Кровавый рассвет (ЛП), стр. 2

— Черт, мне пора, — сказала она, завозившись со своим кофе и газетами.

— Повеселись там, мисс Приоритетная Посадка, — поддразнила Кейтлин. — Я буду думать о тебе на своем сиденье посередине во втором классе, ибо мне билет покупала компания.

Николь перебросила свои ярко-рыжие волосы через плечо, подхватывая чемодан, и улыбнулась.

— Ну, ты хотя бы увидишь Тихий океан.

Кейтлин просияла.

— Верно. Я планирую вернуться с завидным загаром.

Наклонившись, Николь крепко обняла ее.

— Хорошей поездки.

— Безопасного тебе полета, — ответила Кейтлин, стиснув ее в ответ. — Позвони мне после презентации.

Николь кивнула, помахала рукой и поспешила на посадку. Кейтлин подождала, пока узнаваемые рыжие волосы ее подруги не скрылись в толпе людей, затем уселась обратно допивать свой кофе.

Напротив нее кто-то читал ту же газету, что и Николь, и заголовок о сбежавших пациентах был напечатан жирным шрифтом на первой полосе.

Нутро Кейтлин вновь скрутило узлом, и она изо всех сил постаралась это игнорировать.

***

— Так вот, я ему и говорю: «Боб, если ты хочешь провести отпуск дома во Флориде, нам нужно заехать и повидать мою сестру по дороге. Мы постоянно навещаем твоих братьев, я тоже хочу увидеть свою сестру». А он так взбесился, будто я попросила его достать луну с неба.

Кейтлин вежливо кивнула, пока сидящая рядом женщина продолжала болтать. Начала она с вопроса о том, действительно ли это то сиденье, которое ей нужно, и с тех пор не останавливалась. Кейтлин уже не знала, как ей хватает кислорода говорить без умолку.

Она добралась до пересадки в Атланте так, что у нее осталось полно времени между рейсами. Она даже успела перекусить перед посадкой на следующий самолет. Взлет был спокойным, несмотря на болтливую соседку и раздраженные взгляды бортпроводников.

Потянувшись к стакану воды, Кейтлин продолжала делать вид, что слушает, как женщина пересказывает все проблемы своего брака.

Если брак выглядит так, как отношения этой женщины, то Кейтлин рада, что пока что не вышла замуж.

Оглушительный взрыв сотряс самолет. Все закричали, шокированные и напуганные тем, как турбулентность тряхнула их самолет.

— Леди и джентльмены, похоже, у нас неисправен один двигатель, — объявил капитан через интерком. — Пожалуйста, сохраняйте спокойствие и пристегните ремни, пока мы готовимся к аварийной...

Динамик затрещал, и салон начал заполняться дымом.

Еще один оглушительный взрыв оторвал левое крыло самолета.

Тьма поглотила их, пока самолет стремительно несся к земле, все быстрее и быстрее теряя высоту. Ярко-желтые кислородные маски закачались перед лицами пассажиров, выпав из отделений над их головами.

Кейтлин дрожащими руками схватила свою маску, натянув ее на нос и рот.

Все вокруг нее кричали. Они вот-вот разобьются.

Кейтлин посмотрела на сидящую рядом с ней женину, и в ее глазах отражался ужас. Схватив ее за руку, она попыталась сжать ее ладонь.

С визгом крошащегося металла второй двигатель взорвался при столкновении.

А затем все стихло.

***

Воздух. Кейтлин нужен был воздух.

Закашлявшись, она силилась наполнить легкие кислородом. Все болело. Вокруг было темно. Ей казалось, что она умирает.

Может, она уже умерла.

Она была пригвождена к месту, лоб вдавливался во что-то скользкое, а остальное ее тело было прижато чем-то угнетающе тяжелым.

Каждый раз, когда она моргала, глаза щипало от дыма, пота, пепла, крови...

— Помогите, — прохрипела она. — Кто... нибудь...

Очередной приступ кашля овладел ею, и она скорчилась от боли. Ее ребра были сломаны, в этом она не сомневалась.

Дождавшись, когда получится сделать хотя бы неглубокий вдох, она постаралась сориентироваться. Попыталась вспомнить...

