Бродяга (СИ), стр. 82

— О чём ты говоришь?

— О тактике, — улыбнулся Ровер, заглядевшись в эти полные недоумения глаза, потянувшись к девушке всем своим существом. — Давай взглянем на ситуацию реально. Я тебя не отпущу — это уже ясно. Вернуться назад, повторить наши отношения тоже уже невозможно, как и начать с чистого листа. Но можно двигаться дальше с тем, что имеем, прирастая друг к другу рваными краями ран.

— А причём здесь промежутки? — нахмурилась Кьяра, и Ровер счёл её настороженное личико невероятно трогательным, улыбнувшись ей ещё таинственней.

— Притом, чтобы что-то пришить накладывают стежки. Промежуток за промежутком. Мы с тобой взяли острые иглы и шьём. Сейчас как раз настало время следующего стежка, — выдохнул он последнее слово у её губ, прежде чем поцеловать её. — И не рассчитывай, что я не захочу повторения того, что случилось в грузовом отсеке. Теперь я послал к чёрту даже свою гордость. Мне нужна твоя ласка Кьяра, но я не могу тебя принудить, — и тем не менее, целуя её, Ровер упорно стаскивал с неё одежду.

За время общения со скворанами, Кьяра уже досконально изучила их повадки — когда скворанин входил в такой любовный раж, чтобы остановить его нужно было либо пристрелить, либо поддаться и получить удовольствие, но не коим образом не отталкивать, иначе его взбесившиеся эмоции выпустят монстра, способного причинить увечья или же он начнёт изничтожать морально. — Я не зайду дальше, чем ты мне позволишь, — прошептал Ровер, проведя ладонью по уже полностью обнажённой девушке, — Но я хотел бы тебе кое-что напомнить, Кьяра. О том, как раньше нам было хорошо вдвоём.

«Звёзды, на меня падают звёзды! Тысячи мерцающих разноцветных вспышек!».

Глава 40

Теперь была её очередь вздрагивать и стонать от прикосновений его губ. Ровер будто специально доводил её до исступления, чтобы она попросила его снова стать её мужчиной. Но Кьяра не просила, и тогда, от чувства и запаха любимой женщины у обезумевшего скворанина «отказали тормоза». Он вошел в неё, хоть она и не позволяла, а когда он оказался внутри — вырываться и бороться с ним было уже бессмысленно. Кьяра просто напряженно затихла, предоставив ему возможность закончить. Теперь она дрожала, но уже по другой причине, стараясь не разреветься.

— Кьяра, — виновато прошептал Ровер, коснувшись её после того, как перекатился и лёг рядом. — Теперь ты презираешь меня?

— Нет Скай, нет. Просто помолчи сейчас, — выдавила она, глядя в потолок. — Мне тяжело проститься с ним, … я словно всё ещё жду возвращения Яра, — произнесла через время Кьяра. — Я ещё не готова Скай Ровер, а ты не должен меня заставлять. … Будем считать, что этот стежок вышел кривым.

— Рваные края раны Кьяра, — Ровер обнял её, несмотря на её холодную отчужденность. — И хоть секс для скворан, почитателей культа тела, имеет огромное значение, потому что акты совокупления на время стабилизируют наши эмоции, но с тех пор, как мы расстались, я не получал удовлетворения от других женщин даже если они и старались. Ты приручила моё тело к себе, мой разум, мои эмоции. Секс с любимой женщиной и секс с залётными подружками — это две огромные разницы. Кстати, слова Яроса. … Ты хочешь сохранить в памяти вашу последнюю с ним ночь, а я прекрасно помню наш последний раз с тобой. Ты помнишь? А я да! Как раз перед тем, как меня схватили, чтобы погрузить в криокапсулу, когда ты была ещё целиком и полностью моей. Мне тоже тяжело Кьяра. Ты жива, ты рядом, но ты не со мной, ни душой, ни телом. И после всего — это просто убивает меня!

— Мы … попробуем в другой раз Скай, — она всё-таки посмотерела на него, ласково проведя рукой по его напряженному лицу. — Позже. И ты не прав. Я с тобой. Разбитая на кусочки, но с тобой и телом и душой. Вопрос в другом, хватит ли у нерасположенного к терпению скворанина этого самого терпения и умения прощать?

