Eroge LV1: Академия больших сисек (СИ), стр. 44

– За полчаса доедем до места, ке? — ответил он с улыбкой.

***

Сакура подняла взгляд на ночное небо, что-то говорили о знаке свыше, именно он ознаменует приход Демона в этот мир. Сакура с ужасом в глазах наблюдала, как темный диск медленно ползет по небосводу, закрывая луну, вскоре он почти целиком ее закрыл, оставив лишь небольшую кромку света. Все это заняло менее минуты, и ночное небо стало намного темнее, из-за лунного затмения.

Она вновь прильнула к дырке в стене, наблюдая как длинные красные тентакли ползли по полу и стенам склада, монах уже полностью изменил свой внешний облик, отринув все человеческое. Теперь он больше напоминал мешанину из щупалец. Длинные, сочащиеся слизью щупальца коснулись ног и бедер принесенных в жертву дев, другие же щупальца разрывали тела его собственных сторонников и культистов. Люди в масках монстров и настоящие монстры, демоны и жуткие существа -- все они стали лишь пищей, кормом, чью энергию поглотил Червь. Покончив с союзниками, он принялся за жриц. Щупальца проникли глубоко в вырезы на их кимоно и разорвали одежду. Они лезли в рот и прочие дыры девушек, накачивая их странной, блестящей слизью. Девы стонали от удовольствия, будто испытывали оргазм каждую секунду, им было настолько приятно, что в какой-то момент они начали испытывать боль, и крики стали странной смесью болезненных воплей и стонов наслаждения. С каждой секундой, они становились все менее подвижными, и более громкими, скоро они даже не шевелились, только стонали, чуть приоткрыв рты, из которых текла слюна и слизь, их глаза закатились, а горячие слезы текли по щекам. А после они и вовсе замолчали, и Червь убрав щупальца отбросил их тела на пол. Он недовольно шумел и может даже кричал? Щупальца били о пол и стены, переворачивали связки поленьев. Когда деревяшки загрохотали, Сакура едва успела закрыть рот ладонью, перед тем, как закричать. Она закусила руку, чтобы заглушить крик. Червь, набравшись жизненной силы стал больше, сильнее, мощнее, теперь он едва влезал в коридор, и стены явно сжимали его делая нахождение около склада некомфортным, он стал сильным, но при этом намного более глупым и примитивным. Теперь лишь одна мысль застряла в его голове – голод. Нестерпимый голод, который нужно утолить. Иначе трансформация не будет завершена. Одна из дев сбежала… он найдет ее. А если нет, то найдет человека с большой духовной энергией. Есть обычных людей и демонов, как заглушать нестерпимый голод семечками или орехами. Можно хоть горстями отправлять их в пасть, делу это не поможет. Ему нужен большой, сочный кусок мяса. Еще один особенный, еще один сильный человек. Еще один и мир будет у его ног… вернее щупалец, ног то у него теперь нет.

Глава 44 Предзнаменование

После приезда в храм, смотря на заходящее солнце, учительница решила разбить лагерь. Конечно же никакого палаточного городка ставить не стали, да и не захватили студентики с собой палаток. Зато нашлись складные стулья и даже длинный складной стол, собирающийся из нескольких частей в длинный стол за которым могло усесться и по 10 человек с каждой стороны, благо автобус остановился не очень далеко и нести тяжелые столешницы было недалеко. А нести их поручили, конечно же Казуме, кому же еще?

Он и Такао с Котеем собирали «мебель», пока учительница отдавала новые распоряжения. Сестры Казумы лениво поплелись в лес искать сухие ветки для костра, сам костер разжигала Шин, даже водителя автобуса припахали чистить картошку и морковь.

— Я могу приготовить рагу – сказала староста класса, медленно и с явной осторожностью поднимая руку.

— Да, отличная идея, именно твоя помощь мне и нужна! — учительница была рада, что не пришлось назначать желающих самостоятельно. К слову, кто ничего не умел делать, тот руководил, учительница, сложив руки на груди и придавив свои объемные груди, соколом наблюдала за копошащейся молодежью, изредка что-то отмечая в блокноте, в общем, всеми силами наводила тент на плетень, имитируя работу и занятость.

