Сводная Чужая (СИ), стр. 14

  — Дай мне свой номер. — Достал я смартфон и приготовился записывать.

  Нина с подозрением посмотрел на меня.

  — Что? — поднял я брови вверх. — Как я тебя найду после занятий? Не беспокойся, смс тебе писать не стану.

  Она назвала цифры, которые я вбил в телефонную книгу и сохранил как контакт "Заучка".

  — Всё. Как закончатся пары — созвонимся.

  Даже не попрощался, развернулся к ней спиной и пошёл в сторону входа. Почти у самого крыльца уже собралась наша привычная банда. Они с любопытством смотрели на меня. Свежие сплетни о том, что заучка Нина теперь моя сводная сестра, и что мы живём в одном доме, уже достигли ушей студентов и однокурсников.

  — Привет! — протянул свою широкую ладонь Ден.

— Здарова, — пожал я её в ответ.

  Далее последовала череда девчачьих поцелуев. В компании был и Алекс, только бывший друг меня игнорировал. Кинул лишь короткий взгляд, на приветствие не ответил. Отвернулся и беседовал с другими, словно меня здесь и не было.

  Я понимаю, что это совершенно логичное и справедливое поведение после случившегося, но все равно сердце неприятно кольнуло. Непривычно чувствовать лёд и холод от человека, который раньше тебе был близок, да и сейчас не чужой. Но я виноват сам, этого не отрицаю. И бойкот от Алекса мною заслужен.

  — Что-то ещё произошло между вами? — негромко поинтересовался Денис. — То были не разлей вода, а теперь даже не здороваетесь. Из-за машины, что ли?

— Да, Ден, — кивнул я, не вдаваясь в подробности.

  Это слишком личные вещи, чтобы я их обсуждал ещё с кем-то.

  Мимо нас гордо прошествовала Нина. Народ даже затих на время, провожая её взглядами в спину.

  — А правда, что она теперь твоя сестра, Яр? — спросил, давясь смехом, один из парней, и все остальные тоже загоготали.

  Стало неприятно. Нахмурился и будто посмотрел иначе, под другим углом, на свою собственную компанию. И что тут смешного? Не я же себе выбрал "сестру", наши родители нас не спрашивали, хотим ли мы породниться, а просто решили быть вместе. Вспомнились слова Нины, что у меня друзья не самые умные...

  — Да. И что? — спросил я с вызовом, и смех утих.

— И ты типа с ней живёшь в одном доме? С этой замухрышкой.

— Да, живу. Моя мать выходит замуж за её отца. И дальше что?

— А она не заставит тебя носить такие же убогие шмотки, как на ней самой? А почему ты её возишь? Ты что — у неё на побегушках теперь? Типа как прислуга? — посыпались снова вопросы и смешки.

— Её отец попросил возить. Всё, закрыли тему. Мне самому это все не прикольно. Пойдёмте, — кивнул я головой на высокие двери. — Скоро пара начнётся.

* * *

Весь день так или иначе я слышал в свой адрес колючие подколки по поводу Нины. Несколько раз жутко хотелось послать их куда подальше, но я не собираюсь терять всех друзей из-за Заучки! Потерплю немного. Злиться и орать на них без толку, только ещё больше раззадорятся от этого. В таких случаях самая верная стратегия — игнор и отсутствие реакции. Скоро им просто надоест эта тема, а все "остроумные" шутки по поводу меня и Нины кончатся.

  Набирал телефон сводной сестры уже в третий раз. Пары кончились, пора ехать домой, но она упорно не брала трубку. Я начинал раздражаться. Где теперь её искать? Почему я вообще должен её искать?!

  Послонялся по коридору и увидел на доске с расписанием информацию о режиме работы университетской библиотеки.

  Меня осенило. БИБЛИОТЕКА!

  Заучка же любит торчать среди книг. Наверняка я и сейчас её там найду.

* * *

  — Ну и какого черта ты трубку не берёшь? — прошипел я возле её головы, и она подпрыгнула.

  Голубые глаза посмотрели на меня.

  — Ой. А ты звонил, да?

— Раз говорю, что ты трубку не брала — значит, звонил, — изогнул я одну бровь. — Не тупи, Нина. Так какого черта я тебя должен искать по всему универу?!

— Прости, я забыла поставить вибрацию на телефоне, и совсем звук отключила, это же библиотека...

