Бродяга (СИ), стр. 28

Кьяра улыбнулась вместе с ним. Несмотря на все эти жуткие подробности его жизни, она начала осознанно понимать, что её вопреки всему со всё большей силой тянет к этому скворанину. Даже теперь, глядя на него полураздетого — она почувствовала желание прикоснуться к нему снова.

— И несмотря на это, ты любишь жизнь, — проговорила она, всё же коснувшись его правого плеча.

— Это свежее, — он посмотрел на символ, к которому она прикоснулась. — Я только недавно осознал, что жизнь — это единственное богатство, и что я бы хотел прожить подольше, побывать в далёких закоулках вселенной, поцеловать ещё не одну девушку и поиграть на нервах у бога, или у того, кто им себя возомнил.

У неё не было слов, они неожиданно куда-то подевались. Выветрились от его приближающегося дыхания. Кьяра смотрела на это лицо, и реальность непреодолимо ускользала. Но Ровер, лишь поцеловал её в лоб, прошептав:

— Завтра у нас с тобой сложный день, Кьяра. Оставляю тебя разгребать свои мысли.

Он ушел, а у неё вдруг появилось непонятное чувство … недостатка. Словно ей не хватило самого Ровера, ещё каких-то слов, взглядов, даже прикосновений. И совсем не было мыслей о Томе. Пространство вокруг неё всё ещё хранило присутствие Ровера, она будто бы всё ещё слышала его голос. Она знала, что он рядом, корабль не был таким большим. Но там сейчас мог быть уже совсем другой Ровер, не тот, который смотрел на неё открывшись. Кьяра даже не пыталась «разгребать» мысли. Потому что не знала, как это сделать. Она нашла единственно разумное решение — заставила себя заснуть.

А на следующее утро, опередив намерение Ровера вызывать её по рации, она первой появилась на мостике.

— Я готова, — сдержанно выдохнула девушка, покосившись на слишком серьёзного скворанина, вовсе не похожего на того вчерашнего Ровера.

— Мы полетим с тобой вдвоём, на шлюпке, — отстранённо проговорил он таким же тоном, словно подыгрывая ей. — Корабль останется на геосинхронной орбите, но не исключено, что ему придется уйти в гиперпространство без нас.

— Эй! — Кьяра обернулась на оклик Яроса. — Покеда, вдруг не свидимся.

— Что ж, на случай если больше не увидимся, — проговорила она. — Прощай, Ярос Ким. Не думаю, что буду по тебе скучать.

Она не задавала вопросов, …пока не задавала. Кьяра видела, что что-то сильно беспокоит Ровера, заставляет его держаться напряженным и одновременно отстранённым от неё. Они молча сели в шлюпку, покинув выпускной отсек, и вот тут Кьяра узнала звёздную систему, к которой они направились. Теперь она взглянула на Ровера уже мучимая определенными предчувствиями.

— Вижу, ты узнала, — заговорил Ровер. — Это космотория коалиции, система Зен. Три богатейших планеты, которые заграбастала себе Империя. Мы направляемся к Эйдасу, на котором сделали одну большую ферму, житницу, которая кормит все эти ваши военные гарнизоны. Там сегодня какой-то праздник урожая. Хотя, по-моему, у них там каждую неделю празднуют очередной урожай. Ура, поспела тыква! — Ровер усмехнулся. — Ура собрали зерно! И так далее, следуя по широкому ассортименту.

— Скажи мне, Скай Ровер, — с грустью произнесла Кьяра, — вчера ты мне сказал, что жизнь, это самый главный дар. Тогда почему ты так часто отбираешь этот дар у других?

— Ну, если они попали в такую ситуацию, значит — они ещё не осознали, что жизнь, это богатство, которое нужно беречь, — ответил он на сей раз довольно дерзко. — Мирных жителей я не убиваю, смею заметить, — съязвил скворанин, по-прежнему не глядя на девушку, — Только придурков, которые сами напрашиваются.

— А как же, вот так всё просто! — Кьяра нервничала, даже не пытаясь этого скрывать. Одна догадка не давала ей покоя. И она всё-таки произнесла это вслух:

— Там полно патрулей. Система Зен уже всплывала в полученной нами информации. Ты хочешь, чтобы я издалека посмотрела на … Тома?

— Хм, догадливая ты моя, — усмехнулся Ровер, раздраженно качнув головой. — Нужно было всё-таки завязать тебе глаза, интрига бы тянулась дольше.