Впрочем, через полчаса все было закончено, и изрядно уставший, проголодавшийся и очень желающий поскорее вернуться домой в теплую ванну и не менее теплую постель Казума, поглощал пищу богов, а именно рагу из овощей и курицы. Обычно он ненавидел варенную морковь и лук, но кажется староста была толковой домохозяйкой, так что заранее обжарила овощи на сковороде, так что они приятно хрустели на зубах словно чипсы, а не были недоваренной кашей, как обычно в рагу. Он съел все и даже добавки попросил, хотя чувствовал себя вроде бы сытым до приезда сюда. Такао ел уже третью порцию, такое чувство, будто он даже не жевал, а практически всасывал в себя горячую пищу, каким-то чудом не обжигая глотку.

— Еще, добавки – попросил он старосту с настолько большой улыбкой, что стал похожим на Чеширского кота.

— Прости Такао… но… это все… – староста поскребла поварешкой по дну кастрюли, словно доказывая, что там ничего нет — ты съел уже три порции, неужели все еще не наелся? – в ее глазах читалось недоверие вперемешку с любопытством.

– Приготовленная тобой пища, просто амброзия, я готов есть ее хоть целыми днями!

– Такао, если будешь столько жрать, станешь коровой – усмехнулся Котей, но поймав в ответ убийственный взгляд, снова переключил свое внимание на удерживание в руке проклятой силы, элегантно слившись из спора.

— Прости, больше нету, но… у меня, кажется… -- она подошла к своей сумке и принялась в ней рыться, вынув из нее какой-то сверток, в свете костра и фонарей, Казума понял, что это не сверток – это хот-дог обернутый в упаковочную бумагу – вот, я приготовила немного еды днем с подругой, она предложила новый рецепт, обычно я делаю хот-доги иначе, но… можешь взять один если хочешь, правда, они уже остыли и уже не такие вкусные…

– Я приму его с благодарность… – Такао нежно и осторожно принял из ее рук хот-дог и убрал его за пазуху, скрыв во внутреннем кармане пиджака, он делал это так аккуратно, будто это был не фаст-фуд, а бутылка односолодового виски 30-летней выдержки. Он буквально дышать боялся, пока не убрал его в карман, надежно спрятав.

– Тили-тили-тесто… – Котей опять испортил атмосферу, теперь Казума точно понял, почему у него нет друзей.

***

Такао и староста медленно шли по темному лесу, вдалеке раздавались крики ночных птиц и кажется, в темноте виднелись подозрительные бледные призрачные огни.

– Как хорошо, что мы оба вытянул одинаковые номера, правда?

– Д-да… – ответила девушка, немного напуганная его напором.

Она выглядела довольно испуганной из жуткого мрачного леса, наверное, стоило отказаться от этой задумки и не ехать в храм. Она даже в книгах истории о призраках пропускала, не то чтобы поехать на настоящее кладбище, пусть здесь уже лет 200 как никого не хоронят и все это просто памятник старины и пример культуры средневековой Японии. И все же, как она могла перечить учителю?

Все, что ей оставалось это идти вперед, тихонько бормоча под нос слова самоуспокоения, пытаясь забыть об ужасах, что могли твориться в темноте. И мельтешение вокруг малознакомого и откровенно неинтересного ей одноклассника, лишь сильнее раздражало старосту.

– Мне не страшно… мне не страшно… мне не страшно – шептала она себе под нос, едва шевеля губами.

Не помогало. Стоило ей поднять глаза и перестать смотреть на едва освещаемую фонариком тропу, как взгляд утыкался в жутких чудовищ и призраков в темноте, то есть в кривые стволы деревьев и белые пластиковые пакеты, висящие на ветках. Какой идиот, вешает пакеты на ветви? Зачем?

Такао выглядел застенчиво и весело улыбался каждый раз, как девушка испуганно вскрикивала. Она сжала зубы, сцепила их, и старалась идти медленно и осторожно, успокаивая себя, что в этом лесу нет ничего жуткого. Вот в метрах пяти от тропы по лесу проползло нечто жуткое и огромное с кучей щупалец, наверное, очередное дерево качнулось на ветру или бродячая собака, живущая в храмовом лесу?