Бродяга (СИ), стр. 20

— Так, только не нужно мне здесь всё передергивать! Я говорил в широком смысле, а порядок в команде должен быть железный! — отбил её нападение Ровер.

— А зачем тебе видеть мои глаза? — не унималась девушка.

Скворанин медленно подошел к ней вплотную и тихо произнес, глядя на неё сверху вниз:

— Хочу, чтобы ты разделила со мной тяготы хлеба насущного, как сделала бы это моя женщина. Ещё вопросы?

Кьяра отвела взгляд и лишь отрицательно покачала головой. Когда он был так близко — продолжать перепалку уже не хотелось. Слишком уж электризовалась атмосфера вокруг от этого парня.

Глава 9

Клетка для боёв располагалась на арене. Яруса для зрителей были забиты до отказа. Пока принимали ставки на очередного игрока, зашедшего в клетку, Ровер подал заявку на своё участие в боях.

Яр, Кьяра и Тан еле протиснулись к клетке, когда объявили выход Ровера. Причём Кьяру уже не удивляло, что его анонсировали как старого знакомого, напоминающего о себе время от времени. Бродягу скворанина здесь помнили, и ажиотаж со ставками тут же взлетел вверх.

Своего первого соперника Ровер уложил быстро, отправив того в продолжительный нокаут чередой стремительных и четких ударов. Тоже самое он сделал и со вторым.

На третий раунд против него вышел огромный, просто квадратный андромезец, перекатывая своими мощными мышцами для устрашения. Ровер бил сильно, но его противник словно не ощущал выпадов в свою сторону, стоя на одном месте, как гора с расставленными конечностями. Когда же андромезец схватил Ровера в охапку, Кьяре на миг показалось, что сейчас он сломает Ровера пополам, так сильно тот перегнул скворанина в позвоночнике. Она даже не заметила, как судорожно уцепилась руками за прутья решётки, взволнованно закусив губу. Зато это заметил Тан, проследив за ней прищуренным взглядом.

Кьяра знала, что у скворанцев была удивительная гибкость суставов, что позволяло им манипулировать своим телом на грани возможного. Вдруг немыслимо изогнувшись, Ровер обвил великана ногами вокруг шеи, принявшись его душить. Оба они рухнули на пол, и там, не послабляя хватки, Ровер нанёс андромезцу пару жестких и сильных ударов в голову, тем самым выведя соперника из игры. Он их не убивал, просто технически отключал сознание, что тоже засчитывалось, хотя публика была слегка разочарована — зрителям хотелось наслаждаться картинами смерти, и чем ужаснее она была — тем лучше.

После каждого оповещающего удара гонга Ровер встречался с ней взглядом. После пятого, Кьяра уже не могла оторвать от него глаз. Она даже перестала слышать беснующуюся толпу. Она видела лишь Ровера, его сильные мускулистые татуированные плечи и руки, его лицо, покрытое капельками пота и крови, его собранный взгляд с сузившимися тремя зрачками, оценивающими противника. Её поражала его выносливость, его умение игнорировать боль и мастерство владения боем. Ровер использовал в схватках несколько безупречных новаторских техник и приёмов. Без сомнения — он был очень сильным, ловким, и он действительно умел драться. Причём, его сила, в большей степени, была внутренняя, так как он укладывал соперников, гораздо превосходящих его в физической массе.

Но когда против него вышел цихек, Кьяра начала сильно сомневаться, что Ровер выстоит этот раунд. Цихеки были гуманоидной расой, и её представители были редкими гостями в их галактике. Дело в том, что цихеки имели слишком явные отличия, как в ментальном, так и физиологическом плане. Они были очень высокими, два с половиной, три метра ростом, их кожа была настолько прочной, что их болевой порог был запредельным как для людей, и у них было четыре руки. Цихеки быстро двигались и были достаточно сильны. А Ровер, как показалось Кьяре — за эти пять раундов уже начал выдыхаться. Видимо, организаторы боёв специально использовали такую тактику, чтобы никто не выигрывал больших сумм — чем больше раундов, тем сильнее выставляемый соперник в следующем поединке. А может, кто-то из них слишком хорошо знал потенциал Ровера, и они решили сыграть на ставках по-крупному?

