Наследник для жестокого (СИ), стр. 53

— Иди, Зарема.

Сестра оглянулась на меня. Я не поняла по ее глазам, по-прежнему ли она со мной. Я чувствовала себя как никогда беззащитной и уязвимой. Медленно она отвернулась от меня. На непослушных ногах вышла из комнаты. Я невольно дернулась в её сторону, но наткнулась на ледяной взгляд бывшего жениха.

— А ты остаёшься, — сказал он мне. — Начнём с чая и сигары. Неси.

Я нервно мяла и терзала в ладонях мягкое одеяло, не зная, что мне делать. Я даже не знаю, где у них стоит чай, и где искать сигары.

— Иди вниз, в кухню. Там тебе всё даст Катерина, прислуга.

Делать было нечего. Я откинула одеяло и, как могла, прикрыла тело тонкой сорочкой в пол. Обула тапочки и стала спускаться вниз, на первый этаж, где и располагалась кухня. Надеялась, что встречу где-нибудь по дороге Зарему, и мы что-то с ней придумаем, но ее нигде видно не было. Наверное, она ушла в комнату для гостей, боясь ослушаться мужа. Мне никто не поможет. Только небеса, если решат сжалиться надо мной.

В кухне я действительно встретила полноватую женщину и объяснила, что мне требуется отнести Самиру. Она скоро все подготовила, и я понесла поднос обратно. С каждым шагом сердце бухало в груди сильнее и сильнее, каждый шаг отдавался словно эхом в ушах. Прости, малыш, я не уверена, что сберегу тебя и смогу быть сильной… Но я очень постараюсь. Пока Катерина отвернулась, я спрятала под сорочкой небольшой нож. Этого хватит, чтобы перерезать горло уроду. Если я, кончено, выгадаю момент и решусь на это. Мне придётся решиться. Ради ребёнка смогу. Наверное, любая мать пойдет на что угодно ради своего малыша.

— Принесла? — поднял голову Самир, когда я вошла в спальню. — Ставь на стол и иди сюда.

Он хлопнул по своему колену. Я разнервничалась еще сильнее. Не хочу к нему садиться, ощущать его… К тому же он тогда найдет нож. Но и как отказаться, совершенно не представляю.

Опустила поднос перед ним на столе. Расставила чашки, нарочно делая это медленно, пытаясь выиграть ещё немного времени.

— Оставь это всё, — перехватил мои руки Самир, и сигара неловко упала прямо в чашку с чаем. Но он даже не заметил этого. Он смотрел на меня. Его руки притянули меня за талию к себе и заставили сесть к нему на колени. Он тут же прижал меня к себе крепче. Мужская рука легла на моё колено и пошла вверх, поднимая ткань сорочки.

— Я мечтал о тебе все эти дни, — шептал он мне, обжигая шею горячим дыханием.

Я пыталась отстраниться, надавив ладонями на его грудь, но мне с ним точно не справиться. Его прикосновения вызывали лишь боль в душе и мерзость, слёзы безостановочно лили из глаз, пока его руки по-хозяйски изучали моё тело: бедра, ягодицы, грудь. Он тяжело дышал, вдыхая мой запах, целуя мою кожу. Брюки под моей попой натянулись. Его член врезался в моё бедро.

— Хочу тебя. — Самир развернул рывком мое лицо к себе и обрушил в жадном поцелуе свои губы. Его рука скользнула к белью… И нащупала нож. Сжала лезвие.

Он выпустил меня из рук и уставился в мое лицо, держа нож в ладонях прямо за лезвие. По его пальцам сочилась кровь, так сильно он сдавливал клинок. Голубые глаза смотрели на меня так, что меня просто затрясло от страха. Возможно, это последнее, что я вижу в своей жизни.

— Убить меня хотела, сука? Ну ладно. Щас вытрахаю из тебя всю дурь.

Нож улетел в сторону. Самир грубо схватил меня, протащил по комнате и опрокинул на кровать. Навалился сверху и разорвал ткань сорочки, обнажая моё тело. Я рыдала в голос, больше не имея возможности себя контролировать, боролась с ним до последнего, но силы слишком быстро покинули меня, оставив мне возможность лишь плакать и умолять его остановиться.

— Стой, — услышала я громкий голос Горского и чуть не задохнулась от боли в груди и шока.

