Невеста брата. Я хочу её (СИ), стр. 8

— Завтра.

— Завтра? — подскочил я на кресле. — Твою бабушку, я и билет-то уже нормальный не возьму!

— Я заказал, — деловым тоном отозвался Лев. — Два места, чартерный рейс.

— Ты офигел?

— Иди пешком.

— Ладно, фиг с ним, — сказал я трубке и от души шваркнул ею о телефон.

Не хватало мне еще летать среди бабушек и мамок с детьми, которые будут лепить жвачки на спинку моего сидения и лупить по нему ногами. Еще и не пойми с кем... Так, секретарь...

Вернулся к анкетам. Опять эта Ангелина. Павловна, блин. Смущает своим опытом меня.

Взял снова трубку в руки и набрал пост охраны:

— Девушка, брюнетка, волосы длинные в хвосте, в синей юбке, красивая такая, не выходила?

— Какая? — как обычно, затупил Монахов.

И за что его только тут держат? Соображает он со скоростью бега черепахи.

— Ты ее утром не пускал внутрь, — вспомнил я наши приключения до кофе.

— А-а, — озарило Монахова. — Нет, не выходила еще. А что?

— Долго идёт, — сказал я это больше сам себе. Но сейчас мне это на руку. — Значит, так, Монахов. Приказ.

— Слушаю, — тут же вытянулся по стойке смирно Монахов. Я через телефон ощутил.

— Остановить. Вернуть в приемную директора.

— Понял, — ответил он. — А что, сделала что-то?

— Просто верни ее обратно на этаж. Всё.

Повесил трубку.

14

АНГЕЛИНА.

На выходе из здания я застряла у турникета. Он просто не открылся.

— Вам необходимо вернуться.

Зачем это ещё? Не понимаю. Пока я над этим размышляла, он успел до меня дойти и взял в захват мою руку.

— Пройдёмте.

А я сжалась в ком от страха. Что ему от меня нужно?

— Эй, в чем дело? — спросила я его и попыталась высвободить руку из захвата, который был намного лучше его бега, и поэтому ничего у меня не вышло — держал, как краб бешеный.

— Возвращаемся, — он потянул меня к лифту обратно и нажал кнопку вызова.

— Зачем? — еле успевала я перебирать ногами за ним.

— Приказ начальства, — ответил Монахов, запихивая моё сопротивляющееся тело в кабину. — Велено вернуть обратно. А что уж ты там наделала — это сами разбирайтесь.

Двери закрылись, и кабина лифта пришла в движение. Монахов молчал весь путь словно воды в рот набрал, при этом не выпуская моей руки. Вцепился так, что скоро порвет мой счастливый пиджак, говнюк! Все попытки высвободить руку пресекались на корню. Только что я сделала-то, не понимаю?

Лифт уже во второй раз за это "прекрасное" утро остановился на верхнем этаже, и Монахов повел меня, словно арестантку под конвоем, в приёмную. Господи, так я Марату нужна? Это еще зачем? Один другого не лучше.

Охранник постучал в дверь директора и, получив разрешение войти, грубо впихнул меня внутрь так, что, если бы Монахов не продолжал меня третировать своей клешнёй, то я просто бы уже поцеловала с разбега порог офиса Марата.

— Что происходит? — испуганно спросила я. — Что я сделала? Я не понимаю.

Эта ситуация действительно меня напугала. Пока Монахов тащил меня наверх, моя одежда местами перекосилась, а из прически выбилась прядь волос и настырно падала мне на лоб.

— Так, Монахов, — встал на ноги Марат. — Полегче. Отпусти девушку.

— Ну ежели она чего сделала, так я щас полицию вызову.

— Успокойся, — опёрся директор на свой огромный стол такими же огромными ладонями и проникновенно взглянул в глаза охраннику. — Отпусти её. Мне с ней побеседовать необходимо, вот и всё.

— А, вон как, — переминался с ноги на ногу охранник, явно смущённый тем, что приказ понял неверно. — Дык я подумал, что...

— Вон отсюда, Монахов, — грубо сказал Марат, явно не привыкший тратить своё время на таких остолопов.

— Понял, — кивнул он и уточкой уплыл за дверь.

— Что это было? — обратилась я к Марату.

