Наследник для жестокого (СИ), стр. 57

И он вынул из ящика стола коробочку с кольцом. Боже мой, какой бред…

— Правда, в день церемонии в качестве жениха рядом буду не я. И не смей с ним целоваться, если не хочешь, чтобы я ему потом всадил пулю в лоб из-за тебя. Ещё мы уезжаем за границу. Но это я всё тебе позже объясню.

Глава 66

— Зачем тебе эта свадьба, Горский? Точнее, господин Васнецов.

— А угадай, — глумился он надо мной.

— Ребёнок? — посмотрела я в его глаза.

— Бинго, принцесса. Ты же не думала, что даже если я умер, то ребёнок останется тебе?

— Если честно, — ответила я, немного помедлив. — Я думала только о твоей смерти. И я тосковала, хоть сейчас ты не заслуживаешь этих слов. И меньше всего я была рада твоей смерти и тому, что теперь ребёнок только мой.

Горский перестал ухмыляться и устремил взгляд на меня. Думал, правда ли то, что я сейчас сказала. Потом его лицо снова приняло равнодушный вид. Не поверил. Упрямец…

— В общем, готовься к свадьбе. Правда, в этот раз она будет скромная и уже в Швейцарии. Вылетаем вместе с Заремой сразу после того, как я урегулирую дела с бизнесом.

— Зарема поедет с нами?

— Да, я приглашаю её тоже. И имей в виду, что если твоя сестра откажется ехать, то контакты с тобой потеряет навсегда. Мы едем не в отпуск. Нам необходимо совсем исчезнуть.

— За тобой идёт охота? — откровенно спросила я.

— Да, — откровенно ответил он. — Ты всё-таки очень умна для своих лет, Ясмин.

— Я росла без матери, старшая из женщин в семье, — пожала я плечами. — Мне некогда было жевать сопли. Нужно было растить Зарему и братьев. Кстати, как будут обстоять дела с ними и отцом?

— Я позволю вам попрощаться. — Подпер рукой подбородок Гор. — Возможно, когда-то ты сможешь приехать сюда вновь.

— Замечательно, — с сарказмом произнесла я. — Ты у меня всю семью отнял.

— Какую? Зарема тут. А отец тебя задолго до меня вечно пытался продать подороже.

— Ты откуда знаешь?

— А я тебя давно знаю, Ясмин. Видел на светских мероприятиях и запомнил. И уже тогда отец торговал и тобой, и сестрой. А о Самире уже давно ходит слава извращенца.

Опустила глаза на свои колени. Слушать это было неприятно. Но Горский прав — отец искал нам выгодную партию. Но не думала, что он торговал нами, как баранами на рынке…

— Так ты меня, выходит, не похитил, а спас, — с новым ядом сказала я. — Герой.

— Ну, вообще-то, да. Ну и, в принципе, посчитал, что такая принцесса мне подойдёт. Заодно должок вернул твоему отцу.

— Ты мне жизнь сломал, — посмотрела я смело в его хищное лицо. Я снова увидела того Гора, которого узнала в самом начале моего пребывания в этом доме. Словно вернулась в прошлое. — Вся жизнь наперекосяк из-за тебя, Горский! Ненавижу тебя!

— Вот это мне уже более привычно и знакомо, — снова усмехнулся он. — Иди к себе, Ясмин, невеста дорогая. Поговори с Заремой о переезде. Если она не хочет ехать — я куплю ей дом в России. Но не в этом городе, на неё рано или поздно выйдут и будут искать меня через неё. Лучше ей всё-таки поехать с нами. Так будет безопаснее. Как всё будет готово к отъезду — я дам знать.

А мне больше и не хотелось продолжать этот неприятный разговор. Я молча ушла, закрыв за собой дверь. В своей спальне легла на кровать, свернулась в комок и отдалась эмоциям. Знаю, что это не очень хорошо для ребенка, но мне так обидно, что я просто не могу не плакать. Возможно, я поплачу, освобожусь от эмоций, и мне станет хоть немного легче. Столько разных событий произошло. Неизменным остаётся лишь одно — я марионетка Горского. Куда он скажет — туда и пойду. Без вариантов.

