Сводная Чужая (СИ), стр. 20

— Ой, Ярик, — улыбнулась она. Черт возьми, красивыми губами! — Это как-то очень мило с твоей стороны, но вместе с вечеринки нам не стоит возвращаться. Я поеду на такси. Иначе охрана доложит папе. Я буду делать вид, что вернулась от подруги.

— Хорошо, но время половина десятого.

— Я уже вызвала такси, — ответила она и закусила губу. — Спасибо, что предложил.

— Ладно, как знаешь.

Нина действительно приехала почти следом. Я даже не разделся ещё и шарахался по гостиной и кухне как неприкаянный.

  Я ждал, когда приедет она? Похоже, что да. Иначе чего я тут куковал в одну рожу минут двадцать?

  И тут вытекает вопрос — а на хрена я её ждал? Не ревную же я её к бывшему другу? Не думаю же о том, что она может предложить ему то, что предлагала мне, и от этого мой зад словно кипятком обжигает? Себя. А вдруг она пришла к нему так же, как ко мне? Голая. Совсем голая. Вообще голая. Вот прямо голая-голая-голая.

  А-а-а, чёрт возьми, как меня это бесит!

  Слишком громко бахнул стаканом с водой о стол, возле которого оказалась и сводная сестра, и теперь с абсолютно невозмутимым видом копалась в холодильнике.

  На мой стук она выглянула из-за двери.

  — Всё нормально? — спросила она.

— Да, все отлично, — ответил я.

  Она поняла, что я вру, но зачем – не знала. Подняла вверх брови и достала сок. Пить ей захотелось. Надеюсь, не от слишком страстных поцелуев?!

  Шумно выдохнул.

  Господи, Яр. Да какая, нахрен, разница тебе, с кем она целуется и к кому ходит голая? Это совершенно тебя не касается!

  Блин, как ещё себя уговорить? Вроде понимаю, что так и должно быть, мне просто должно быть все равно, а зад продолжало печь. Ещё немного, и шашка задымится!

  — Мне кажется, или ты что-то хочешь мне сказать, Яр? — вгляделась она в меня.

— С чего ты это взяла?

— Потому что ты стоишь возле стола, ничего не делаешь и просто смотришь на меня. Причем как-то странно смотришь, словно я тебе пятьсот рублей не вернула. А обещала.

  Нахмурился и подумал о том, что в самом деле стою и пялюсь на неё как дебил. Да, пожалуй, придётся поговорить всё же.

  — Есть к тебе разговор, да. Довольно откровенный.

— Ты меня пугаешь, Ярослав, — изогнула она бровь.

  Сейчас Нина выглядела как стерва и красотка. Она со мной явно флиртовала. Глаза её до сих пор горели огнём азарта гонок и вкуса вечеринки. Да ещё эта косметика и распущенные волосы меня совсем с толку сбивали. Словно передо мной вовсе и не она, не заучка, а её охренительно красивая и, твою мать, сексуальная сестра-близнец. Как два разных человека. Двойная жизнь. Двойное дно.

  — Подожди. Тихо, — подняла она руку вверх, чтобы я молчал. Нажала кнопку приёма вызова вибрирующего телефона. — Да, папа.

  Она говорила с отцом, и тон её голоса менялся за секунды. Из дерзкого – в кроткий и тихий, даже глаза будто потухли и стали просто грустными. Что ж за мразь её отец, что она так меняется, и не в лучшую сторону, когда просто говорит с ним по телефону?

  — Да, конечно, я уже дома. Да, снова у Насти была. Охрана доложила, что я вернулась? Понятно. Нет, ничего не случилось. У нас все хорошо. А ты как? Да, прости, я знаю, что ты не любишь эти вопросы... Да, хорошо. Конечно, пап, я все помню. Когда? Уже? Боже мой...

  Нина вдруг побледнела и вцепилась пальцами в столешницу. Машинально я подбежал и удержал её за талию. Что такого сказал ей этот урод? Он меня уже просто бесит не на шутку. Но я молчал, ожидая окончания диалога, и почему-то продолжал удерживать Нину в своих руках, хотя она уже давно никуда больше падать не пыталась. Она изумленно смотрела на меня, волновалась от моей близости, на щеках выступил румянец. Но голос оставался ровным и спокойным. Как же отлично она научилась играть и изворачиваться! Даже удивительно. Нина могла бы стать хорошей актрисой. Я бы ей поверил. А я думал, что плохо живу. Я хотя бы свободен от гнета таких вот "отцов".

