Наследник для жестокого (СИ), стр. 59

Движнов не опоздал. Мы обсудили все детали и сошлись на том, что договор будет подписан. Поставили подписи и пожали друг другу руки. Движнов попрощался со мной, я проводил его до двери кабинета, и он зашагал вперед.

— Привет тебе от людей Самира, — неожиданно он развернулся, и в меня полетел нож.

Макс отреагировал быстро — достал пистолет и прострелил предателю башку.

— Сука, — схватился я за рукоять и вытащил клинок.

Отбросил его в сторону и упал на ковёр, пытаясь зажать рану рукой. Кажется, сегодня я сдохну уже навсегда… Макс кинулся ко мне, схватив по пути какую то скатерть, чтобы попытаться зажать рану плотнее.

— Макс, позови… Ясмин, — попросил я, с трудом выговаривая слова от жгучей боли в животе.

Глава 68

ЯСМИН.

В последнее время увлеклась вязанием. Чтобы скоротать очередной день, пробовала новые схемы. От занятия отвлёк стук в дверь.

— Заходи, — ответила я, решив, что это сестра.

Оказалось, что это новый начальник охраны моего мужа. Макс, отчего-то белый и серьёзный, нервно заговорил:

— Ясмин, идёмте срочно в кабинет Гора.

— Что случилось? — спицы и пряжа упали на пол, когда я резко поднялась из кресла.

— Идёмте, сами все увидите.

Он двинулся вперед по коридору, а я следом за ним. Через несколько минут мы уже оказались в кабинете. Мои глаза расширились от шока — Андрей, снова раненый и бледный, лежал на ковре. Рядом с ним валялся окровавленный нож. Взгляд его тёмных глаз застыл на моём лице. Я зажала рот ладонью, чтобы не закричать.

— Ясмин, — проговорил он с трудом.

— Дайте аптечку, что вы стоите, идиоты? — взорвалась я.

Нет времени страдать и бояться. Я должна ему помочь.

Макс тут же ринулся на поиски медикаментов, и уже очень скоро аптечка был рядом со мной.

— Неотложку вызвали? — спросила я, открывая чемоданчик в поисках обеззараживающего средства и бинтов с ватой, чтобы заткнуть рану и уменьшить кровотечение. Так он может протянуть до приезда "скорой”, а потом до больницы. Сволочи, попали в печень, кажется, кровит сильно.

— Да, вызвали.

— Слава богу, — проворчала я, наливая на кусочек бинта средство.

— Может, помочь? — спросил Макс. — Переложить его на диван?

— Не трогать! — рявкнула я и осторожно заставила его лечь прямо на ковре. Посмотрела в его глаза, расстегивая окровавленную рубашку.

— Буду обрабатывать края раны. Попытаюсь остановить кровь. Терпи.

Его лицо искажала боль, но он всё вынес без единого звука и только и делал, что ловил мой взгляд. Страх за смерть мужа заставил меня взять себя в руки и проделать все, что необходимо, чтобы подарить ему драгоценные минуты. Рану удалось закрыть асептической повязкой, чтобы кровь не шла слишком сильно. Повязку закрепила пластырем. Кровотечение заметно уменьшилось, но ему требуется более серьёзная медицинская помощь. Надо дождаться врачей…

Села рядом с ним и осторожно положила его голову на свои колени. Склонилась над ним. Провела пальцами по лицу, щетине. Я не знаю, что со мной будет, если я опять его потеряю, и уже навсегда.

— Ты пришла, Ясмин, — из последних сил Гор поднял руку и положил ладонь на мою щёку.

— Как я могла бы не прийти? — ответила я, чувствуя комок в горле. — Макс так был взволнован. Я сразу поняла, что с тобой опять беда.

— Может… м-м-м, — снова он застонал от боли. — Лучше, что так всё вышло? Ты станешь свободна, если я…

— Нет, — сжала я его руку. Из глаз хлынули слёзы — Не говори так, Андрей! Мне больше не нужна свобода. Ты поправишься. Я буду с тобой. У нас родится сын. Мы будем вместе его любить. Всё будет хорошо, слышишь?

— Ясмин, — улыбнулся он сквозь боль, переплетая свои пальцы с моими. — Прости, что не поверил тебе. Я верю. Прости…

— Сейчас это неважно, — отозвалась я нервно. — Главное, ты живи.

