Eroge LV1: Академия больших сисек (СИ), стр. 30

Именно так рассудил и сам Казума, потому быстро забыл об этом. Но он отметил нечто важное — его не искали. Маньяк потерял память и не помнил на кого он там напал, судя по официальной версии — он порезал форму двух полицейских, напав на тех с ножом за сто йен. Хотя они чудом не пострадали, на их телах не было даже царапин, но вся их форма была разорвана в клочья.

Полицейские не помнили случившегося в подробностях, их нательные камеры повреждены, и запись восстановить не удалось. Иными словами, никто вообще не был в курсе, что Казума замешан в деле и скрутил маньяка. За ним не бегали ни репортеры, ни полиция. А значит, и переживать по этому поводу не стоило.

Так что Казума замотал головой, да и забил на это дело, продолжая идти за Микасой.

Благо, не смотря на потерю доказательств нападения, маньяк столько всего учудил в прошлом, что улик хватит на несколько пожизненных сроков.

***

– Так, а вот тут — особый класс. Не обманывайся его простым видом, это очень интересное место.

– Да? — Казума недоверчиво поднял бровь, и смахнул пот с лица, у него не было слов, второе место в этой невероятной полной приключений экскурсии, оказалось… простым классом. Они стояли перед открытой дверью классной комнаты, которая казалось, ничем не отличалась от десятка других, даже считая лишь этот этаж.

– Этот класс почти всегда пустой. Из-за криво составленного расписания, этот кабинет совсем обделен вниманием, то есть тут, практически нет уроков и большую часть дня тут можно шалить, и никто об этом не узнает. Разве не здорово?

– Это какая-то странная экс… эй, стой! – Микаса захлопнула раздвижную дверь кабинета и помчала дальше, игнорируя оголенный словно провод сарказм Казумы. Тот тяжело вздохнул, подхватил коробки и бросился следом.

На этот раз, благо, на другие этажи идти не пришлось, и они оказались возле дверей расположенных на углу здания.

– А это женская раздевалка — радостно сообщила Микаса, сияя от радости, словно привела его не к раздевалке, а в землю обетованную.

-- И что? – Казума не понял, к чему это все.

– Ну как же? Это же женская раздевалка! Понимаешь? Женская! Это как мекка и место паломничества всех мужчин.

– И сколько женщин сейчас внутри?

– А? – Микаса не поняла вопроса и удивленно склонила голову на бок.

– Сколько женщин в этой раздевалке прямо сейчас?

– Ноль… да? – Микаса не была уверенна, что отвечает правильно.

– Запомни Микаса, женская раздевалка без женщин, это просто обычная раздевалка.

– Ух ты… знаешь, я никогда не задумывалась об этом под таким углом.

Но не успел он дух перевести, как Микаса потянула его за рукав и снова поскакала, на этот раз они спустились на первый этаж, вошли в спортзал, но Микаса пересекла зал и открыла дверь, ведущую на склад. Казума стоящий в проходе увидел мячи, скакалки, маты и гимнастических козлов.

– Это склад спорт-инвентаря, эта локация часто появляется в порно. Скакалки можно использовать в неких играх со связыванием, а на матах можно кого-нибудь отыметь, разве не здорово?

– Сколько еще мест ты планировала мне показать?

– Ну, не так уж и много. Крышу с красивым видом на пейзаж… хотя наверное, на крыши я в ближайшее время идти не хочу, а то у меня Вьетнамские флешбеки начинаются… меня тут некий извращенец недавно лапал за попку на крыше экспо-центра…

– П-прости… – Казума виновато пожал плечами – не знаю, что на меня нашло…

– Я шучу, дурачок – усмехнулась айдол – еще женский туалет и класс музыки…

– Дай угадаю, крышку рояля можно сложить и использовать как кровать?

– У нас пианино, и да – именно так. Мой первый секс был на рояле. Стонала я очень мелодично, но врятли это заслуга класса музыки, хотя музыкальной атмосферой я прониклась.

Я устал куда-то идти и что-то там делать, так что просто поставил коробки на пол, сделал пару быстрых шагов вперед и поцеловал ее. Микаса ахнула, когда мой язык прошелся по ее губам, она послушно открыла свой милый ротик, пустив язык внутрь и нежно сжала его губами, чуть прижав, это было невероятно приятное сдавливание.

