Eroge LV1: Академия больших сисек (СИ), стр. 52

– Ну, все… хватит, я уже мокрый от слез. Вставай и пойдем! Надо найти моих сестер, и я посажу тебя на автобус… нет, к черту, выйдем из центральных ворот пешком, тут до моего дома идти совсем ничего.

И с этими словами он помог девушке подняться на ноги, и они скрылись в ночи…

«Казума… так вот как его имя?» – усмехнулась Сакура – «Казума Акэти, пришло время для штампа с переведенным учеником. Раз уж эта итальянка отправится на родину, в академии «Черный Ирис» будет свободное место, и я его займу» – усмехнулась Сакура, медленно бредя обратно к храму и строя планы на скорую свадьбу. Она уже определилась с цветом свадебного платья – нежно розовый, какой-же еще?

Раз демон был уничтожен, то мир спасен и больше бояться нечего.

Вернувшись в комнату склада, она помогла остальным жрицам прийти в себя, благо они были живы, лишь потеряли сознание, лишившись духовной энергии, но смерть демона вернула им силы, хотя они и не помнили подробности случившегося, что впрочем, наверное, было благом для них?

– Я собираюсь уйти с поста жриц, думаю мне пора стать студенткой академии и насладиться юностью – с усмешкой заявила Сакура, ведя своих подруг в онсен при храме, пора отмыть их от… всякого…

Глава 49 (СПЕШЛ на 14 февраля) Первый поцелуй Саори

Несколько лет назад…

— Это было так забавно – усмехнулась Лина, откусив большой кусок шоколадки, по ее худому телосложению и узкой талии, и не скажешь, что она была такой сладкоежкой.

— Хватит уже над ним подшучивать — Саори посмотрела на шоколад, подаренный ее братом, но не стала разворачивать полиэтилен, в который тот был, обернут и просто положила его на стол.

— О!? Ты не будешь свою порцию, тогда я ее забер… ай! Ты злюка! – Лина попыталась забрать трофейный шоколад, но получила ладонью по руку и затрясла мгновенно онемевшую кисть. Лина уже привыкла, что сестра носит короткую стрижку и джинсы, и постоянно читает журналы про мотоциклы или копается в своей «Катане», но откуда у нее такая физическая сила то огромная?

— Это так мило, он подарил нам и матери шоколад, хотя мы тоже ему подарили… а вот ты этого не сделала! Ты такая стесняшка Саори, но вот знаешь что, он ведь поймет твои действия по-своему. Решит, что просто тебе безразличен.

– Он так… не… не под… — щеки Саори стали краснеть, до нее только сейчас дошло, что ее осторожные действия обоснованные стеснением, могут восприниматься и совсем иначе.

– Подари ему свои трусики – заявила Калина.

– Ты… ты что долбанутая? – глаза Саори почти вылезли из орбит, как ее тупая сестренка вообще додумалась до подобного?

— Наш братик там любит свою мачеху и нас, его сестренок. Видела, как он постоянно сгибает спину, будто ему уже 70? Все для того, чтобы скрыть мужской рог.

-- Р-рог?

– Да, я читала об этом в интернете, инфа соточка! – радостно воскликнула Лина.

– Н-нет, если я подарю ему нечто такое, то… он может вырасти извращенцем.

– По-моему об этом уже поздно беспокоиться – усмехнулась Лина.

– Л-ладно! Я решила, я подарю ему это!

– Свое белье?

– Совсем дура? Шоколад! Я подарю ему шоколад!

– Думаю, он был бы рад другому подар… ай! – она вскрикнула от боли, не закончив предложение.

– Еще раз такое ляпнешь, и я тебя ударю!

– Ты уже меня ударила!

***

Чуть позже на кухне:

– Итак, как же нам приготовить… это? – Саори была в недоумении, она редко бывала на кузне, больше предпочитая тренажерный зал или автомастерскую.

– Ну… возьми этот ужасный, абсолютно плохой и неподходящий для подарка и выражения любви магазинный шоколад.

– Есть! – Саори схватила пару плиток свежекупленного из магазина шоколада, он был немного мягким, так как начал таять, но все еще держал форму.

– Теперь сними с него обертку.