— Посмотри на меня, — прохрипел он.

Я снова встретилась взглядом с его темными глазами. Судя по всему, ему уже сложно было оставаться в сознании. Он успел потерять довольно много крови. Где же эта чертова неотложка?!

— Поцелуй меня, — попросил он.

Я склонилась над ним ниже, обнимая его голову. Прижалась к сухим губам. В свой поцелуй я вложила всю свою тоску, боль, обиду и… любовь.

— Я должен был увидеть твои глаза в последний раз, — сказал он, и глаза его закатились.

Тело в моих руках расслабилось. Голова потяжелела на моих коленях.

— Нет, — запричитала я. — Нет-нет-нет. Горский! Горский, твою мать!

Я кричала, звала его, размазывая слезы по лицу, обнимая его голову и снова, и снова целуя сухие губы.

— Не смей меня оставлять, Горский! Сволочь… А-а-а-а!!

Меня разбила самая настоящая истерика. Охранники растерянно топтались рядом, не имея никакой возможности помочь и успокоить меня.

— Ясмин, — кто-то тянул меня за руку. — Отпусти его, Ясмин.

— Уйди прочь! — кричала я как безумная, снова прижимая его голову к себе. За окном все приближался вой сирены медицинской машины. — Не отдам… Я тебя не отдам! Я люблю тебя…

За спиной раздался топот множества ног.

— Уберите девушку, — сказал мужской голос, и меня оторвали от него, заставив отойти.

Но когда я увидела медиков, то и сама уже начала вставать с ковра. Когда кричала, что "не отдам", я говорила о смерти. А медикам отдам. Они ведь помогут… Я спасу тебя. Я попытаюсь…

— Да, серьезная рана. Закрываем обратно и кладите его на носилки.

Андрея унесли, а доктор обернулся ко мне.

— Жена? — спросил он меня.

— Да, — ответила я блёклым голосом.

— Повезем в ближайшую больницу, пятую. Дальше не доедет. Документы дайте.

Если честно, я не знала, где их искать. Но знал Макс. Он набрал шифр сейфа и вынул оттуда черную папку, которую затем отдал врачу.

— Приезжайте завтра, сегодня никаких новостей не будет. А кто рану закрыл? Вы?

— Я, — снова отозвалась я.

— Медик?

— Почти. Не доучилась.

— Молодец, — похвалил меня он. — Ты продлила своему мужу жизнь. Поехали.

Глава 69

Макс, несмотря на просьбы врачей остаться сегодня дома, отправил следом ребят. Они должны были контролировать ситуацию и сразу известить, как что-то станет известно о состоянии моего мужа. Эта ночь была страшной. Без снов, с редкими провалами в какое-то бессознательное состояние. Только и делала, что держала руки на животе и уговаривала саму себя не бояться, что все будет хорошо, что мы с малышом не потеряем нашего папу…

Горскому это всё твёрдо говорила, а сама вовсе не была уверена, что ему повезет второй раз. Он же не кот, чтобы иметь девять жизней.

Зарема была рядом. Она тоже нервничала и не находила себе места, старалась пережить это вместе со мной. Утром к нам заглянул Макс и сообщил, что Андрея довезли, оказали необходимую помощь, и сейчас его жизни больше не угрожает опасность, хотя состояние его все еще остается довольно тяжелым. Потеря крови и уже вторая серьезная рана дали о себе знать. Ему провели операцию, наложили швы. Потребуется курс реабилитации. Но главное, что он выжил. Может, действительно в нём есть что-то от огромного грациозного кота, раз он такой живучий?

Эта новость меня очень обрадовала и взбудоражила. Он выжил! Горский БУДЕТ жить. Хотела ехать к нему, вот прямо сейчас, в шесть утра. Но Макс сказал, что Андрей всё еще находится в реанимации, и лишь после того, как его переведут в обычную палату, нам разрешат его навестить. Макс же съездил в больницу и расспросил лечащего врача Гора более подробно, оплатил все услуги и комфортное пребывание в стационаре для Андрея. Точнее, для Романа Васнецова, ведь этого мужчину теперь зовут так, и он мне не муж пока ещё. Я официально продолжаю находиться в статусе вдовы Андрея Горского.