Бродяга (СИ), стр. 12

— Подкрепилась? — угрожающе спокойно прошипел Яр, как только Кьяра собралась снова юркнуть в свою каюту. — Слушай, офицер Сноу, у меня тут башню сносит, не могу я с тобой находиться в одном замкнутом пространстве. У тебя знаю, тоже есть причины сорвать злость на скворанине.

— Решил предложить мне спарринг? — тут же догадалась Кьяра, окидывая его оценивающим взглядом, на предмет разницы в физической массе. — А что, давай! Ты прав, я просто мечтаю вмазать по какой-нибудь скворанской роже, имя которой начинается или заканчивается на «р».

Ровер от неожиданности чуть не поперхнулся:

— Вот уж нет! Яр, ты что собрался поколотить мою девушку?

— Я не твоя девушка! — огрызнулась Кьяра.

— Вот именно, — продолжал подстрекать Яр, — Сбросим агрессию. Девчонок в военной академии ведь тоже учат ногами махать!

Глава 5

— Кьяра, он намного сильнее тебя, одумайся, — протянул Ровер, всё же предвкушая развлечение. — Вы в своём уме?

— И это говорит мне психопатная особь? — вызывающе усмехнулась Кьяра, скручивая волосы и снимая куртку. — Я готова Яр! Расплескаем желчь! Ну же, нападай на меня, разрисованный мальчик!

Он позволил ей первой ударить себя. Но затем и не думал жалеть. От его второго удара Кьяра упала, третий заставил её озвереть и отбросить все правила боя в сторону. Ещё пару раз, увернувшись она всё-таки врезала ему, но, когда Яр дал сдачи — Кьяра яростно желала лишь одного — заехать ему ещё даже невзирая на боль, которая пока её ещё не останавливала. Это не было похоже на спарринг — это была самая настоящая драка двух непримиримых сторон. Которую внезапно остановили. Ровер схватил рассвирепевшую Кьяру, Тан удерживал взбесившегося Яра.

— Тебе мало? — рявкнул ей Ровер. — Хватит! — перехватив ей руки за спиной, он прижал её к себе ещё крепче. — У тебя губа, нос и бровь разбиты в кровь, а синяки ещё долго будут украшать твоё милое личико. Надеюсь, Яр, тебе стало легче? — произнес с укором Ровер, взглянув на друга. — Её не было там, Ярос Ким. Она не жала на пуск. Кьяра не причём!

— Нет причём!!! — гневно проорал Яр, пытаясь сбросить с себя Тана. — Когда она принесла присягу, давая клятву служить коалиции, и стала военным офицером — она автоматически подписалась под смертным приговором для моей семьи! Её руки тоже в их крови! Она бы сделала это, если бы была там! Эти твари всегда исполняют приказы! — всё-таки вырвавшись, пыша от ярости, которую ещё и разбередили болезненные воспоминания, Яр умчался к себе. И Ровер, наконец, отпустил девушку.

— Цела? — ещё раз внимательно взглянул он на неё, рассматривая ссадины на её лице.

— Нормально, — с раздражением отмахнулась она. — Я вам не неженка какая-нибудь и могу за себя постоять! …Что у него такого случилось? Расскажи. Я хочу понять. …Пожалуйста, — скованно, но всё же попросила Кьяра, глядя исподлобья.

Их глаза встретились, и она снова почувствовала исходившую от него какую-то неясную энергетику, обезоруживающую, приковывающую к себе.

— Только если разрешишь обработать твои ушибы, — проговорил Ровер.

Поразмыслив, Кьяра согласно кивнула. И Ровер, развернув набор первой помощи начал свой рассказ, с осторожностью смазывая её разбитую губу, пытаясь остановить кровотечение. Такое заботливое прикосновение его пальцев почему-то смущали девушку.

«Неописуемая картина абсурда — скворанин ухаживает за офицером коалиции» — подумала Кьяра, ощущая тревогу, потому что внешне спокойному скворанину никак нельзя было доверять, так как в следующую секунду он, например, мог ударить или поставить в неловкое положение или встать на голову. Она не знала, чего от него ожидать и это пугало.

— Корабль, на котором переправлялась семья Яра — был взорван, хотя он и не был боевым. Там погибли его отец и два родных брата Яра. Трое сгорели заживо. Силы коалиции выслеживали остатки разгромленной армады Содружества, вот и подорвали их ради зачистки. Ни за что, просто потому что они были скворанами. Яр остался совсем один, а боли для него слишком много. Но мы же скоты и отбросы, мы же не можем страдать. Верно? — язвительно окончил он, взглянув на неё испытывающе.