Цихек набросился на Ровера с ожесточенным рвением, молотя его всеми своими четырьмя верхними конечностями. Ровер, на его фоне, выглядел просто защищающимся подростком. После пяти минут такой схватки казалось, цихек вот-вот разорвёт скворанца на четыре части. Когда уже с трудом дыша, Ровер упал прямо у края клетки, а судья начал обратный отсчёт, просунувшись к другу, Яр начал требовательно настаивать, чтобы Ровер не поднимался:

— В дыру эти десять штук! У тебя уже есть пятьдесят. Это насекомое убьет тебя! Хватит! Нам пора уносить ноги, Скай, пока мы все ещё живы!

Но тут, коснувшись руки Ровера, вдруг быстро заговорила Кьяра, перекрикивая и Яра и шум толпы:

— Скай, у него дергается правая сторона лица, значит — у него уже была травма и сравнительно недавно. А самое уязвимое место у цихеков — это глаза! Ударь его по левому глазу, это может вызвать повторный перекрестный паралич!

К недовольству Яра и к огромному удовольствию возбужденной толпы зрителей — Ровер всё-таки поднялся.

— Ты с ума сошла? — прошипел ей на ухо Яр. — Если эта тварь его покалечит, я сам ударю тебя в левый глаз!

— Даже не сомневаюсь! — огрызнулась Кьяра, не сводя напряженного взгляда с движений Ровера. Наблюдая за ним в предыдущих раундах, Кьяра поняла, что для Ровера жизненно принципиально не сдаваться, что даже если ему переломают ноги — он всё равно будет стремиться выползти из клетки победителем. Поэтому она и решила поддержать его стремление закончить этот бой в свою пользу. Наверное, в этот момент она и сработала в качестве его вдохновения.

Ровер начал хитрить, уворачиваясь от выпадов цихека, а затем, видимо, собрав последние силы в кулак, максимально подпрыгнул — нанёся в прыжке сокрушительный удар сопернику в левый глаз. На несколько секунд цихек потерял ориентацию и замер. Этого скворанцу вполне хватило, чтобы вырубить его уже окончательно.

— Да, — прошептала Кьяра, улыбнувшись Роверу, когда снова ударили в гонг, и он как обычно посмотрел ей в глаза. — Ты его сделал чемпион!

Возможно, то, что она сказала, Ровер прочёл по её губам. Он лишь вымученно улыбнулся ей в ответ. А выйдя из клетки победителем, первое что он сделал — это молча подтянул к себе Кьяру, жадно поцеловав её прямо в губы на глазах у всей этой толпы.

И не отдавая себе отчёта, она впервые ему по-настоящему ответила с чуждой ранее для себя страстью, не замечая ничего и никого вокруг. Это был самый горячий самый безумный поцелуй в её жизни.

И только после этого Ровер забрал свои деньги.

К кораблю возвращались разрозненно. Первым шел Ровер, сдержанно беседуя на ходу с каким-то невзрачным типом. За ним, на небольшом расстоянии шагала Кьяра. Последними шли Яр и Тан. Тан выглядел невероятно задумчивым, а Яр постоянно подозрительно оглядывался по сторонам.

— О чём ты думаешь, скажи мне, пожалуйста, с таким вот идиотским выражением лица, о чём? — не выдержав странного молчания Тана, раздраженно спросил у него Яр.

— Об этих двоих.

— О Скае и о шныре?

— Нет, конечно! Ну ты и болван! — прыснул Тан. — Я о нашем друге и об этой девушке. Она искренне переживала за него. Я сам видел. А с чего бы девушка, которую вынудили стать заложницей, вдруг начала сопереживать своему потенциальному врагу? — начал рассуждать вслух Тан. — Но и такая снисходительность к ней со стороны Ская — это слишком большая роскошь! Он стал слишком чувствительным. Раньше с другими своими пассиями он довольствовался одноразовыми встречами, а если это с кем-то и затягивалось, то он вел себя с ними куда небрежнее и грубее, брал что хотел и называл вещи своими именами. А здесь он прямо-таки носиться с ней, вспомнив вдруг свою благородную галантность хала! Что-то тут уж больно попахивает романтикой любовного цветка!

— Ты специально меня дразнишь? — нахмурился Яр, потому что его собственная антипатия к этой девушке была слишком очевидной для всех. Даже через чур, что иногда начинало наводить на совсем другие мысли.