Сводная Чужая (СИ), стр. 37

— В пятницу привезут платье, туфли, всякую прочую лабуду. Оденешься красиво, у нас будут гости.

— Кто? — спросила я, боясь услышать ответ.

— Сергей вернулся из штатов. Хочет тебя увидеть. Обсудим последние приготовления к свадьбе.

Фу. Мерзость. А я вот его видеть совершенно не хочу. Платье уже куплено и висит на манекене в одной из комнат. Я выбирала его без энтузиазма, хоть и стоило оно очень дорого. На свадьбу "мой жених" не скупился, но легче мне от этого не становится... Эта роскошь мне не нужна, я к ней не привыкла. И Сергей мне не нужен. Мне нужен Ярик. Но, видно, не дано нам быть вместе...

— Хорошо, пап, я поняла, — ответила я, больше не сдерживая слез. Просто не смогла.

— Не рыдай, — грубо одернул он меня. — Тем более при Прокопове. Всё было оговорено давным-давно. Ты знала, что это твоё будущее.

— Да, пап, я постараюсь, — хлюпнула в ответ носом.

Довольный моим ответом, он ушёл в свой кабинет.

* * *

Все дни до пятницы я ходила как в воду опущенная. Сидела в четырёх стенах, и меня это угнетало. Я не могла даже в университет съездить. Какая-никакая, но все же прогулка и проветривание мозгов. Уже просто начинала сходить с ума и бродила из угла в угол. Голова пухла от поисков решения, но за все пять дней я его так и не нашла.

Наступил четверг. Уже завтра свидание с Сергеем, а через неделю свадьба. Ситуация казалась безнадёжной. А если отец решил позволить своему другу воспользоваться мной уже сейчас, до ЗАГСа? Иначе к чему это свидание... Всё равно всё давно решено. Я очень боялась этого... Но повлиять на ситуацию я не могу.

Юлия спустя несколько дней вернулась домой и после непродолжительных раздумий приняла решение выйти на работу. Ей, конечно, было сложно смотреть на счастливые лица беременных или узнавших о беременности, а кроме того она переживала вместе с теми, кто ребёнка потерял – так же, как и она. Но Юля любит свою работу, и она отвлекает её от грустных мыслей. Как она сказала, ей становится легче, когда видит, что помогла очередной мамочке сохранить беременность, а значит, сделала мир чуточку лучше.

Вечером, когда отец, как обычно, закрылся в своём кабинете, я подошла к Юлии. Она пила чай, поглядывая в телевизор на стене кухни.

— Добрый вечер, — сказала я ей.

— Привет, — ответила она и указала на соседний стул. — Садись, попьём чаю.

Я присела рядом. Никак не решалась завести разговор о своей проблеме. Но сейчас мне нужна её компетенция как специалиста. Больше я не знаю к кому обратиться. Она налила в чашку ароматного зелёного чая и подвинула ближе ко мне.

— Сахар положить?

— Да.

— Один кубик, два?

— Два, — отвечала я на автомате.

Очень волновалась. Вообще-то, зелёный чай я пью без сахара.

— Нинуша, ты бледная такая, — вгляделась она в моё лицо. — Что-то случилось?

— Скажите, а можно попросить вас... Осмотреть меня? — решилась я задать вопрос. — Просто мне нужен гинеколог, наверное... А я ни разу не была. Вам как-то больше доверяю.

— Конечно, можно, — кивнула она и ещё более внимательно уставилась на меня. Но задавать вопросы прямо в доме мудро не стала. — Приходи завтра, часов в одиннадцать. У меня там окно, и все обсудим.

* * *

Спала плохо. Всё боялась того, что скажет мне мама Ярика. Кажется, проблем у нас всех может стать больше... Но пока я в этом не уверена, потому что слишком мало имею в этом опыта. Но страхи так и не давали мне уснуть до рассвета.

Утром ходила по дому как разбитая. Ничем не могла себя занять. Ярик звонил, но я не брала трубку и не отвечала на смс. Всё читала и снова рыдала над его сообщениями. Заблокировать его рука не поднялась.

Вот опять вибрирует телефон. Сообщение в социальной сети.

Ярик.

"Я люблю тебя, заучка. Я буду любить тебя, что бы ни случилось. Даже если ты меня бросила. Всё равно люблю /сердечки /".