– Сделано! – Саори разорвала упаковку с такой яростью и мощью, будто та переехала ее пса (хотя у нее нет пса)

– Фольгу как бы тоже надо убрать.

– Сделано! – процесс был повторен.

– Так… теперь самое сложное – Лина включила плиту, поставила на нее глубокую тарелку в которую налила воду, и стала ждать пока та начнет закипать, после сунула внутрь еще одну чашу, но поменьше.

– Так, теперь ломать шоколад на дольки и кидай в ту тарелку и будет ждать пока на водной бане он расстает, а потом зальем в ту красивую силиконовую форму для печенья, подождем пока остынет, запакует в целлофан, перевяжем яркой ленточкой и все. Можно презентовать.

– Погоди-ка – Саори жестом остановила поток мыслей и слов сестры – то есть, по сути, мы просто растопили готовый шоколад и залили его в форму? То есть переделали то, что уже готово, просто переупаковав? В чем смысл?

– Ну а я беру книги русских авторов в интернете, меняю имена на японские и продаю за большие деньги издателям. Вторичная переработка. Между прочим полезная для экологии практика.

– Это плагиат – Саори залепила себе фейспальму, поняв, что зря повелась на советы этой дуры с ветром в голове.

– Ладно, поздно уже все переделывать, шоколад расплавился! Еще три минуты и заливаем в форму!

– Может хоть изюма добавим? Кураги какой? – Саори чувствовала, что вроде бы делая важное дело, на самом деле занимается какой-то бесполезной ерундой, и решила для себя – в следующий раз, я подарю ему просто обычную шоколадку, и не буду фигней страдать!

– Хах! – усмехнулась Лина – говоришь так, будто он ждет шоколада именно от тебя… доска! Ай! Да хорош! Стой! Ай! А! Хватит меня бить! Ай, моя бедная попа!

Вошедший в этот момент на кухню Казума, увидел свою сестру Саори без штанов, вернее ее джинсы сползли до колена, обнажая исподнее, в ее руке был ремень, которым она замахнулась, намереваясь нанести новый удар по попке Лины, которая уже была в слезах, а ее попка вся покраснела как помидор.

– … – пробормотав нечто невнятное, и закрыв область мужского рога руками, он спешно вышел, нет – выбежал из кухни.

***

Вечером того же дня, Саори подкралась к парню, стоящему в ванной. Он причесывал волосы или занимался еще какой-то малозначимой ерундой, но увидев в отражении зеркала Саори за свое спиной, резко обернулся, а его сердце испуганно стучало, будто он увидел призрака.

– Я люблю тебя – Саори минут двадцать тренировалась перед зеркалом произносить эту фразу, так что выпалила ее разом, без запинок и стеснения, она протянула ошалевшему парню шоколад, с красивой ленточкой выпеченный в форме медвежонка, правда на одной лапе был скол, так как шоколад намертво засел в форме, и пришлось использовать нож.

– С-спасибо… – она взяла его за руку, пока парень забирал подарок, и услышал слова, что словно гром прозвучали в его голове:

– Забудь все, что случится.

На его теле появилась призрачная печать, контролирующая сознание. Саори с самого детства тренировалась применять это умение, но только сегодня у нее вроде все получилось с первого раза. Она уже давно любила своего брата, но он врятли поймет и примет ее чувства, не так ли? Взяв дольку шоколада в рот, она приблизилась к Казуме, их губы соприкоснулись. Саори чувствовала горько-сладкий вкус любви и первого поцелуя, она была так счастлива, что ее сердце почти выскочило из груди. По щекам побежали слезы радости, делающие поцелуй соленым. А через мгновение случилось то, чего она не ожидала, нет, помимо эрекции. Раздался звук бьющегося стекла, но это не зеркало треснуло за спиной Казумы, это печать контролирующая сознание просто разлетелась вдребезги! Что? Это вообще возможно!?

Казума очнулся, он смутно помнил, что недавно случилось, но… почему его губы целуют Саори, а его руки обхватили ее талию и попку? Если это сон, то лучший сон в мире.

– Я просто подарила тебе шоколад, нечего кидаться на меня извращенец! – Саори оттолкнула парня, который с трудом пытался осознать, что вообще происходит?