Бродяга (СИ), стр. 76

— Нам нужно было как-то выживать …в своём отколовшемся отдельно существующем мире. Я не собираюсь оправдываться, мне просто позарез нужно на Терру, я ведь обещала ему. … Могу я… побыть одна? — физически, Кьяра ощущала, как из неё буквально испаряются силы, и пустоты тут же заполняются холодным вакуумом. — Приемлемо чтобы нам с Джеем выделили отдельную каюту?

— Нет, ты будешь спать здесь на полу в узком коридоре между вторым и третьим ярусом, — это была ирония и Ровер сердился. — Ведь ты считаешь, что именно так я должен поступить с тобой да? Держать силой и унижать из мести за прошлое. … Не надо Кьяра, — покачав головой, Ровер легко поднялся на ноги, протягивая ей руку. — Не стоит ожидать от непредсказуемого скворанина мщения или докучания. С тобой я веду себя как раз очень ожидаемо — как идиот. Идиот, который всё ещё любит тебя, но идиот гордый, который ни за что не захочет пройти через это безумие второй раз. Пойдём, я покажу тебе мой новый корабль — он само совершенство.

Глава 37

— Что наша Кьяра? У тебя получилось наладить контакт с сестрой? — усевшись в свой любимый угол дивана, в каюте отдыха, Ровер устало вытянул свои длинные ноги.

— Сколько я не заглядывала, они всё время спят, — пожала плечами Хайди.

— Шестнадцать часов подряд? Я хоть и не врач и то я понимаю, что это ненормально.

— Тише, — шепнул Тан. — Идёт.

Из коридора действительно скользнула Кьяра, прошла через проходную каюту отдыха, и абсолютно игнорируя присутствующих, направилась в столовую, которая была как раз напротив. Открыла холодильник, порылась в одном из шкафчиков, и набрав продуктов, собралась повторить маршрут в обратную сторону. Но когда Кьяра повернулась, дорогу ей перегородила незнакомая скворанская девушка.

— Здравствуй, я Амина, — улыбнулась скворанка, её глаза переливались мягким серебристым цветом.

— Отойди, — мрачно буркнула Кьяра, смерив её придирчивым оценивающим взглядом.

— Я всего лишь пытаюсь быть приветливой, — скворанка оставалась по-прежнему дружелюбной. Остальные пристально наблюдали за разворачивающейся сценой.

— А я что создаю впечатление приветливого человека, желающего подружиться? — на бледном лице Кьяры, было написано совершенное равнодушие.

— Но мы теперь одна команда…

— И что с того? Нам теперь пренепременно нужно потрещать о нашем женском? — съязвила Кьяра. — Я прошла мимо и мне уже известно всё, что мне нужно знать о вас. Ты милая девушка, тебе нравится Ровер, вы вместе спите, и я за вас рада. Тот парень, — не глядя, кивнула Кьяра на ещё одного новенького, — твой брат, Ияс. Вы изгнаны Сквораном за преступления вашего отца. Вы такие же бродяги, как и все на этом корабле, солдаты удачи, живущие одним днём. Хочешь что-то добавить?

Скворанка сконфуженно отступила в сторону и Кьяра пошла дальше.

— Может, это не слишком подходящая пища для ребёнка? — с укором заметила ей Хайди, когда она проходила мимо скованной компании.

Застыв на миг, Кьяра вернулась, спокойно сложила продукты, став напротив сестры, и опершись руками о поверхность стола, она подняла глаза, вызывающе усмехнувшись:

— Давай Ди, прочти мне ещё лекцию о детском питании. Ты же у нас всегда была такой умной, такой правильной. А Кьяра сумасбродка была такой чудачкой. Теперь же она бедненькая обезумела от горя и её тем более нужно контролировать и опекать, — выражение лица Кьяры изменилось, улыбка исчезла, уступая место жесткости. Её прекрасные зелёные глаза сузились и потемнели. — Раз уж вы вытащили меня из того холодильника, хотя вас никто и не просил, никогда больше не смей меня поучать! Я взрослая женщина, это мой ребёнок и я не нуждаюсь в ваших советах доктор Сноу! Можешь на меня злиться, можешь поджимать губы, но ты не с того начинаешь Ди. Мы хоть и сёстры, но ты никогда не чувствовала меня.

— Нужно было спросить у тебя «как спалось?» или «какие планы на сегодня?», — с сарказмом вступился за Хайди Ровер. — А может, нужно было просто сказать, что сегодня ты выглядишь намного лучше? Проблема в том, что ни один из нас не твой Ярос, мы же кретины, мы никто, мы и близко тебя чувствовать не умеем, — его болезненный намёк возымел своё действие.

