Сводная Чужая (СИ), стр. 22

  Задумался о том, с кем я дружил. И дружу. Они же реально дебилы какие-то! Спорить на человека? Даже я бы не стал этого делать. А Алекс хлеще многих. Как и Линда. Она видела, что я обратил внимание на Нину, и решила её таким образом наказать. Сучка.

  — Слушай, я поеду, наверное, домой, — повернулся я к Дену, когда он вернулся обратно.

— Всё слышал, да? — посмотрел он на меня.

— Да, — кивнул я.

— Ну, давай, до завтра. Какая уж тут сегодня работа.

— Ден, ты... Настоящий друг. Я рад, что ты не поддержал эту больную тему.

— Да брось, — махнул рукой он и уселся на старенький  диванчик. — Эти движения я никогда бы не поддержал. Но я теперь, похоже, только твой друг, Яр.

— И спасибо тебе за это, — искренне сказал я, пожимая крепкую ладонь друга. — Поеду. Есть что рассказать Нинке.

— Давай. Езжай к своей Джульетте.

— Пошёл ты, Ден.

— Ага, уже бегу.

* * *

До дома добрался быстро. Нины нигде в доме не обнаружил. Наверняка сидит в своей комнате, как и всегда. Постучал в дверь, и взволнованная Нина выглянула.

  — Ты? — изумленно расширила она глаза и за руку втащила меня в свою спальню. — Придурок, да? Отец вернулся, он может увидеть.

— Я посмотрел, что он в кабинете, — ответил я, проигнорировав "придурка". — Есть важный разговор.

— Что опять?

— Насчёт Алекса.

  Нина переступила с ноги на ногу, явно раздражаясь темой диалога.

  — Ну и? Говори уже.

— Ты лучше сама послушай.

  Включил запись и протянул ей телефон. Она все прослушала, а когда запись остановилась, подняла на меня грустные голубые глаза.

  — Возьми, — сказала она негромко, протягивая мне обратно смартфон.

— Теперь убедилась, что он тебе не друг?

  Нина обняла себя за плечи и отвернулась к окну. Конечно, любому будет неприятно узнать, что его пытались использовать. Да ещё так тупо — ради забавы.

  — Я, в общем-то, и не доверяла ему. Что-то не давало, предчувствие какое-то. Но чтобы настолько все было грязно... Не ожидала.

— Я, честно говоря, тоже.

— А я почти поверила, что у меня появился хотя бы один друг, — по щеке девчонки сбежала слеза. Мне захотелось ещё раз со смаком набить Алексу морду. Как же она одинока в своей золотой тюрьме. Жаль так её стало, обидно даже.

— Я так же считал. И не ожидал подобных вещей от... Друга.

— А потому что у вас вся компания дебильная, — Нина вдруг выпустила коготки и злобно уставилась на меня, словно это я на неё поспорил. — У тебя все друзья такие гнилые. Как и ты сам.

— Ну, подожди, — возмутился я. Почему-то неприятно было слышать, как она меня в число дебилов записала, хотя ещё недавно я сам так же назвал компанию тех людей, которых считал друзьями. — Ты же сама говорила, что я не такой придурок, как они.

— Я соврала, — всхлипнула она и подтолкнула меня к двери. — Ты ровно такой же придурок. Иди отсюда.

  Дверь перед моим носом захлопнулась. Ну вот и поговорили.

16.

Утром Нина делала вид, что мы ни о чем таком не говорили. Но в телефон залипать перестала, как и улыбаться кому-то, кого я не вижу, но о ком догадывался. Кажется, разговор вчера сработал.

  В машине оба молчали, словно друг друга не видим и едем в разных авто. Мне хотелось сказать что-нибудь, но я в первый раз не мог подобрать слов. Какая же она сложная... Совсем не понимаю, как же к ней подойти. И зачем она мне нужна, сам не понимаю.

  — До скольки пары у тебя? — спросил я уже на парковке.

— До трёх, — лаконично ответила Нина.

— Потом домой?

— Нет... Я бы хотела почитать. В библиотеке.

— Нина, ты опять не хочешь ехать домой? — облокотился я на капот и взглянул в её голубые глаза.

— Да, — не стала она скрывать.

— Что такого делает отец, что ты так его боишься? Он тебя бьёт, что ли?

