Бродяга (СИ), стр. 10

— Чего уставились? — процедила Кьяра Тану и Яру, когда Ровер оставил её со своими приятелями. Скворане не сводили с неё глаз, только у одного во взгляде читалось любопытство, а у другого неприкрытая неприязнь. — Вот уж не знала, что скворане умеют дружить, вы же все поголовно пришибленные. Не боитесь, что в одно мгновенье обнимающий вас друг, случайно сменит настроение и сломает вам позвоночник? — теперь уже Кьяра дала волю своим эмоциям, вызывающе поддевая их самолюбие, а заодно прощупывая на что же способен каждый из них. — Ведь Ровер мало того, что он нестабильная особь, он же ещё наверняка перенёс в детстве какую-то огромную психическую травму, раз стал таким придурком! Вы же шайка опаснейших типов во всей космотории, я просто уверенна в этом!

По лицу Яра скользнул гнев, его глаза вместо синих стали грязно-бурого цвета, а пальцы стали отбивать нервную дробь, но как ни старалась Кьяра их разозлить — в ответ на её фразы скворане не проронили ни звука, очевидно сдерживая себя из последних сил. Только через время, стремительно развернувшись и что-то схватив, Яр кинулся к девушке, в считанные секунды заклеив ей рот.

— Раз уж это отродье пленница, то пусть заткнётся или я всё-таки сверну ей шею! — прошипел он Тану на скворанском. — Я не понимаю, зачем Скаю эта сучка … солдат коалиции! Ненавижу их всех! Каждый имперец, от мало до велика достоин лишь одного — быть стёртым с лица своей планеты, — последние слова Яр выплюнул с особой злобой.

— И, тем не менее, какое-то время нам придется её терпеть, — резонно заметил ему Тан тоже на скворанском, — К счастью, все увлечения Ская быстро кончаются. Но не рассчитывай на то, что после он позволит тебе её пристрелить. Своих женщин он щадит, даже когда они становятся бывшими.

— Но почему именно офицер коалиции?!! — сходил с ума Яр. — Он ведь в курсе, что я презираю этих тварей! Меня от одного её вида воротит!

— Тогда не смотри, — спокойно пожал плечами Тан. — Давай просто посодействуем и ускорим процесс, ведь чем быстрее Скай добьется своего — тем быстрее она ему надоест.

— Ты предлагаешь мне стать сводником? — с ужасом и брезгливостью воскликнул Яр, даже попятившись назад. — Вот уж нет, лучше я попытаюсь отговорить этого безумца от этой бредовой идеи, чем буду помогать ей. Фу! Хуже этой затеи нашему Скаю ещё в голову не приходило!

— Скай упрям. Кому как ни тебе это знать, что некоторые свои решения вопреки скворанскому норову в действительности он меняет редко. Просто раскроем ей глаза, ведь этой девчонке тоже должно быть выгодно сдаться на его милость, может она даже вернется домой живой и невредимой.

— Я знал, что ты ещё тот прощелыга, но, чтобы интриган! — криво усмехнувшись, Яр покачал головой, — А что, если эта тупая корова не поймёт, и будет только тормозить дело? Нет, твоя идея мне не нравится, это может затянуться надолго и это отравит мне жизнь.

— Как ни крути, но именно Скаю разбираться с ней, а не нам. Кстати, он говорил, куда мы летим? — сменив тему, Тан расслабленно присел, но тут же вскочил, услышав ответ.

— Зомбиленд! Снова эта проклятая планета. Деньги нужны, — пояснил, многозначительно вздыхая Яр. — Знаю, я тоже не очень люблю туда соваться. Хотя, вдруг нам удастся переубедить Ская оставить эту пигалицу на Черном Мертвеце, меня бы это утешило.

Кьяра, внимательно слушавшая их разговор, не поверила своим ушам. Она вдруг начала возмущенно мычать, привлекая к себе внимание. Пока Тан не выдержал и не содрал ленту:

— Чего тебе? — довольно грубо бросил он ей, хмурясь.

— Если я тупая корова, то ты скворанин — кусок дерьма! — сердито выпалила она на скворанском, зыркнув в сторону Яра.

— Тан, — потрясенно протянул тот, окликая друга, — Оно … оно знает наш язык.

Глава 4

— Вы летите на Черного Мертвеца?!! — продолжила дальше Кьяра, пораженно вытаращив глаза. — Это же самоубийство чистой воды!