Наклонив голову, Кьяра грустно усмехнулась:

— Знаешь, я тут подумала, что ты сам не знаешь, о чём просишь меня Скай. Ты не выдержишь моего присутствия на корабле. Тебе кажется, что будет легче, но это не так. Ты всё ещё зол на меня, твои упрёки выскакивают без контроля, а я не стану их просто так сносить. Я тебе сейчас отвечу, и ты почувствуешь, как неловко нам придётся, — Кьяра подошла к нему, и наклонившись поцеловала прямо в губы. Поцеловала так, как делала это раньше, когда-то, и он тут же откликнулся, потянувшись к ней. Но девушка резко тут же отстранилась:

— Только продолжения быть не может, и ты это знаешь. И как ты себя после этого чувствуешь? Скай, нам нельзя находиться вместе в замкнутом пространстве. Глядя на меня, ты будешь думать о моих чувствах к Яросу. Я же хочу запомнить во всех подробностях последнюю ночь, проведённую со своим мужем! Потому что я больше никого не смогу любить сильнее, чем я любила его, потому что ни с кем я больше не переживу тех моментов, которые мы пережили с Яром.

— Раз так, — взрываясь, прошипел Ровер, вскакивая, — тогда ты не станешь стремиться быть с кем-то ещё, и меня это утешит! Ты стала жестокой Кьяра! Не смей этого больше со мной вытворять! Я перед тобой ни в чём не виноват! И я всё равно с тобой не согласен! Ты останешься с нами женщина, и в замкнутом пространстве этой консервной банки мы будем с тобой сходить с ума на пару, пока смерть не разлучит нас! — раздражённый скворанин изо всех сил врезал кулаком по столику. Прочный сплав выдержал — кулак нет, сложенные Кьярой продукты разлетелись по полу. Амина ринулась за медпакетом, Кьяра ползая стала сгребать мягкие упаковки. Последнюю, окровавленной рукой ей подал Ровер.

— Ты больше не ведешь дневник? — резко сменив тему, что скворанам было свойственно, поинтересовался он, не отпуская запайку с фруктовым пюре, которую Кьяра тянула на себя.

Кьяра отрицательно потрясла головой, отводя взгляд. Но замешкав возле него, она всё-таки пояснила:

— Я вела дневник, потому что мне некому было выговориться, но затем такая необходимость отпала. Яр прекрасно умел слушать, и кроме него у меня ещё появилась подруга. Лэа. … Она… — судорожно вздохнув, Кьяра быстро заморгала, — Лэа погибла, как раз перед тем, как Ярос запер нас в том рефрижераторе. Бежала за мной, … и вдруг упала. Она умерла не сразу, но Яр даже не позволил мне с ней проститься. … Сейчас я не готова разговаривать, и в твоей команде вряд ли найдутся дежурные уши, способные вынести меня и понять. Так что я стойко замуровываю в себе течь, чтобы не расплескаться.

— Наша. Команда не моя, она наша, — упрямо поправил её Ровер, пожирая глазами девушку, которая своим поцелуем взбаламутила в нём столько непрошеных эмоций.

— Они все меня ненавидят Скай, — криво усмехнувшись, Кьяра поспешила уйти.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Ты понял, что она задумала? — хмыкнул Тан, задумчиво потирая подбородок. — Чтобы снова не стать твоим личным палачом, она хочет вынудить тебя самого отказаться от неё. Кьяра собралась тебе доказать невозможность нашего единства. И в какой-то степени я с ней даже согласен.

— А может, я хочу усугубляться, обременяться и впадать в извращенный мазохизм! — нервно бросил Ровер, покидая каюту, выхватив на ходу из рук Амины пакет первой помощи.

Когда послышалось шуршание двери, Кьяра как раз пыталась втолкнуть капризничающему малышу хоть немного еды. Сначала рядом с ней упал медпакет, затем в пол оборота уселся и сам Ровер. А так как он играя желваками упорно молчал, Кьяра снова принялась уговаривать сына:

— Джей смотри как вкусно, м-м-м, — для наглядности она даже облизала ложку. — Ну, давай попробуем. — Но тот лишь упрямо болтал головой из стороны в сторону. — Джеяр немедленно открой рот! — срываясь, прикрикнула на него Кьяра, за что малыш тут же выбил из её рук баночку с пюре.