Самолет потерпел крушение. В ее ушах все еще звенел рев взрывающегося двигателя. Она до сих пор чувствовала отголоски этого взрыва костьми... особенно сломанными.

Еще одна резкая вспышка боли в боку заставила ее хрипло ахнуть.

Мертвецы не ощущали боли... ведь так?

Собрав все оставшиеся у нее силы, Кейтлин в темноте постаралась нашарить ремень, который все еще пристегивал ее к сломанному сиденью. Придавивший ее толстый кусок металлической облицовки самолета образовывал своеобразный кокон, защищая от всего, кроме потока дыма, просачивавшегося внутрь.

Отстегнув ремень, она рухнула вперед, всем телом приземлившись на то, к чему прислонялась ее голова. Оказывается, она находилась вверх тормашками.

Со стоном боли Кейтлин перекатилась, стараясь подняться на четвереньки.

Она аккуратно потрогала ладонью металл над собой, проверяя температуру. Металл не обжигал, так что пожар, от которого шел дым, недостаточно близко, чтобы навредить ей. Пока что...

Толкнув его, она проигнорировала агонию боли, завопившую в ее груди. После третьего толчка она сумела сдвинуть обломок, открыв перед собой картину совершенного ужаса.

Среди обломков самолета валялись тела, некоторые обгоревшие, некоторые изувеченные... некоторых она даже узнавала, потому что мельком видела при посадке.

Женщина, которая была ее соседкой по креслу, обмякла на другом сиденье, ее открытые глаза смотрели в никуда.

Кейтлин сдавленно ахнула, слишком потрясенная, чтобы переварить эту сцену.

— Эй? — позвала она хриплым голосом. — Есть... тут...

Она снова закашлялась, по лицу покатились слезы, и боль заставила ее умолкнуть.

Пошатываясь, Кейтлин брела между тлеющих обломков. Кто-то же должен прийти за ними. Команда спасателей, скорая помощь, хоть кто-нибудь. Не бывает так, чтобы самолет рухнул возле самого города, и никто не приехал на выручку.

Затем она посмотрела на сереющее розовое небо. Закат.

Ее рейс в Атланту отправлялся в одиннадцать часов утра...

Они пробыли здесь весь день. Никто за ними не пришел. Никто ее не спасет.

Она одна.

— Есть... Есть здесь кто-нибудь... — она закашлялась, но выговорила слова: — Есть кто живой?

Тишина.

— Кто-нибудь?

Даже птицы молчали.

Кейтлин оказалась единственной выжившей.

Таща свой вес на ноющих ногах, она бесцельно побрела по холму.

В ушах все еще звенело, голова тошнотворно кружилась. У нее шла кровь. Множественные переломы.

Она нуждалась в помощи.

Обхватив рукой живот, Кейтлин заставляла себя делать один шаг за другим. Снова, и снова, и снова, пока дымящееся место катастрофы не осталось далеко позади.

Глава 2

К тому времени, когда Кейтлин нашла дорогу, наступила ночь. Дорога выглядела сельской, не имела знаков, указывающих направление, и девушка остановилась.

Паника взбурлила в ее горле, и она постаралась не разрыдаться. Плакать было слишком больно.

«Куда мне идти? Что делать?»

Втягивая воздух через саднящую трахею, она заставила себя посмотреть на горизонт, ища огни города.

«Один дом, — подумала она. — Мне всего лишь нужно найти один дом...»

Вдалеке за деревьями она увидела нечто, напоминающее светящиеся вывески заправочной станции и автокафе.

«Помощь. Люди мне помогут».

Испуганная и подстегиваемая лишь возможностью найти кого-нибудь, кто отвезет ее в больницу, Кейтлин прибавила шагу. Ее лодыжка болела так, словно она ее растянула, но пока нога выдерживала ее вес, ей было все равно.

Кейтлин не знала, сколько времени у нее ушло на то, чтобы добраться до яркой флуоресцентной вывески заправки «Ситго», но увидев магазинчик и бензоколонки, она едва не побежала.

Пребывание под мигающими огнями причиняло боль ее глазам, но этот дискомфорт был желанным. Это означало, что она добралась до места.

— Есть тут кто? — позвала она. — Пожалуйста, я... мне нужна помощь. Там... Там самолет рухнул... пожалуйста.