яшваров с настоящим остервенением. Но ящеров всё равно было больше в разы.

Ровер и стрелял, и дрался, и уворачивался в пределах видимости, ощущая в своей неуязвимости огромную прореху — Кьяра была рядом, но он не мог буквально закрыть её своей спиной, поэтому периодически Ровер бросал на жену пульсирующие обеспокоенные взгляды, готовый в любую секунду броситься на её защиту.