Отложила телефон и разрыдалась. Господи, ну за что так больно?! Ну почему так все сложилось? Лучше бы он не заметил меня. Не было бы наших сладких ночей, которые я вспоминаю и трепещу, горю изнутри, словно ощущая наяву его касания и ласки, не было бы этих нежных поцелуев и признаний в любви. И не было бы так всё больно... Но время вспять оборачивать я не умею.

Да, Ярик. Я тебя бросила. Чтобы ты мог жить спокойно. Без меня. А я... Как-нибудь справлюсь. Наверное...

Уже половина одиннадцатого. Мне пора ехать к Юлии. Утерла слезы и стала собираться. Я впервые иду к гинекологу, но на всякий случай оделась удобно, так, чтобы можно было легко и быстро снять вещи и надеть их обратно.

С колотящимся сердцем вошла внутрь консультации. В смс Юля сообщила, в каком кабинете ждёт меня, и попросила взять с собой документы, чтобы завести в регистратуре карту пациента. Когда женщина в белом халате за стойкой оформила необходимые бланки, она вручила мне карту и отправила к доктору. Дошла до нужного кабинета и снова остановилась в нерешительности. Посетило глупое желание взять и убежать. Нет, мне нужно знать точно. Я не должна трусить!

— Можно? — постучала я и заглянула внутрь.

— Да-да, заходи, — пригласила меня Юлия.

Я плотно прикрыла дверь и прошла к столу. Села напротив неё. Мать Ярика в белом халате смотрела на меня в ожидании, а я не знала, с чего начать.

— Так что беспокоит, Нинуш? — спросила она.

После истории с отцом она стала относиться ко мне более приветливо и ласково. Впрочем, мне это даже приятно.

— Да, в общем, ничего, — ответила я. — У меня деликатный вопрос.

Я замолчала, не зная, как решиться продолжить.

— Ну же, смелее, — улыбнулась женщина. — В этих стенах какие только вопросы я не слышала. Не удивишь, думаю.

— А можно вернуть девственность? — выпалила я на одном дыхании.

Юлия изогнула бровь. Всё же мой вопрос немного ввёл её в ступор. Вряд ли она ожидала именно такого.

— Можно, — ответила она. — Но я такие операции не делаю, и к тому же это недешёвое удовольствие.

— А может быть... Вы знаете тех, кто делает?

— Ну, допустим, я найду такого специалиста, — задумчиво постучала мама Ярика ногтями по столу. — А деньги?

— Деньги будут.

У меня есть небольшой счёт от мамы, доступа к которому отец не имеет. И когда мне исполнилось восемнадцать лет, я получила право им распоряжаться. Там не очень большая сумма, но цены на подобную операцию я мониторила вчера в интернете. Должно хватить.

— У тебя свадьба не за горами. А ты лишилась девственности, Нин? — спросила осторожно она. — Извини, что спрашиваю, но я должна знать, как тебе помочь и ради чего ты это делаешь.

— Да, — ответила я. — Иначе зачем мне понадобилась бы операция?

— Ну, ладно, — потёрла она ладони друг о друга. — Я подумаю, что можно сделать для тебя. Для начала позволь, я осмотрю тебя в кресле. Вдруг какие-то инфекции имеются, тогда твой жених не поверит в твою девственность. Раздевайся и ложись.

Я сделала, как велела Юлия, и послушно легла на кресло. Очень стеснялась, но сейчас не до смущения. Вопрос слишком серьёзный. Мама Яра надела перчатки и начала меня осматривать. Ощущения были не из приятных, но я стойко терпела. Юлия осматривала меня довольно долго и почему-то хмыкала.

Потом её лицо показалось прямо надо мной, и оно было растерянным.

— Нинуш, так ты беременна, девочка.

30.

— Что? — чуть не свалилась я с этого самого кресла.

— Ты беременна. Мы сейчас еще посмотрим по УЗИ, потом сдашь анализы, но уже сейчас я вижу все признаки. Матка увеличена. Вставай, ложись на кушетку.

В полном шоке я сползла с кресла и прилегла на кушетку к аппарату ультразвука.

— Ну да, — улыбнулась мне она. — Вот он, совсем еще малышонок. Точечка прямо. Недельки три. Это твой малыш, Нина.

Я растерянно смотрела в экран. Не знала, как реагировать. Какой малыш, если у меня свадьба на носу? Господи, ну как можно было ТАК вляпаться?! С другой стороны, кто мне виноват — надо было предохраняться. Но мы слишком были поглощены друг другом, да и кто бы мне рассказал об опасности незащищенного секса?