— Так, неважно уже. Очень рад, что все же нашёл тебя. Это столь трогательная встреча, что хоть на телевидение звони и снимай выпуск о том, как мы нашли друг друга. Поехали домой.

  Она закусила губу и осталась сидеть на месте.

  — Чего ты? — спросил я. Вот ещё уговори её поехать! Бесит. Заучка. — Не все переписала? Возьми с собой домой книгу.

— Нет, — покачала она головой. — Дело не в книге. Я не хочу домой.

  Внимательно посмотрел на неё. Чё? С чего бы? Папаша прессует постоянно и её? Ну этого следовало ожидать. Только не жить же теперь в библиотеке нам обоим из-за семейных передряг Нины? Мне и своих хватает.

  — С отцом поссорилась? Ну, не переживай, помиритесь ещё.

— Действительно: кому я это говорю? — вдруг начала она злиться. — Тебе же проблемы других – до лампочки!

— А тебе? Поехали, Нин, я жрать хочу и в душ.

  Нина кинула на меня ещё один печальный взгляд, от которого я чуть не расплакался и потянул её за локоть, вытаскивая из-за стола. Неужели она так боится собственного отца, что готова сидеть допоздна в библиотеке?

12.

НИНА.

  — Добрый вечер! — подскочила к нам домработница Светлана, едва мы с Яром переступили порог дома. — Геннадий Юрьевич тебе велел зайти к нему в кабинет, Нина.

  Я похолодела. Я знаю, о чем он хочет говорить. Приближается моё восемнадцатилетие... Яр увидел, что я испугалась приглашения отца на разговор, но ничего не сказал, нахмурился и ушёл на кухню в поисках еды.

  Я бы не хотела, чтобы он все это наблюдал. Но деваться некуда, он верно сказал — теперь мы все в одной лодке. Уже послезавтра регистрация родителей в ЗАГСе и шикарный банкет по этому поводу. Мы станем одной семьёй. Только боюсь, что счастья никому от этой свадьбы не будет.

  Вздохнула и поплелась наверх, как баран на заклание. У двери перевела дыхание и попросила разрешения войти.

  Когда я оказалась в кресле напротив стола отца, он принялся задавать вопросы.

  — Как твоя контрольная? Та, к которой ты готовилась у Насти. Ты обещала сдать все на "отлично".

  Папа дымил своей любимой сигарой прямо у меня под носом. Я невольно морщилась, но осторожно, чтобы он не заметил, и старалась не кашлять. Он не любит, когда мне не нравится хоть что-нибудь из того, что он делает. Но этот запах меня просто душил. Тяжело было делать вид, что мне комфортно.

  — Да, я получила отметку "отлично". Могу принести, показать.

 — Обязательно, позже. На слово я тебе, конечно же, верить не стану. Как другие успехи в учёбе?

 — Всё хорошо, папа. По всем предметам только "хорошо" и "отлично".

 — Вот и умница. Но поговорить я хотел вот о чем... — холодные, бесчеловечные глаза остановились на моём лице. — Тебе через неделю исполняется восемнадцать лет. Ты знаешь, что это означает, не так ли?

 — Знаю, — ответила я и проглотила противный ком в горле.

  Плакать тоже нельзя. Слезы тоже караются. Он не любил ничего, что бы я ни делала.

  — Ты помнишь наш уговор? Пора платить по счетам, Нина.

 — Помню, папа.

 — Вот и хорошо, — удовлетворенно улыбнулся он, видя результат своей науки в виде моей абсолютной покорности. — Значит, начинай готовиться.

* * *

ЯРОСЛАВ.

  Прошла неделя. Жизнь была такой же тухлой, как и семь дней назад. Никакого выхода я не нашёл и так и продолжал жить в доме мужа матери.

  Они сыграли свадьбу. Все красиво, торжественно, мама, кажется, счастлива. Только меня по-прежнему гложут большие сомнения по поводу этого Гены. Нинка от него шарахается – это очевидно, обижает он её, мне кажется. Но не мне влезать в семейные дела. А вот мама может в нем ошибаться, увидев принца в куче... Не очень хороших черт характера.

  Теперь мы официально семья. Очень подходящее слово — официально. Потому что это на бумажке и в теории. На деле же общались между собой только мама и Геннадий. Я и Нина существовали в разных плоскостях. У нас словно возник негласный уговор — если один входит в комнату, второй молча уходит. За всю эту неделю мы не перекинулись и словом.