Она закрыла глаза целуясь со мной, я же не теряя времени даром, вынул из кармана карту подарка и использовал ее, в моей руке оказался ошейник, я оторвался от поцелуя и протянул его девушке:

– Надень – сказал я, это не был приказ, и мой тон был спокойным, хотя если честно, внутри все похолодело и сжалось. Не удивлюсь, если она просто меня пошлет. Но я надеюсь на иной исход. Микаса взяла ошейник и надела его. Это был красный собачий ошейник с петлей спереди посередине, для пристегивания поводка, и… едва она его надела, как тот исчез!

Глава 31 Послушный питомец Микаса

— Ч-чего? – мы оба ничего не понимали, но когда я присмотрелся, то понял, что ошейник стал словно призрачным, полу-прозрачным. Она посмотрела на себя в зеркале, в отражении он был хорошо виден. И когда мои глаза чуть привыкли к этой прозрачности, я стал замечать, что ошейник словно вернул свою плотность и стал выглядеть как обычный ошейник:

— Это магическая вещь, подробности не спрашивай, объяснить не могу, но похоже только я и ты, и возможно те, кто имеет отношение к магии, смогут его увидеть, для всех остальных он будет просто неосязаем.

— Хорошо… хозяин… могу я так тебя звать?

— Если хочешь, то ладно… – я нервно хихикнул и почесал затылок.

— Хозяин… – произнесла она с блаженной улыбкой, словно катала это слово на языке, пробуя его на вкус — мне нравится. Когда я надела этот ошейник, внезапно, все стало так просто и легко, голова словно стала чистой и больше нет переживаний. Я чувствую себя отлично, став твоим питомцем. И у меня… странный жар на теле, так и должно быть?

Я опустил взгляд на ее живот и увидел странные полоски, которые словно светились через одежду:

– Разденься, я посмот…

– Как прикажете, хозяин – она без лишних слов сняла пиджак и юбку, стоя в одном белье, чулках, расстегнутой сорочке.

– Я не приказывал, но… не важно! — на ее бедрах, животе и паху появились странные татуировки. Прямо над входом в ее пещеру, было черное сердечко, от него словно лозы шли извивающиеся линии по ее телу. Вроде я видел подобные татуировки на теле своей мачехи! Похоже когда порабощаешь кого-то с помощью магии, на теле рабы появляются такие отметины.

-- Они… это больно?

– Немного жжет, когда я думаю о непристойных вещах со своим хозяином – усмехнулась Микаса, снимая бюстгальтер и трусики, теперь ее грудь и бедра прикрывала только тонкая, полу-прозрачная ткань рубашки. Похоже, эти татуировки также магические и их не увидят посторонние. И, похоже, когда я отдал мачехе тот приказ, вернее отменил глупый приказ своей глупой сестры, то стал со-владельцем Юлии, теперь видимо нам придется делить одну рабыню на двоих, и еще вопрос, чьи приказы будут стоять в приоритете. Да, я уже точно уверен, что моя сестричка Саори один из аватаров в игре богов, и нам стоит серьезно это обсудить, ведь сейчас я понятия не имею, на моей ли она стороне или мы враги? С одной стороны она моя сестра, и не должна желать причинить мне вред. С другой стороны, сколько лет мы не виделись? Мы, по сути, сейчас посторонние друг-другу люди и она ведь выступала за изгнание меня из дома, да и общалась со мной нехотя, словно через силу. Она явно меня ненавидит. Однако, не смотря на столь холодный прием, я не из тех, кто предает семью. Если дойдет до боя с Саори, я предпочту сбежать, а не драться с семьей. Но у нее байк… далеко я не убегу… мне конец… я замотал головой, прогоняя морок, и увидел, как Микаса извлекает из заднего прохода ту силиконовую штуковину, которую я в нее запихал на крыше экспо-центра. Она заискрилась и… растворилась в воздухе. Видимо подобные карты имеют одноразовый эффект и пропадают после использования:

– Интересный был опыт, новый для меня, такого моя попка еще не переживала… кстати, хозяин…