  Она не ответила, отвела в сторону глаза, но я успела заметить страх. Просто животный страх, страх забитого львом зайчика. Но я, видимо, всё же лезу не в своё дело, раз мне не хотят ничего объяснять.

  — Идём, — проигнорировала она мой вопрос. — Опоздаем.

  Мы двинулись к входу в университет. Да, Нина не хочет ничего рассказывать. Это её право. Я не могу заставить её открыться мне. Может быть, мне и не стоит ничего знать? Слишком глубоко она меня затягивает, и чем больше узнаю о Нине, чем лучше узнаю её, тем больше думаю об этом всём. А я собираюсь в скором времени искать себе квартиру. Теперь заработка мне хватит, чтобы снять жилье и отдавать долг Алексу. Если я буду знать слишком много... Возможно, даже плохого, то не смогу уйти. Лучше бы и не связываться с ней вовсе, но всё равно не могу равнодушно думать о том, что её отец-урод её обижает. Сложный выбор.

* * *

  — Ну, как дела? — спросил я, плюхаясь на стул возле Нины в библиотеке.

— Нормально, — пожала она плечами, как всегда залипая в какую-то очередную книгу. — Вот, про пингвинов читаю.

— Что? — высмеял я тему её чтения. — Пингвинов?

— А что смешного? Они такие милые.

  Ей, похоже, уже совсем нечем заняться здесь, но настолько неохота домой, что начала уже читать всякую чушь. Видимо, все остальные книжки, включая основы квантовой физики, она уже прочла от корки до корки. Теперь нарыла про пингвинов.

  — Кто бы спорил, но как ты вообще додумалась о них почитать? — продолжал я веселиться. — Сидела, и вдруг осенило — вау, на свете есть пингвины! Эврика!

— Картинку увидела в социальной сети, — спокойно отозвалась она. Выдержка на издевки у неё, конечно, железная. — Там были маленькие пингвинчики. И решила почитать про них.

— И чего там интересного? — поднял я брови вверх.

  — Ну вот, например, ты знал, что пингвины появились на Земле очень давно? Тогда ещё были динозавры.

— Оу, прямо настоящие динозавры? — притворно удивился я.

— Нет, блин, пластилиновые! — начала она злиться.

— Пластилиновые? — "удивился" ещё сильнее. — Ни хрена себе! Ой... Мы же в библиотеке.

— Ярик! Дурак.

— Ну-ка тихо, мы в библиотеке.

  Она зыркнула на меня и снова опустила глаза в книгу. Я посидел минут пять наедине со своими мыслями. Скучно, пи*дец. Побарабанил пальцами по столешнице и спросил:

  — А динозаврик Раптор там тоже был?

  — Да, обязательно.

  — А птеродактиль?

  — Тоже, — отвязалась она от меня. — Целых два.

  Снова повисла нудная тишина.

  — Ну, а ещё кого видели пингвины? Может, кто убил Кеннеди? — опять пристал я к Нине, не давая читать.

  Она улыбнулась. Впервые вижу её улыбку на мои шутки.

  — Нет, Кеннеди далековато живёт от Антарктиды. Пингвины бы не добежали.

— Жаль. Могли бы раскрыть одну из главных тайн двадцатого века. Правда, рассказать бы все равно не смогли. А что ещё в их жизни происходит интересного?

— Ты знал, что у пингвинов яйцо высиживает самец? Целых шестьдесят дней греет его и охраняет.

— Вот дела, — искренне уже удивился я. — А самка где?

— Уходит. Отдыхает, ест рыбу. В море плавает.

— Фига себе мать! — возмутился я. — Это не пингвиниха, а кукушка самая настоящая. И пингвины-мужики согласны на это?

— Так природой заведено.

— Вот подкаблучники, а! Тряпки без яиц.

  Ей стало снова смешно от моей реакции. А факты в самом деле забавные. Я бы никогда не додумался почитать про пингвинов, если бы не Нина.

  — Нин, уже пять. Поехали домой, а?

— Да? Уже? — засуетилась она, и улыбка с её губ спала.

— Да, поехали.

— Ну, хорошо, — вздохнула она и закрыла книгу.

  Встала и отнесла её на полку, откуда брала. Потом вернулась и сняла сумку со спинки стула. Подняла глаза на меня.

  — Я готова.

— Ок.

  Мы молча двинулись по коридорам к выходу и на парковку. Когда уже выехали на дорогу, я обратился к Нине.

  — Много это все времени отнимает.