Самир вздрогнул и вскрикнул. Глаза его распахнулись, а потом он обмяк на мне. Кто-то сильный скинул его тело с меня. Он кулем упал с кровати. В его спине торчал нож. Тот самый, который он отнял у меня минуту назад. На руках испуганной Заремы была кровь. Возле тела Самира стоял Горский. Как будто живой. Не может быть…

Сознание помутилось. Боль в груди стала невыносима. Образы расплылись, голова пошла кругом. Наступила темнота.

Глава 62

ГОР.

Опустился рядом с ним. Положил пальцы на артерию, пытаясь нащупать пульс. Жив. У Заремы слишком нежные и слабые ручки. Но ранить Самира — и довольно серьёзно — она смогла. Равнодушно надел перчатки, вынул нож и воткнул его в сердце. Прокрутил несколько раз. А вот теперь — не жив.

Оставил его и двинулся к Ясмин. Приподнял руками её голову — без сознания. Она сердечница, да еще и беременна. Успеть бы довезти. Взял её на руки и, превозмогая боль в животе, понёс к выходу.

— Пошли вниз, — кинул Зареме, и она молча двинулась следом.

На первом этаже осторожно положил Ясмин на диван и набрал номер:

— Макс, заводи машину, подъезжай к входу. Да похер на эту охрану, я их перестреляю просто, если они мне помешают спасти жену. Да и на рану насрать. Двигай давай.

— А ты, — повернулся я к белой как простыня сестре Ясмин. Не ожидал от нее такой прыткости и решимости. Вот что с людьми творит любовь. — Жди тут и не поднимайся в комнату. Я вернусь, когда буду уверен, что твоя сестра в безопасности. Поняла меня?

Молча кивнула, глядя на меня во все глаза. Да, сегодня я призрак, вернувшийся с того света. Снова бережно взял свою жену и понёс к машине. До больницы довезли ее быстро. Отметил про себя, что кровотечение от испуга у неё не началось, а значит, есть шанс спасти дитя. Хотя нужен ли мне теперь сын от этой предательницы, я уже не знаю. Но я спасу и ее, и малыша, чего бы мне это ни стоило, и чем бы ни закончился этот вечер.

Я проник в машину Самира и таким образом попал на территорию дома — в багажнике. Иначе его охрана ни за что не пропустила бы меня. Дальше мне потребовалось немного времени, чтобы выйти из заблокированного автомобиля на подземной парковке и попасть в дом. А там уже я и застал эту прекрасную сцену — Ясмин и Самир собираются заняться сексом, а приревновавшая и преданная жена решила прирезать неверного муженька. Теперь надо и с ней что-то решать. Взяла на себя такой грех. Это должна была быть моя миссия. Я бы с превеликим удовольствием пристрелил бы его и сам. Не хочется, чтобы беременная мышка попала за решётку из-за мужа-козла. С самого начала его брак с Заремой я считал фикцией. Он так и не забыл Ясмин, и я прекрасно это понял по его взглядам и словам. Жаль Зарему, она в этой ситуации была просто использована. А я… Ну что ж, я сам хотел видеть ее своей. Женой, и вообще — своей. Но мне никто не обещал ее любви и верности, так что отчасти я ее понимаю. Но не прощаю.

Боль адская в боку. У самого всё уже плывет перед глазами, а рубашка явно намокла от крови. Видимо, швы разошлись от напряжения.

— Моя жена упала в обморок. Она беременна, у нее аритмия, и она испугалась, — сказал я врачам в приемном покое. — Куда ее положить?

— Кладите на каталку, — тут же засуетились доктора, видя алое пятно на моей рубашке. — Да и вам самому нужна помощь.

Бережно переложил ее на каталку и привалился к стене. А потом медленно сполз по ней вниз. Глаза стали закрываться. Огромным усилием воли я заставил себя оставаться в сознании. Макс меня тут же стал поднимать на ноги.

— Езжай к Зареме обратно. Вызовите полицию. Пусть фиксируют убийство. Пусть она во всем сознается. Я ее потом… вытащу. Я вернусь.

Глаза мои закрылись.

ЯСМИН.

Открыла глаза. Снова кафель. Значит, я снова угодила в больницу. А где Самир? Где Зарема? Горский? Помню, что отключилась, увидев мёртвого мужа живым. Может, мне привиделось?

Осторожно повернула голову из стороны в сторону. Возле меня стояла медсестра, которая проверяла показатели на медицинском оборудовании возле моей кровати. Она заметила, что я начала шевелиться.