— Зачем? Зачем тебе это нужно, Скай?! Ты извращенец? Маньяк? Ты хочешь меня подольше помучить?!

— Вовсе нет, — пожал он плечами. — Держи, это рация. Думаю, она тебе пригодится. А теперь, я очень советую тебе помолчать! — и он посмотрел на неё таким взглядом, что у Кьяры моментально пропало всякое желание разговаривать с ним.

Глава 13

Он посадил шлюпку в поле. Надев солнцезащитные очки, куртку с длинным рукавом и капюшоном, замазав видимые участки кожи каким-то кремом, моментально маскирующим тату, Ровер выбрался наружу.

Шли молча. Чем ближе они были к поселению, тем сильнее становилось ощущение тяжести. Роверу даже больно было разговаривать, а Кьяре … дышать. Вскоре им стали попадаться люди, к счастью, пока не разглядевшие в статной фигуре Ровере скворанина.

— Возьми меня под руку и улыбайся! — бросил он ей, сухим приказным тоном.

Под руку она его взяла, а вот улыбаться не смогла.

Возле каких-то построек Ровер прислонился к стене, коснувшись своего устройства за ухом. Мгновенно перед ним возник голограммный экран, разбитый на сложно спектральные сегменты, но Ровер очень ловко с ним управлялся, быстро вводя данные и считывая информацию.

— Это точно судьба Колючка, — наконец, проговорил он, внимательно следя за экраном. — Твой ненаглядный здесь, в главном поселении. Сейчас посмотрим, где именно и устроим ему сюрприз. Ага, на площади. Пошли! И сделай лицо попроще, на тебя уже начинают подозрительно коситься!

— Я не хочу этого! Я никуда не пойду! — вдруг взорвалась Кьяра, остановившись, как вкопанная. — Скай, пожалуйста, давай вернёмся.

— Нет, ты пойдешь! Поговоришь с ним. Определишься! Попытаешься разглядеть ваши с ним якобы чувства! — на неё метнулся упрямый взгляд из-под приподнятых очков, с пульсирующими тройничными зрачками. — Я в который раз хочу дать тебе выбор, Кьяра. Если захочешь, можешь остаться среди своих, а можешь вернуться со мной. Но если ты всё же решишься уйти со мной, то ты должна четко себе уяснить, что вернёшься ты уже моей!

— Что?! Погоди, … я не поняла, — опешила девушка. — Ты отпускаешь меня?! — её глаза снова стали огромными. — Я могу больше не увидеть тебя?!

— Включи рацию. Скажешь мне пару слов на прощание, а может, позовешь, как знать! — процедил он, схватив её за руку и потащив за собой чуть ли не волоком.

Она включилась в реальность уже на площади, когда Ровер, с помощью своего устройства, каким-то образом подсоединившись к военной базе, отдал приказ патрульным рассредоточиться по периметру, избавляя тем самым Тома от присутствия его напарника.

— Иди к нему! — бросил ей Ровер, исчезая в толпе.

Кьяра стояла, как заторможенная. Она ясно видела фигуру Тома, его спокойное сосредоточенное лицо, и эту собранность в походке, присущую военным. Он приближался. Шел просто на неё. Застывшая девушка, среди снующей веселившейся толпы привлекла его внимание.

— Кьяра!!! — со всех ног кинулся он к ней. — Не могу поверить! Кьяра это ты?! — в его выразительных карих глазах мелькнула тревога. Он схватил её за плечи, заглядывая в лицо. — Тебе удалось освободиться? Как давно ты здесь?

— Недавно, — будто потерянная выдавила Кьяра, вглядываясь в лицо парню, которого она так любила или думала, что любит. — Почему ты не спрашиваешь, как у меня дела, Том? И почему я всё ещё жива?

— Я знаю одно — ты вырвалась от скворан, и мы обязаны, в как можно более сжатые сроки, доложить об этом старшему офицеру патрулирующего в этом квадрате подразделения. Скажешь, что тебя держали в плену, лишив любой возможности действовать по уставу! Если акцентировать на этом внимание — военный трибунал сделает поправку на снисхождение в своем решении! — твёрдо отчеканил Том с самым серьёзным видом.

Она смотрела в эти любимые ею ещё недавно глаза, и ощущала, как её чувства к нему испаряются, словно лужица на горячем песке. Сердцем девушка ощущала, что, если бы он любил её по-настоящему — их встреча была бы иной, и вести он должен был бы себя иначе.