Сводная Чужая (СИ), стр. 6

  Алекс постучал в дверь, и её тут же распахнули, будто нас ждали.

  – Здрасьти, Иван Трофимович! – сказал Алекс появившемуся на пороге деду с белой бородой.

  Мне он невольно напомнил Санта-Клауса. Именно зарубежную адаптацию нашего Деда Мороза. И что у него может быть ценного? Подарки в праздничных носках?

  – А я все жду, жду, – улыбнулся дед. – Думал, что вы уже и передумали.

– Да нет, Иван Трофимович, не передумали. Мы его заберём, – ответил Алекс. – Ну что же, покажите вашу ласточку моему другу.

– Как же не показать? – забубнил под нос Иван Трофимович и стал поспешно набрасывать на плечи кофту.

  Он захлопнул дверь дома и повёл нас на задний двор. За невзрачным и самым обычным шиферным забором оказалась машина. Мои глаза удивлённо поползли на лоб, сбивая брови.

  – Твою бабушку, как ты её откопал?! – только и воскликнул я при виде этой шикарной девочки.

– Места знать надо, – деловым тоном отозвался Алекс. – Иван Трофимович согласен нам её продать.

  Ещё раз осмотрел более внимательно тачку. Она прекрасна, блин. Просто прекрасна. Ей будто почти не пользовались, и я вернулся в прошлый век, прямиком в семидесятые. Блестящий, черный, почти не тронутый коррозией "Ford Mustang".

– Какой год? – спросил я "Санту".

– Шестьдесят седьмой, сынок, – откликнулся он.

– Офигеть! – восхитился я и провел рукой по гладкому крылу. – Откуда она у вас? Она же гоночная.

– Было дело – шалил, — отозвался сквозь смущенный смех дед. – Купил. Я хорошо в молодости зарабатывал и любил гонки. Все первые места всегда были мои. И девчонки тоже!

  Дед засмеялся своим воспоминаниям, и мы с Алексом тоже переглянулись, улыбаясь.

  – Но как вы её сохранили в таком состоянии? По корпусу она почти идеальная для своих лет.

– Берёг, – гордо сообщил Иван Трофимович. – Ухаживал за ней лучше, чем за будущей женой. Потом женился, гонки пришлось бросить – сами понимаете, жена против была. Продавать не стал, а так просто кататься на такой машине было жалко. Вот "выгуливал" время от времени, да потом дела житейские закружили.

– Понятно, – кивнул я, открывая двери, чтобы оценить их состояние и состояние салона.

  Работа, конечно, есть, и много, но учитывая, сколько лет машине, то она просто как огурчик. Дедок действительно много сил вложил в тачку. И денег.

  – И вы готовы продать её? – спросил я хозяина машины.

– Так мы уже с твоим другом вроде договорились. И по цене сошлись, — почесал он в затылке.

– И вам не будет жаль?

– А чего её жалеть? – Пожал плечами Иван Трофимович. – Мне она уже ни к чему. Вот и гоняйте на ней вы, молодые. Алекс обещал мне сделать из неё супер-гоночный авто и дать прокатиться. Да и деньги очень нужны теперь. А вы, я вижу, не обидите мою ласточку.

– Да, Иван Трофимович, сделаем! Не переживайте, – подмигнул друг дедку. – И обязательно возьмём вас на гонки!

– Ну, это уж лишнее, – замахал на нас руками старик. – А вот по серпантину я на обновлённой ласточке бы прокатился напоследок.

– Организуем, Иван Трофимович, – улыбнулся ему Алекс. – Как только закончим, я вам позвоню. Что по цене? Как договаривались?

– Да, Алекс, – кивнул седовласой головой дед. – Меня твоё предложение устроило.

  Алекс кивнул, достал из кармана джинсов смартфон и принялся что-то быстро набирать. Иван Трофимович продиктовал необходимые для перевода денег данные и вручил Алексу ключи после входящего смс о зачислении средств на его счёт. Я молча наблюдал за происходящим, пытаясь прикинуть, сколько же друг отвалил за такую тачку. Нехорошо, конечно, считать чужие деньги, но порой охватывает белая зависть к другу – я себе такую машину не мог бы позволить, а он с лёгкостью просто сделал перевод и забрал её.

  – И сколько ты за неё отдал? – спросил я, когда мы загнали в гараж новую игрушку.

