Сводная Чужая (СИ), стр. 12

— Это угроза?

— Предупреждение, — подняла она вверх брови и опустила снова.

— И что ты мне можешь сделать? — с насмешкой поинтересовался я.

— Я — ничего, — пожала плечами Нина. — А вот мой отец... Впрочем, скоро узнаешь сам. Я думаю, он тебя встретит "приятным" разговором, после которого ты сам сбежишь.

— Да серьёзно, что ли?

— Серьёзнее просто нельзя. Вон, кстати, и родители. Встречай.

  На территории возле дома действительно послышался шум автомобиля, хлопанье дверей и голоса. Нина же резвой ланью ускакала наверх, оставив меня на диване одного.

* * *

  — Добрый вечер, — заговорил со мной высокий мужчина, который вёл под локоть мою мать.

— Здравствуй, сынок, — она оставила на время своего жениха и обняла меня.

— Здравствуйте, — ответил я ему, а потом повернулся к маме, — Привет, ма.

  — Вы извините, что так поздно и без предупреждения, — снова обратился я к мужчине. — Как моя мама вам сказала, я не планировал жить с вами, но обстоятельства сыграли против меня. Ваше предложение пожить у вас вместе с мамой все ещё в силе?

  Мужчина прошёл по ковру и сел в кресло напротив. Он смотрел на меня изучающе и ничего не отвечал. Неужели откажет сейчас? Очень странный и какой-то неприятный тип, не смотрит, а прожигает насквозь. И что мама в нем нашла, не понимаю? Я тоже сел обратно на диван и смотрел в ответ.

  — Виски, — сказал он вслух, и мама тут же засуетилась возле него.

  Тут же на столике появились бутылка дорогого алкоголя, лед и бокал. В доме разве нет прислуги, или ей просто приятно за ним так ухаживать, прыгая перед ним на задних лапках?

  — Конечно, ты можешь остаться, Ярослав, — ответил он наконец, когда мама подала ему порцию виски со льдом. — Юля, оставь нас наедине. Нам необходимо поговорить с твоим сыном.

  Мама перевела взгляд с меня на него и обратно и, видимо, решив, что ничего плохого в этой просьбе нет, ушла наверх. Мамин жених продолжал меня так пристально разглядывать, что мне уже становилось не по себе.

  — Меня зовут Геннадий Юрьевич, — сказал он.

— Мне мама сказала, — кивнул я. — Ярослав. Но это вы тоже уже знаете.

— Я много чего знаю, — отозвался он. — Например, что ты получаешь субсидию на образование.

— Да, — пожал я плечами.

  Это вовсе не секрет, но мысль, что Геннадий "пробивал" меня и мою маму, наверное, тоже, мне не понравилась.

  — Перспективный ученик, — улыбнулся он уголками губ.

— Вроде того.

— Похвально, — поднял Геннадий вверх брови и отпил ещё виски из своего бокала. — Думаешь о своём будущем.

— Именно так. Кто же ещё подумает кроме меня?

— Правильная жизненная позиция. Значит, ты уже и с Ниной знаком? Вы учитесь в одном университете.

— Да, там и познакомились, — ответил я. — Только я тогда не знал, что мы... Типа родственники теперь.

— Ну да, типа, — сделал акцент на этом мамин муж.

  Он намекает, что родниться со мной ему вовсе не интересно? Да мне, в общем, тоже не прикольно общаться ни с ним, ни с его дочкой, ни в целом не нравится вся эта ситуация, из-за которой я вынужден пока перебиться ночлегом  здесь.

  — Не беспокойтесь, я надолго не задержусь, — сказал я ему. — Просто так вышло, что пока мне идти некуда. Но как только я решу свои проблемы, то сразу же уйду.

— Мне импонирует твоя самостоятельность, — ответил Геннадий.

  Да, он очевидно намекает, что мне стоит убраться отсюда побыстрее. Что ж, я бы радостью, но пока придётся мне злоупотребить его "гостеприимством".

  — А с лицом что? — указал он рукой на мои свежие синяки и ссадины после битвы с Алексом.

— Да это... Так, — махнул я рукой. — Ничего серьёзного.

— Полицию впутали?

— Нет, что вы. Нет, — покачал я головой. — Это между собой мы.

— Имей в виду, — ткнул он в мою сторону бокалом с виски. — Мне проблемы из-за тебя, пацан, не нужны. Усёк?

— Не вопрос, — ответил я, но нахмурился. Что-то папаша Нины жёстко гонит, хотя впервые меня видит. Не нравится мне это. — Пока я нахожусь здесь, никаких проблем не будет.