— А тебе-то что, тебе по уставу полагается сдохнуть! Справедливо то, что все псы и сучки коалиции заслуживают смерти! — со злым сарказмом вставил Яр, пожирая её ненавидящим взглядом.

— Но не такой же ужасной, — потрясенно прошептала девушка. — Оттуда никто не возвращается.

— А Скай выжил … в детстве. Ты оказалась права … на счёт травмы, — холодно процедил Яр тоном, в котором, тем не менее, явно слышались нотки гордости за своего друга. — Его родителей убили у него на глазах, а его самого оставили подыхать в пещерах Черного Мертвеца. Но он вопреки всему остался жив. И теперь неоднократно бывая с ним там — мы возвращаемся оттуда каждый раз.

— Врёшь! Специально выставляешь его супергероем или что вы там ещё придумали, чтобы «открыть мне глаза»?! — недоверчиво и резко выкрикнула Кьяра. — Ни одно живое существо, попав на эту планету — живым не возвращается! Придумай что-нибудь поинтересней, злобное чудовище! Хотя, может быть, те твари таких как вы и не жрут?!

Пальцы скворанина до боли впились в её нижнюю челюсть, а в недавно синих, но снова сменивших свой цвет глазах, возникших вдруг прямо перед ней, угрожающе пульсировали все три пары зрачков.

— Вижу, вы славно пообщались, — раздался позади весёлый голос Ровера. — Яр, прошу тебя, сделай от моей девушки пару шагов назад.

— Эта девка — твоя самая неудачная шутка, Скай! Я придушу эту гадину сегодня или, в крайнем случае, завтра! Мы не поместимся с ней на этом корабле, и тебе придется выбирать! Многолетняя дружба или вот это непригодное недоразумение! — раздосадовано бросил Яр, покидая отсек.

— Ну что ж ты, Колючка, нужно ведь уметь создавать о себе первое впечатление и заводить друзей, — с иронией протянул Ровер, насмешливо глядя на девушку. — Вам придется подружиться с Яром, на самом деле он отличный парень, ты увидишь это позже.

— Ага, я может быть, даже в него влюблюсь до потери сознания! После того как отлюблю тебя, или успею до того, как мне снесёт крышу от Ская Ровера, — съязвила Кьяра. — Ты специально оставил меня с ними, чтобы и этих проверить на вшивость? Вдруг взболтнут чего-нибудь лишнего, а ты раз-два и спите вечно дорогие друзья. Да? — теперь Кьяра пыхала злостью уже в его адрес.

— Вовсе нет. Колючка, у тебя маниакальная навязчивость плюс дезориентация в пространстве. Вырубай шаблоны, детка — ищи себя! Этим двоим, я доверяю свою жизнь без остатка как никому другому. И я не поверил бы ни одному твоему слову, если бы тебе вдруг вздумалось навести на них подозрение. Чем она так разозлила Яра? — повернулся он к Тану.

— Да ерунда, ты же знаешь, Яра легко завести, — отмахнулся Тан, продолжая внимательно и настороженно следить за поведением девушки, особенно когда Ровер снова переключил всё своё внимание на неё.

— Ты можешь поносить меня на чём свет стоит, — Ровер сделал паузу, ловя её взгляд. — Но знай, никогда нельзя предугадать, чем можно вывести скворанина из себя. Меня не цепляют оскорбления, но зато я могу, например, взбеситься от молчания или взгляда не в ту сторону.

— Ясно, ты ж псих, — перебила его Кьяра, пожимая плечами.

— А ты Колючка, которая намерена всё-таки вывести меня, чтобы я, наконец, в ярости пристрелил офицера Сноу, и тогда тебя перестанет грызть совесть за неисполненный долг. Ведь так?

— Но ты не сможешь следить за мной ежесекундно! А моя сестра, жизнью которой ты меня шантажировал или уже мертва или неизвестно где. Так что меня остановит? — воскликнула девушка с упрямым вызовом в голосе.

Ровер посмотрел на неё долгим пристальным взглядом, затем спросил, почему-то грустно усмехнувшись, опять же сбивая её с толку своими часто меняющимися эмоциями:

— А сама-то ты разве хочешь умереть?

Кьяра отвела глаза, а он продолжил:

— Разве тебе не хочется жить, чтобы понять, что же это за мир такой, в который мы попали? Хотя ты знаешь, да, в некоторых проявлениях, местами он всё-таки дерьмовый, такой, что действительно хочется сдохнуть, но … ведь есть же моменты в жизни, за которые цепляются мыслящие создания, — Ровер продолжал буравить её взглядом.