– Без кредитов обошлось. Сдавать мамкино золото в ломбард тоже не понадобилось. – отшутился он. – Но ты тоже сможешь её брать, если поможешь провести апгрейд.

– Я помогу, конечно, – заверил я. – Не упущу возможность поработать с такой тачкой.

– Ну, вот и отлично, – отозвался друг. – Мне как раз не обойтись здесь без тебя. Здесь столько всего надо заменить...

– Да уж, – протянул я, заглядывая под капот и закатывая рукава куртки. — Потеря мощности процентов сорок. Авто уже давно не гоночное, обороты еле идут. Нужно поменять геометрию выпуска горючей смеси, это может дать прибавку процентов десять к мощности двигателя. Ещё поршневую группу можно заменить на более облегчённый вариант, что даст прибавки ещё сорока одной лошадиной силы к базовым. Добавим сюда принудительно наддув воздуха, и – вуаля! Наш автомобиль снова становится гоночным – четыреста лошадок, и рвёт задницу Максу и его дружкам на ближайших гонках.

– Вау, – поднял брови вверх Алекс. – Вот что я имел в виду, когда говорил, что мне нужна твоя помощь, Яр. А надрать зад Максу и компании давно пора. Давно они пальму первенства не отдавали никому.

– Вот мы их и с неё и скинем.

   Решил снова переодеться в рабочее и немного поковыряться в "Мустанге", а Алекс наблюдал за тем, что делал я.

  – Бро, хотел тебе ещё предложить вложиться в него и после продать, как наиграемся. Замена деталей тоже ведь денег стоит.

– Конечно, – поднял я голову. – И немало. Машина раритет. Заказывать надо, из Европы. Какие твои условия?

– Детали за твой счёт, и можешь тоже брать кататься. А потом треть суммы от продажи. Идёт?

– Годится, – кивнул я, и мы ударили по рукам.

5.

ЯРОСЛАВ.

  Новое утро, и я снова скучаю на парах. На календаре только пятое сентября, а мне уже все надоело. Мыслями я уже гоняю на нашем новом “Мустанге”. Чувствую скорость и послушное управление, словно машина одушевленная и предугадывает все мои желания. Вчера до часу ночи искал детали по интернету и опять не выспался. Тупо на автомате записывал лекцию, но смысл слов до меня просто не доходил сейчас. Дома перечитаю, хотя бы запись сохранится.

  В перерыве отправились выпить кофе в излюбленную старшекурсниками зону отдыха на первом этаже. Шумной гурьбой мы спустились к кофейному аппарату. По пути к нам присоединилась и Линда со своей свитой. Она упорно делала вид, что моего похода с Катей в отдельную комнату на вечеринке и моей довольной морды она не видела. А что я? Мне просто плевать.

  — Да тут занято, — сказал кто-то из наших. — Эй, мелкая, сдрысни отсюда!

  По кнопкам тыкала Нина, тоже пожелав горячего напитка, не знающая, что это место "арендовано" нами.

  Она кинула равнодушный взгляд в нашу сторону и спокойно ответила:

— Сварит сейчас аппарат кофе, и сдрысну обязательно.

  Вот ведь наглая девчонка!

  — Быстрее давай, — вышел я вперёд.

  Нина перевела взгляд голубых глаз на меня.

— Аппарату это скажи.

— Твой кофе на третьем этаже. А здесь тусуются только избранные, — включилась в разговор Линда.

— Избранные? — изогнула бровь Нина. — А, я поняла. Избранные дебилы. Простите великодушно, больше сюда ни ногой.

  Она забрала свой стаканчик, накрыла его пластиковой крышкой и пошла на выход.

  — Вот сука, — прошипела Линда и загородила ей дорогу.

  Одно движение, и стакан был выбит из рук Нины разозлённой Линдой. Крышка слетела с упавшего на пол стакана, и кофе разлился некрасивой лужей недалеко от них.

  — И что ты сделала? — обескураженно спросила Нина, не ожидавшая нападения. — Психованная.

— Рот закрой, иначе пожалеешь, что открыла его.

  Неожиданно для меня Нина промолчала, хотя ей очевидно далось это непросто. Она внимательно оглядела Линду, видимо, сделала вывод, что блондинка самая настоящая оторва и может доставить проблем, и решила не связываться с ней. Испугалась. Но скорее не физической расправы, а скандала из-за драки. Ведь Нина образцовая ученица, ей такая репутация не нужна. Ответить она как раз может, и уже не раз показывала нам свои коготки.