— Смотри мне, — сузил он глаза, словно змея. — Иначе отвечать придётся. Это касается и жизни за пределами этого дома. Как ты верно сказал, мы скоро станем одной семьёй. И если ты, Ярослав, подмочишь мою идеальную репутацию — я тебя уничтожу.

  Ничего себе приколы! Смотрел на него и все больше понимал, как мне противен этот мужик. И что он в самом деле может доставить проблем. Например, лишить меня субсидии в университете. Не зря он это упомянул, точно не зря. Это намёк и подводка именно к этому разговору.

  Шумно вздохнул. Все же матери он нравится, хотя не понимаю совершенно – чем. Ей с ним жить. А я не женщина, чтобы его суметь оценить с её позиции. Всё равно я тут надолго не задержусь. Промолчу ради мамы.

  — Хорошо, я вас понял, — сказал я Геннадию, что продолжал прожигать меня глазами.

— Ещё ты будешь возить в университет Нину, вместо водителя. Раз ты все равно живёшь здесь, сэкономим на водителе.

  Мои брови поползли вверх. Я, конечно, слышал, что богатые очень экономные и бережливые, иначе бы они не были богатыми. Но чтобы так нагло просто свесить на меня миссию возить его "принцессу"?

  — Боюсь, вашей золотой девочке мой старенький "Форд" по вкусу не придётся, — не выдержал и съязвил я.

— Так на твоей инвалидке вы ездить и не будете. Ты хочешь, чтобы надо мной весь округ смеялся? Возьмёшь мой джип. И только попробуй его разбей.

— Я не буду брать вашу машину, — сказал я.

— Хочешь здесь жить — будешь делать то, что я тебе сказал, — холодные глаза снова уставились на меня в упор.

  Да уж, сбежать отсюда захотелось ещё быстрее, но мне в самом деле просто некуда... Поджал губы. Чёрт. Он понял, что раз я пришёл сюда, то выхода у меня вправду нет, и теперь пытается сделать из меня прислугу, чтобы не платить водителю Нины и взять хоть что-то с меня. Мерзкий мужик. Ушлый.

  — Но у нас могут быть пары в разное время.

— Отличается один день — тебе во вторник позже. Будешь сидеть и ждать пар в здании университета.

  Ну надо же, он даже наше расписание знает. Что он за дьявол такой?

  — И ещё.

  Снова посмотрел на него. Что ещё-то?  Полы мыть ещё заставит? Или тапочки в зубах ему носить?

  — Насчет Нины. Не вздумай к ней подойти. Как мужчина.

  Взгляд Геннадия потяжелел ещё, хотя казалось бы, больше некуда. Судя по всему, вопросы о его дочери волнуют мужчину очень серьёзно. Вот ведь ещё папаша выискался! Говорят же, что если отцы воспитывают дочерей одни по каким-то причинам, то часто становятся сумасшедшими папочками, задалбывая всех вокруг по поводу дочурки.

  — Если ты хоть пальцем притронешься к сводной сестре, Ярослав, — продолжил говорить отец Нины. — Я оторву тебе яйца. Тебе же ещё нужны твои причиндалы?

— А вам? — Вскинул я подбородок.

— Нахал, — усмехнулся он. — Речь не обо мне, а о тебе. Если ты, щенок, хотя бы даже посмотришь на мою дочь — я тебя закопаю. Она не для тебя.

   Кажется, он всё же не шутит... А Нину вдруг жаль стало. Такой отец-самодур.

   — Да не буду я её трогать. — Вскочил я на ноги. — Мне такая "прелесть" и задаром не нужна!

— Я тебя предупредил.

11.

Я не ответил. Смотрел молча, пытаясь понять, что он за человек такой, и куда смотрит мама. Ведь тип неприятный, видно сразу. Нине очень не повезло с папашкой. В очередной раз порадовался, что я тут временно.

  Отец Нины решил, что больше не имеет смысла беседовать со мной, и ушёл наверх вслед за мамой, даже не попрощавшись со мной. Больно надо, конечно, но как-то это некрасиво и неуважительно. Я встал и растерянно посмотрел ему вслед. Мне даже никто не покажет комнату? Очень гостеприимно...

  Вздохнул и устало провел рукой по лицу. Когда же эта чёртова чёрная полоса кончится уже? Моя жизнь больше не зебра, с чёрно-белыми полосками, а пантера — вечно чёрная. Самому, что ли, идти в любую понравившуюся спальню? Однако через несколько минут спустилась мама.