  — Хорошо, я все поняла. Спокойной ночи, — голос её сорвался. Она нажала кнопку завершения вызова.

  Я отступил на шаг назад, оставшись все равно довольно близко. Мне показалось, что она сейчас просто заплачет.

  — Что случилось? — спросил я.

— Не твоё дело, — довольно резко ответила она, утирая слезы.

— Ну, хорошо, не хочешь — не говори. Я хотел сказать по поводу Алекса.

— А что он? — взглянула Нина на меня.

— Поосторожнее с ним. Он с тобой не просто так общается. Я точно уверен.

— Почему? — она стала казаться ещё более грустной.

— Ну, он... Как бы мстит мне так. Мы с ним сильно поссорились. И он решил типа как подкатить к тебе, мне назло.

  Нина задумалась, а потом спросила с недоумением :

— Не поняла. А при чем здесь ты и я?

— Твой отец просил меня, как это... Присмотреть за тобой. Поэтому если он тебя обидит, то проблемы будут в первую очередь у меня. Видишь, он тебя уже вытащил на гонки, хотя папа бы не одобрил.

  Она с недоверием посмотрела в мои глаза.

  — Мой отец не мог тебя об этом просить.

— Почему ты так думаешь?

  Штирлиц, сейчас будет полнейшее фиаско! Тебя рассекретили.

  — Потому что он сказал мне держаться от тебя подальше.

— Ну, это я не знаю, — пожал я плечами. — Я тебе сказал как есть.

— Ладно, — в её глазах словно заплясали огоньки. Не верит мне. — Я учту.

— Я тебе сказал как есть, а там твоё дело, — наехал на неё я. Лучшая защита — это нападение. — Трахнет тебя и бросит, потом сама плакать будешь. Или, может, ты об этом и его просила? Как меня.

  Нина смутилась и покраснела. А ещё явно обиделась.

  — Слушай, Яр, какое твоё вообще дело до этого? Тебе разве не все равно?

— Всё равно, — поднял я вверх ладони. — Абсолютно фиолетово.

— Ну и не парься тогда, чего ты? Я сама разберусь. Спасибо, что предупредил.

— Ага. Всегда пожалуйста.

— Кстати, я вовсе не такая дура и сама поняла, что он слишком жмёт на педали.

— Серьёзно? — свёл я брови вместе. — Ах, ну да. Ты же у нас умная. Заучка.

  Нина хмыкнула и не стала продолжать спор.

  — Я устала. Спокойной ночи, Ярослав.

  Она обошла меня, так и продолжавшего сверлить её супер-взглядом самца, и сделала несколько шагов в сторону лестницы. На выходе она обернулась.

— Свою девственность я предлагала только тебе, если тебе так уж это интересно.

— Почему мне? — проявил любопытство я.

— Нравишься ты мне, — ответила она.

— Врёшь.

— Да, вру, — хмыкнула она.

  А жаль...

  — Спокойной ночи, Ярик.

15.

На следующий день выпадала моя смена в баре. Отец Нины все ещё не вернулся из деловой поездки, а моя мама уже уехала на работу. В доме мы остались вдвоём с Ниной. У неё сегодня выходной, в отличии от меня, но она почему-то с утра пораньше уже шаталась по дому.

  — Ярик! — услышал я её вопль со второго этажа и чуть не выронил кофейник. — Помоги. Помоги, пожалуйста! Иди сюда быстрее!

  Оставил кофе на столе и поспешил на второй этаж. Взволнованная Нина кричала из ванной. Из душевой кабины хлестала вода. Видимо, сорвало кран. Разбираться будем с этим потом, сначала я нашёл вентили и перекрыл воду. Поток тут же прекратился.

  — Что произошло? — повернулся я к ней и застыл.

  Мокрая Нина с влажными волосами по плечам прижимала к груди полотенце, в которое даже завернуться не успела толком с перепугу. В зеркале на стене напротив я видел её упругий зад, который очень, просто жутко захотелось от души смять, подержать в руках.

  — Закручивала кран, и он как начал... Лить. Я не знала, что делать. Тебя позвала.

— Надо было воду перекрыть, — ответил я, продолжая пялиться на её голый и нереально прекрасный бампер.

— Я не знаю, где это надо делать.

— Вот тут, — указал я рукой на вентили. — Закручиваешь, и подача воды прекращается.

  — Спасибо. Буду знать.