Кьяра промолчала, опустив глаза. Впервые у неё иссякли аргументы. Убрав от своего лица руку Ровера, она просто ушла.

Вскинув голову лишь в каюте … Яра.

— Пошла вон! Убирайся мерзость! — его даже затрясло при её появлении.

— Я сожалею, Яр, и сочувствую твоей потере, — проговорила она не шевелясь.

— Сожалеешь?! А куда мне засунуть твоё сожаление?! — подскочил он к ней. — У меня до сих пор в ушах стоит крик моего младшего брата. Я был на другом крейсере и слышал всё! Ему было всего пять, он был ребёнком, а не солдатом, но твои кровожадные сородичи безжалостно сожгли его!

— Я понимаю твою боль, — прошептала девушка, с осторожностью заглядывая ему в глаза.

— Ни хрена ты не понимаешь имперская сучка! — схватив её в охапку, Яр вышвырнул её в коридор, заблокировав дверь в свою каюту. Но Кьяра, переключившись на внутреннюю связь корабля, заговорила снова, и её голос доносился уже из всех динамиков:

— Прости, за мою принадлежность к твоим врагам. Моя вина в том, что я выросла на одной из планет коалиции или в том, что Империя ведет войну? Но как тогда мне простить тебя, скворанин? Ведь ты тоже воевал в рядах ополчения Содружества, выступившего против коалиции. На одной из этих войн погиб мой брат Алекс — я очень его любила. Через два года погиб и мой отец — его я просто обожала. Может ты убил одного из них, а может, … это сделал Ровер или Тан. … А ты говоришь, я не понимаю! Мне до сих пор сниться, как я бегу навстречу улыбающемуся брату, а добегая, обнимаю лишь исчезающую дымку. Это вы не понимаете, что на самом деле сейчас чувствую я, удерживаемая прихотью скворанина, заставившего меня жить новой чуждой для меня жизнью! Другого выхода у нас с тобой просто нет, Ярос, как терпеть друг друга. Вы сами сказали — я скоро надоем Роверу. Вот и давай стоически ждать этого момента. Я больше не хочу с тобой драться. Это мало помогает. Дыра внутри всё равно остаётся, а мой дед любил повторять, «что дыры чаще всего заполняет тьма».

Яр ничего не ответил, но ей самой стало легче, когда она выразилась словами, а не тумаками. Её слышал не только Яр, после её слов Ровер и Тан многозначительно переглянулись, но комментировать эту речь скворане не стали.

Кьяра немного поморщилась, когда через время в её каюту вошел Тан с планшетом под мышкой.

— Не против составить мне компанию в «рекс»? Это конечно не драка, но всё же, — дружественно настроенным тоном проговорил он.

— Давай, — пожала плечами девушка, настороженно наблюдая, как скворанин активировал нужную игру.

Тан в свою очередь тоже время от времени бросал на неё изучающие взгляды. Первую партию Кьяра выиграла у него уже через пять минут.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Теперь я понимаю, почему Скай обратил на тебя своё внимание, — произнес Тан, задумчиво изучая расположение фигур на поле. — Он всегда западал на девушек с особенным нервом. Твои слова, сказанные Яру тому подтверждение.

В ответ на его реплику Кьяра с самым гордым видом смолчала. В течение получаса она четырежды у него выиграла и, в конце концов, это задело эмоционального скворанина. Одним ударом кисти он отшвырнул противоударный планшет к двери, с шумом втянув в себя воздух:

— С тобой не интересно, девушка, ты не даёшь мне шанса опуститься на твой уровень, — всё-таки пытаясь сдерживаться, с шипением выдохнул он. — Никогда особо не любил эту игру, она однообразна и примитивна, а я привык мыслить сложноматрично!

— А я очень хорошо играю в «рекс», и даже была чемпионкой в колледже. И поддаваться не интересно мне, пусть мой соперник и неординарен. Твои эмоции играют против тебя Тан, эта игра построена на хладнокровии и выдержке. Спорим, ты никогда не увлекался рыбалкой, потому что терпение это не скворанская черта, в этом и есть корень вашего зла, — позволила себе быть высокомерной Кьяра, усмехнувшись.