Тот самый парень из порно книга 2 (СИ), стр. 56

Последняя строчка:

«Герои пожелали остаться анонимными».

Лиля и Дэрил. Просто жизнь

— С замазанными татуировками я тебя не знаю, как будто с чужим мужиком трахалась, — проворчала я, напрасно пытаясь скрыть участившееся дыхание после просмотра фильма целиком.

— Возбуждает? — тут же шепнул Дэрил на ухо так горячо, что я вздрогнула и сжала бедра.

Он усмехнулся — заметил.

— И не похвастаешься никому!

— Я смотрю, миссис Уайт начинает затягивать публичность… Следующее видео будет про… — начал он, но я фыркнула.

— Ай, иди к черту, дорогой, у нас и без этого дел полно!

— Тшшш… Разбудишь, — шикнул Дэрил, с нежностью глядя на малышку у него на руках.

— Ее после еды разбудит только гэнгбэнг с вувузелами, — отмахнулась я, притираясь к нему грудью и намекающе проходясь пальцами по колену.

— Мне рассказывали, что после родов женщине может стать не до секса, — провокативно заявил он.

— Мммм… — я знала, что он дразнит меня, но все равно провоцировалась. — Положи-ка Элли в кроватку, дорогой. У меня для тебя есть несколько интересных новостей.

Кайла с ее командой сделали, конечно, невозможное. Удивительно нежную и возбуждающую историю, которая заводила меня не только потому, что это была наша с Дэрилом история. Но она вписывалась и в концепт ее студии.

И при этом узнать нас там было практически невозможно. Дэрил без татуировок, я в парике и очень четко снятые кадры, в которых ни разу не мелькает ни его, ни мое лицо.

Маленькое хулиганство, наш подарок друг другу… Даже если информация просочится в СМИ — ничего страшного. В наше время можно снять порно с любым человеком, и он даже не будет знать об этом.

Конечно, Дэрил немного играл на своем имидже «плохого парня», приходя на кастинги. И выигрывал.

Когда я узнала, что он получил роль в полнометражной комедии, где предстояло изображать… порнозвезду, я напряглась. Застрять навсегда в этом амплуа — ну и чем это лучше самого порно, кроме того, что трахаешься не по-настоящему?

Но он утешил меня, показав еще стопку приглашений на кастинги. Он пользовался популярностью, и его агенты пророчили ему уверенную карьеру в киноиндустрии.

— Мне нравится вот это фэнтези.

— Про пиратов? — подозрительно спросила я.

— Кто говорил, что мне идет рычать?

— Изабель?

— Лили… — он умудрился прорычать даже мое имя без единой «р». Настоящий талант!

Фильм «Страсть корсара» прогремел как последняя работа Дэрила Дриллера и принес невероятную кучу денег.

Можно было бы расплатиться с Монро, если бы он не сделал свой очень дорогой подарок.

После чего потерял ко мне интерес, небрежно бросив: «Такая же, как все».

Что — неужели, если бы я взяла тот золотой член, не было бы всех дальнейших провокаций?

Впрочем, он не остался внакладе — растущая популярность Дэрила приносила дивиденды и ему. Права на фильмы он оставил за собой и, разумеется, теперь и все доходы шли только ему.

Пусть подавится.

Мы успели сняться еще в спин-оффе того сериала, с которого все началось. Зрителям так понравилась наша парочка, что они захотели увидеть историю наших героев целиком — и про нас сняли мини-сериал на восемь серий.

А потом все же пришлось прерваться на рождение Элли.

Но сразу после родов я получила новое предложение.

Сняться в мюзикле… Это было неожиданно. Где я — и где песни?

Но оказалось, создатели учли мой еще слышный акцент — именно это им было нужно в эпизодах с русскими песнями. Пришлось заодно заняться вокалом, и на фоне волнения о моем верхнем «си», как-то совсем мимо прошли страхи об актерских способностях.

Следующее приглашение было в медицинский сериал на роль знаменитого русского хирурга, которая заменяет в лучшем госпитале Америки местную звезду кардиохирургии. Пока я училась с серьезным видом стоять в костюме, шапочке и маске у операционного стола и умудряться в этих условиях выдавать хоть какие-то эмоции, комплексы о моем актерском таланте растаяли без следа.

