Бродяга (СИ), стр. 72

— «Речь не о ребёнке, а том, что в тебя вложили давным-давно. Яшвар. Вспомни!» — тон гуманоида будто даже стал раздражительным. — «Это ведь не первый твой телепатический контакт. В твой мозг прописана программа. Тот, кто создал её был гением, специализирующимся на оружии. В твоей голове бомба Кьяра Сноу. Если программу извлечь, можно воссоздать то, что уничтожит миллиарды жизней. Вижу по твоему лицу, что ты вспомнила»

— Верно, в детстве была неприятная история с заключенным яшваром, он прикоснулся ко мне. И как же извлечь из меня эту дрянь, а самое главное, как уничтожить?

— «В этом всё и дело. Это можно уничтожить только вместе с тобой. И даже если её извлечь — ты всё равно погибнешь. По крайней мере если говорить о тех способах извлечения, что знаю я. Человек не приспособлен к таким методам внедрения в мозг, записать легче чем стереть. По законам системы Яшвр — ты теперь собственность яшваров. И когда они тебя найдут — они любыми способами попытаются извлечь программу»

— Как они найдут меня? Им не известно о моём существовании, иначе они бы уже давно это сделали!

— «Дело случая. Любому яшвару достаточно со стороны прощупать твой мозг. Я ведь узнал, хотя от них во мне всего лишь часть»

— И что же мне делать? — как ни странно, но Кьяра верила ему, и ею постепенно начала овладевать паника. — Убить себя? Но даже ради спасения миллиардов жизней … я не хочу умирать. Я хочу увидеть своего ребёнка, быть рядом с любимым мужчиной. Как мне защитить всех и при этом выжить?

— «Нужно искать способ. Этим займусь я. Никто не ненавидит яшваров так как я. А тебе я обязан жизнью, значит — мы теперь команда. От тебя сейчас требуется держаться от яшваров подальше и убивать всякого из них, если вдруг напорешься. И ещё … тот скворанин, который хал — он уже не только слышит тебя, но и понимает. … Извини, но я считываю информацию в полном объёме и историю ваших безумств я получил в придачу. Ах да, надеюсь, ты понимаешь, что рот необходимо держать на замке? Если хоть кто-то узнает о твоей немаленькой проблеме — тебя захочет уничтожить любая из сторон»

— Я похожа на идиотку? — упавшим голосом выдавила Кьяра.

— «Ты похожа на растерянную и перепуганную женщину, которая обязательно захочет с кем-нибудь поделиться. А конкретно с тем, кого любит. И тогда это уже невозможно будет скрыть. Думай о ребёнке, если тебе так будет легче. Я сам тебя найду, когда возникнет необходимость».

Глава 35

Неизвестно сколько она просидела на развалинах, пытаясь унять в себе эту дрожь, чередующуюся с полным оцепенением, пока наконец не поднялась на подкашивающихся ногах, которые снова привели её к медбокс к Скаю.

— Нам нужно о многом поговорить Скай Ровер, мне есть что тебе сказать, — Кьяра несколько раз тяжело вздохнула. — С тех пор, как я слышала твой голос в последний раз — прошло девяносто два дня. Сначала у меня на руках истекая кровью чуть не умер Яр, потом ты. … Я думала, что сдохну от этих мыслей о тебе, я искала и надеялась, как сумасшедшая. Мы придумали план и проникли в криотюрьму, где удача в очередной раз нам улыбнулась. Это был чистый фарт, как говорит Ярос. Никогда не видела ничего ужаснее, чем твоё лицо в той капсуле. Я силой заставила свою сестру помочь мне, взяв её в плен, я столько безумных вещей совершила. … Я любила тебя, Скай, как же я тебя любила, да и сейчас люблю, но … я бы не справилась если бы не Яр. Он стал той платформой, которая не позволила мне упасть. Когда Ярос был при смерти, я пообещала, что исполню любое его желание, лишь бы он выжил. Глупо, но сработало. …Нет, это случилось не сразу. … Отправляясь в криотюрьму я могла не вернуться, риск был чудовищный, мы все были на пределе нервного истощения, и Яр хотел попрощаться потому, что у него были чувства ко мне. … Это нельзя контролировать, даже когда знаешь, что неправ, что поступаешь подло и делаешь больно тому, кто дорог тебе. Мы переспали и с тех пор живём вместе, как пара. Я не хочу, но мне приходиться ранить тебя Скай, и за это я буду бичевать себя до конца своих дней. Но и это ещё не всё. … Я … беременна, уже два месяца, у нас с Яросом будет ребёнок. Оказалось, что мы с ним один из уникальных редчайших случаев совместимости. И я уже не могу без Яра ни есть, ни дышать. … Я схожу по нему с ума. Прости меня, прости пожалуйста, я не знаю, какими ещё словами вымолить у тебя прощения. Спасибо тебе, что заставил меня любить жизнь, что был в ней, что благодаря тебе я встретила Яра и теперь ношу в себе его сына. Ты удивительный Скай, встреча с тобой один из важных и ярких моментов в моей жизни, но так сложилось, что теперь мне нужно уйти с Яросом невзирая на то, что было у нас с тобой и что я всё ещё чувствую к тебе. Я прошу тебя, будь к нам великодушен, ты слишком любил нас обоих, чтобы отнять наши жизни. … Я всегда буду помнить тебя Скай Ровер. Прости.