— У тебя уже есть ответ. Я люблю тебя и проклят тобой. Эмоции управляют разумом скворанина, а я завис, зациклился на одной, и мне с ней одновременно трудно и легко. Когда … я очнулся в плену у имперцев, когда меня пытали — я думал о тебе, и мысли, незнание жива ли ты, приносили мне гораздо большие терзания. Когда … криокапсулу заполняли газом — меня ужасала мысль не о такой убогой смерти, а о том, что я больше тебя не увижу. Когда … я начал отходить от стазиса и просыпаться — первое что я услышал — это был твой голос. Я не мог пошевелиться, не мог открыть глаза или выдавить хоть какой-нибудь звук, но твоё присутствие дарило мне, вернувшемуся с того света такую неисчерпаемую радость. … Это уже позже до меня начал доходить смысл твоих слов, что ты бормотала мне, держа меня за руку. … В состоянии чувствующего и соображающего бревна я узнал, что моя девушка уже принадлежит другому — моему лучшему другу, и у них будет ребёнок. … И мне захотелось обратно в стазис. Но доктор Хайди Сноу сделала всё возможное, чтобы вернуть меня в строй. Только с тех пор, каждая моя мысль возвращается к тебе, лишая меня желания дышать. И ты ещё смеешь упрекать меня, что я боялся любить?

Отвечать, либо заверять его в чём-то Кьяра не стала. Просто с силой сжала его руку.

Бочка и правда напоминала перевалочную базу нелегальных беженцев. Кьяра насчитала по меньшей мере семнадцать кораблей. И даже здесь, пираты умудрились приспособить искусственную гравитацию, лишь бы только получить возможность открыть очередной притон, куда тут же сползлись шныри, торгаши, в том числе торгующие телом, и наёмники. Хайди наотрез отказалась покидать корабль и отправляться в, по её словам, «дыру с сомнительной системой жизнеобеспечения, бракованными фильтрами и низкопробным кислородом». Поэтому она осталась вместе с Джеем на борту, а остальных ждал микромир бочки. Ияс и Амина покидали корабль насовсем, и этот факт совершенно не тешил брата и сестру, и совершенно не заботил капитана. Хотя все сошедшие с корабля одинаково чувствовали себя здесь неуютно и напряженно. Ровер даже не взглянул в сторону уже бывших членов своей команды, такова была его скворанская натура, зато он оберегающим жестом прижал к себе свою любимую девушку, заботясь исключительно о том, к чему была привязана его душа.

Кьяра просто держалась рядом с Таном и Ровером … пока не услышала знакомый голос в своей голове.

— «Я надеялся, что в скором времени скворанин обязательно заглянет сюда. Рад, что ты жива. Нам нужно поговорить в безлюдном месте с глазу на глаз. Иди к северной зоне, там есть недостроенный порт»

— А … пока вы здесь решаете проблему пополнения запасов, я немного осмотрюсь тут, — как можно непринужденнее бросила Кьяра скворанам, улыбнувшись почти без натяжки.

— Никуда ты не пойдёшь! — категорично заявил Ровер. — Здесь полно всякого сброда, и девушке не следует бродить здесь одной. Даже если ты можешь постоять за себя, — произнес он с нажимом в голосе, заметив выражение её лица. — Не проси!

Какое-то время Кьяра отиралась поблизости, наблюдая за каждым, с кем общался Ровер, и как только скворане вступили в жаркий спор с очередным дельцом — Кьяра попросту улизнула, прекрасно осознавая последствия такого поступка.

В этой части бочки было темно, холодно и пусто, но девушка знала, что в полумраке, ожидая её, скрывается гуманоид.

— Баал! У меня очень мало времени. Если у тебя есть что сказать, говори сейчас же! — приглушенно процедила она, всматриваясь в темноту, откуда действительно шагнула фигура, закутанная в плащ с широким капюшоном.

— «Яшвары знают, что наследие живо, и что оно спрятано в девушке», — Баал, посмотрел ей в глаза глазами яшвара. — «Они идут по твоему следу. Поэтому они напали на колонию Учур, поэтому разгромили Терру. Они ищут тебя Кьяра Сноу!»

— Откуда … — Кьяру скрутило в узел от ужаса. — Откуда они узнали?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- «Явно не от меня. Я лишь наблюдаю со стороны. Но я такой не один. Ты даже не подозреваешь, сколько незамеченных глаз следит за тобой под разными масками. У яшваров есть свои шныри, а яшвары, убившие твоего мужа и видевшие твою убегающую спину удостоверились, что оружие в твоей голове».