15

— Это был охранник, который неверно истолковал приказ, — ответил Марат. — Я всего лишь попросил его рекомендовать вам вернуться обратно.

— Может, полководец так себе? — начала злиться я.

— Охранник будет наказан. От лица нашей компании приношу свои извинения, — ответил он и устало провёл рукой по лицу.— Присядьте. Хотите кофе?

Я нахмурилась. Какие у нас могут быть с ним разговоры? Но уйти мне не позволили манеры, и я всё же села в предложенное кресло. Всё равно на собеседование я уже опоздала. Время пятнадцать-двадцать. Мы сидели не за его столом, как большой начальник и соискатель, а как просто знакомые.

— Аня, сделай два кофе. И неси молоко, сахар, что там еще, не знаю, — позвонил он своему секретарю, и в кабинете снова воцарилась тишина.

— Так в чем причина? — обратилась я к нему. — Зачем вы меня хотели вернуть?

В дверь вошла с подносом Анна. Она осторожно донесла его до стола и остановилась. С таким животом явно тяжело будет наклоняться.

— Давай поднос, я сам, — перехватил его Марат.

Я оценивающе взглянула на него. Возможно, не такой уж он хам, каким показался мне во время первых встреч. Хотя, может, такая вежливость касается только беременных, или он так ведет себя только в офисе?

Марат придвинул сахарницу и одну из чашек с кофе мне, а потом сказал:

— Угощайтесь.

Я же подозрительно косилась, принимая чашку. Если он такой любезный, значит, я зачем-то ему нужна.

— Может, ближе к делу? — спросила я, так и не отпив ни глотка из чашки. — Я из-за вашего охранника на собеседование опоздала.

Марат не тот собеседник, с которым приятно проводить время. Пусть говорит, что хочет, и я пойду. Кофе он и без меня попьёт.

— Ходить на собеседования вам больше не понадобится, — ответил он. — Потому что я принимаю вас на работу, Ангелина Павловна.

Немного оторопела и вгляделась в него. Непохоже, что такой человек станет так глупо шутить...

— Вы же сказали, что я вряд ли подойду, — напомнила ему я.

Радости по поводу данного предложения я вовсе не испытала. Еще в момент прошлого моего прихода сюда я решила, что эта работа не для меня.

— Окончательное решение принимаю не только я, но и отдел подбора персонала, — заговорил деловым тоном Марат. — Вас отметили, как наиболее подходящего кандидата. Кроме того, мне срочно требуется помощник, а вам требуется работа, раз вы её ищете. Так почему бы нам не совместить приятное с полезным? Паспорт с собой? Трудовая?

— Подождите, — притормозила я его. — С чего вы взяли, что я соглашусь на ваше предложение? Помнится, мы с вами познакомились при не самых лучших обстоятельствах. И еще вы мне кое-что предложили, что в моём понимании об этике не входит в рабочие отношения начальника и подчинённой. Как вы себе представляете нашу работу?

— Очень просто, — обезоруживающе и очень обаятельно улыбнулся этот гад. — Забудьте всё, что я вам наговорил. Вот ваша зарплата, которую вы будете получать здесь.

Он взял с рабочего стола калькулятор и быстро набрал цифры. Потом протянул калькулятор мне. Мои брови взметнулись вверх. Это больше, чем указано в объявлении. И эта сумма меня очень соблазняла. Как и должность, о которой я так мечтала.

— В вакансии было указано меньше, — вернула я взгляд на его лицо.

— Можете считать, что это бонус за срочность. У нас завтра самолёт, — опёрся на свой стол Марат.

— Какой ещё самолёт? — не поняла я.

— Командировка. Помните условия вакансии? — спросил он.

— А, ну да... Но я не думала, что всё так срочно получится.

— Так, Ангелина Павловна, — встал он на ноги. — Я больше не располагаю временем на уговоры. Если вы согласны, то жду вас здесь завтра с вещами на несколько дней в пять часов утра, чтобы успеть оформиться до вылета и получить командировочные. Ради нас люди выйдут на работу. Если не хотите — тогда не тратьте более моё время и удачи вам в поисках равноценной работы. К тому же могу предложить вам еще один бонус — вы соглашаетесь, а я забываю о разбитой фаре. Одному мне не справиться, а вы, судя по мнению отдела подбора персонала, сможете мне помочь. Итак, ваше решение?