А после, уже на твёрдых ногах Кьяра помчалась, помчалась что есть духу к платформе космопорта, и разглядев в группе людей выделяющуюся фигуру своего скворанина с разбегу повисла у него на шее.

— Я люблю тебя Ярос! Я хочу за тебя замуж и быть вместе столько, сколько отпустит нам эта ненавистная судьба приговорённых скитальцев! — громко бросила она. — Надеюсь она не поскупиться, потому что я хочу кучу детей с такими же обалденными синими глазами!

Некоторые сопротивленцы засвистели от удивления, хотя кое-кто недовольно покачал головой, зная кого приводят в чувство в медбоксе, и кто такой Ровер.

— Ого! Мне уже нравится твой настрой! — дерзко усмехнулся Ярос. — Всё так плохо?

«Его не обманешь, он чувствует меня лучше, чем кто-либо». Но прижимаясь к нему Кьяра прошептала другое:

— Просто пока у меня есть такая возможность, я хочу говорить, что люблю, люблю тебя страшно, безумно люблю! … Сегодня я всё выложила Роверу. Меня уверили, что он уже не только слышит, но и понимает.

— Тогда понятно, — протянул Яр, — У нас действительно мало времени.

— Яр, ты должен пойти и постараться разъяснить ему…

— Кьяра, в самом деле? Ничего я не собираюсь ему разъяснять! И вымаливать у него жизнь я тоже не собираюсь! Я сделал то, что сделал, и не жалею!

— А вот я жалею, — с тихим шипением раздалось совсем рядом и все, кто был, повернулись в сторону голоса.

Из него всё ещё торчали какие-то трубки и провода, он замотался в кусок бумажного полотенца, но всё-таки дошел. Сам. Хотя Скаю всё ещё было тяжело дышать, набирая воздуха он замирал, и только потом продолжал говорить до следующего вздоха. — Жалею, что не упростил себе жизнь, позволив вам выжить, каждому из вас двоих в своё время. … Жалею, что вас нельзя выгрести из памяти. Жалею, что не могу отключить эти сраные чувства и попросту пришить вас. Жалею, что даже это не поможет. Думали, я оценю то, что вытащили меня из капсулы и под это дело прощу вам ваш трах? Было бы лучше, если бы вы не парились, спасая меня, а трахались бы себе утешая друг друга, но нет же, вам понадобилось ещё и поизмываться! Вставить нож и прокрутить, а потом ударить ещё раз. …Оплодотворил мою девушку, брат? Поздравляю! У меня теперь буду отдельные счёты с вашим отродьем. …. Оно убило всё, что позволяло мне жить.

На Ровера было страшно смотреть, он был как восставшее из могилы возмездие. Почерневший, погасший, … пустой и в то же время полон боли.

— Что ты стоишь Кьяра?!! — скрипя зубами, Ровер сжал кулаки. — Ты умоляла вас пощадить, так беги мать твою, пока я не в состоянии гнаться! Забирай это дерьмо и беги, как можно дальше! Я даже даю тебе в приданое свой корабль, только глаза б мои вас не видели! Я вас услышал — вы услышали меня!

Глаза Яроса стали грязно-желтого цвета, кожа вместо сизой стала почти бурой. О, он хотел бы ответить Скаю, Кьяра видела, что и с этим скворанином твориться недоброе. Но Яр поступил иначе, прямо противоположно своей скворанской природе — каким-то образом он сдержал свои эмоции, молча потащив её за руку в сторону корабля. Кьяра обернулась лишь раз, увидев, что Скай упал на колени, уронив голову себе на грудь…