В чем-то Олег был прав. Настоящий талант — у редких звезд. У остальных — просто работа над собой. А уж в этом я мастер.

Кстати об Олеге. Заморочившись слишком уж гладкой нашей карьерой в кино, я нашла его контакты и хорошенько встряхнула, но он только ухмыльнулся:

— Лильк, ну ты чего ерунду городишь? Я только один звонок сделал тогда на следующий день. Все остальное ты сама.

— Слушай, мне сорок четыре года! На черта я им, когда вокруг столько свеженьких?

— Население стареет, Лиль, — серьезно ответил он. — И нам, старперам, до смерти надоело пялиться на юных и красивых. Мы хотим истории про нас. Про людей, у которых давно позади первая, вторая, да и третья юность, но впереди еще половина жизни. Ты просто удачно попала в новую волну. Хорош заморачиваться.

И я перестала.

На первый день рождения Эльки мы решили собрать все большое семейство и друзей в нашем доме, который вдруг показался очень маленьким.

Пригласили Вэнди с отпрысками, мою маму, Асель, моих двоих обалдуев, причем Дашку пришлось приглашать уже с женихом. Я планировала сеанс воспитания — объяснить ей, что не стоит так рано выскакивать замуж, пусть сначала научится понимать саму себя, чтобы потом не потеряться в браке.

— Мам, — сказала старшая дочь, когда мы планировали ее визит по видеосвязи. — А я тут такую статью прочитала про твоего Дэрила. Пишут, что он был порнозвездой. Это в каком смысле?

Российские журналисты понятия не имели о таком пока еще третьестепенном американском актере, как Дэрил Уайт, но ведь моей умнице надо было залезть на американские сайты о кино!

— Был, — кивнула я обреченно.

— Ма-а-а-а-ам… Фигасе! — Дашка посмотрела на меня с уважением. — Сеньке только не говори!

Сенька, к счастью, в совершенстве знал только немецкий, а в Германии всем тем более было наплевать на внутреннюю кухню американской киноиндустрии.

Маме тоже было важно только то, есть ли у нас в Америках нормальная сметана и черный хлеб, или ей с собой везти? Я с умилением узнала в ней себя с чемоданом гречки.

Перед подписанием контракта на медицинский сериал, Дэрил подловил меня, когда я любовалась на экране на собственные пробы. Мне очень шла хирургическая форма и шапочка в дерзкое сердечко.

— Тщеславная Лили, — мурлыкнул он, подбираясь сзади на кровати и обнимая меня за спину. — Надеюсь, ты привезла медицинский халатик с собой? Надень-ка…

— Хирурги не ходят в халатиках! — твердо ответила я, уже зная, что сейчас его руки, уже расстегивающие мои шорты, заставят меня передумать и надеть и халатик, и кожаную портупею с ошейником, и все, что только он захочет.

Или снять.

— Знаешь… — голос у Дэрила был соблазнительно мечтательный, а пальцы — наглыми. — Я тоже однажды был доктором.

— Да?.. — выдохнула я, откидывая голову ему на плечо и разводя бедра, чтобы ему было удобнее.

— Ага. Гинекологом.

— М-м-м-м… А я помню! Жаль, что медицинские фетиши не моя тема.

— Это просто у тебя гинеколога хорошего не было, — заявил он, твердо вознамерившись доказать, что «хороший гинеколог» может не только произвести осмотр вслепую, но и привить пациентке любовь к медицинским манипуляциям. И даже, возможно, фетишам.

— Доктор, а вы уверены, что УЗИ делается именно этим инструментом?

— Дорогая, ты ведь хирург?

— Хирург-кардиолог.

— Вот и занимайся тем, чем лучше всего получается — моим сердцем, — он положил мою руку себе на грудь. — А я займусь тем, что лучше получается у меня…

Вообще-то я боялась, что с сексом у нас будут проблемы. Мне надоест так часто, Дэрилу захочется разнообразия и всего того, что — я знала это с самого начала! — я ему дать не могу.