Тихонько открылась дверь, и я приподнялась на подушке. Зарема. Она будто чувствовала меня и пришла на мой безмолвный зов. Сестра молча села рядом и обняла меня. Я прижалась к ней и плакала, плакала, плакала, пока не уснула обессиленная от пролитых слёз. Меня укрыли пледом, и наступила спасительная тишина и забвение.

ГОР.

Пытался сосредоточиться на делах, нервно стуча карандашом по очередному договору, но ни хрена не выходило. В голове постоянно крутился образ Ясмин. Особенно последний разговор и ее слова о том, что она грустила, считая, что я мёртв. С трудом в это верится. Ведь она постоянно только и говорила, что ненавидит меня, а потом эта подстава с Самиром. Кто-то ведь продал меня ему. Это вполне могла быть она. Да, у нее не было телефона, и из дома она не выходила без меня, но если захотеть — можно в космос полететь.

В ресторане она колебалась — уехать или остаться. Когда я был ранен, ей стало меня жаль. Но когда я очнулся, узнал, что она уехала с ним. Как же меня это взбесило… Самир — му*ак, я знал, что всё равно вытащу ее оттуда, чего бы мне это ни стоило, но это не снимает ответственности с той, кого я звал женой и всё ещё хотел бы назвать… Да, всё равно её люблю. Не могу вырвать эту никому не нужную, неуместную любовь из сердца. Я не планировал ее любить, я думал лишь о мести. Да мне даже стыдно было любить такую — дочь врага, орудие мести, инструмент для достижения своих алчных и аморальных целей. Но умная, красивая и нежная девочка проникла в мои мысли с первой встречи и сломала меня. Леди, сама нежность, красивая куколка просто лишила меня покоя и воли. Я шёл к ней словно околдованный, шёл за ней как бычок на привязи, в то время как она считала себя моей пленницей. Не наоборот ли… Ты моя пленница, Ясмин. Но и я твой пленник. Навсегда, даже если ты уйдешь. Я буду помнить тебя. К сожалению. Я мечтал бы растить с ней вместе нашего сына, смотреть, как она ласкает его ночами или кормить грудью, поёт ему песенки и целует в пухлую щечку. Но даже если мы и останемся в одном доме ради ребёнка, то будем чужими. У меня просто нет оснований думать, что она не сговорилась с Самиром. Очень жаль, что она так просто меня продала, хоть я, наверное, того и заслуживаю.

Стук в дверь прервал мои невесёлые мысли. Я курил уже третью сигарету, но до сих пор не прочёл ни одной строки в договоре, лежащем передо мной, а только и делал, что страдал по девчонке, предавшей меня.

— Кто там? — спросил я.

Дверь открылась, и заглянула сестра моей "благоверной".

— Это я. Хочу поговорить.

— А я не хочу, — ответил я невежливо. — Иди спать, Зарема.

Вместо этого она зашла в кабинет и закрыла дверь.

— Я не уйду, — покачала она головой.

Усмехнулся. Вот настырная! Очень много чего не ожидал от столь хрупкой малышки. Да от обеих!

— И что ты хочешь?

— Поговорить, я же сказала.

— Я тебя слушать не хочу.

— А придётся.

— С чего бы?

— С того, что я убила собственного мужа, пытаясь спасти ваш брак. Хоть я и считала, что ты мёртв, но очень хотела, чтобы сестра не предавала память о тебе. И поэтому тебе придётся меня выслушать, раз уж ты выжил.

Глава 67

Я прекрасно понял, что настырная девчонка не уйдет. Лучше дать ей высказаться.

— Садись, — указал я ей на стул напротив. — И быстрее говори, что хотела. Я очень занят.

Может, мне всё же удастся сосредоточиться на тексте, вместо того чтобы тратить своё время на беседы. Тем более, что я знаю, о ком она будет говорить — о Ясмин. А с некоторых пор она — не самая любимая тема для разговоров.

— Я не займу у тебя много времени, — ответила она, когда села. — Я просто пришла сказать тебе, что ты идиот.

Устремил на нее офигевший взгляд. Нормальное начало диалога.

— За языком следи, пожалуйста, — одёрнул я её. — Я тебе не мальчик-с-пальчик.

— Именно идиот, — повторила она, смело глядя в мои глаза. — Ты нас спас обеих, спасибо тебе, конечно, но ты всё равно идиот. Извини.