Державы земные, стр. 29

Соударение. Кир лихорадочно схватился за МК скованными руками, цепляясь за его форму, прежде чем они разлетятся в стороны. Держался мертвой хваткой, преодолевая силу, возникшую при соударении, которая пыталась разделить их.

Готово. Тудель без сознания, Кир за него держится.

Секундная радость победы миновала, и он понял, сколько еще ему предстоит сделать. Он плавает посреди комнаты со скованными за спиной руками, внутри корабля, наполненного вооруженными врагами. Ему надо освободиться, добыть оружие и как-то вернуть корабль в свою власть.

Он сделал вдох. Нет смысла думать о масштабе проблемы. Двигаться вперед можно, лишь двигаясь вперед.

Держа Туделя одной рукой, он принялся ощупывать его одежду другой. Медленно, аккуратно перебирал руками, не отпуская его ни на мгновение. Добрался до ремня и развернул пребывающего в бессознательном состоянии противника, а затем наконец-то добрался до его карманов и подсумков.

Каждая секунда поисков, вслепую, на ощупь, казалась вечностью. В любую секунду может кто-нибудь войти. Кир почувствовал, как на лбу и в подмышках выступил пот. Это не сработает. Он даже не знает, есть ли у Туделя…

И он коснулся его. Кольца с ключами. Вытащил, ощупал каждый ключ… вот он. Ключ у него, в пальцах, ключ от наручников. Он выкрутил запястья. Вот, почти. Еще. Металл врезался в кожу. Одно кольцо отстегнулось. Он выставил руки перед собой и расстегнул второе. Резко развернулся. В карманах разгрузки Туделя были пластиковые наручники. Отлично, ему понадобится несколько. Взяв их в горсть, он оттолкнулся от тела Туделя. Они разлетелись в стороны. Кир схватился за трубу и дожидался, пока Тудель ударится в стену, отпружинит и подлетит к нему. Но он подлетел недостаточно близко.

Проклятье. Надо это сделать, и сделать немедленно. Его лицо заливал пот, глаза щипало, но он не обращал на это внимания.

Капитан Кир выставил ноги в сторону Туделя. Есть!

Сжав запястье Туделя лодыжками, он подтянул его к себе и быстро повернулся. Спустя секунду МК, с залитым от рассеченной губы кровью лицом, подплыл к нему на нужное расстояние. Кир схватил его руками и подтянул к трубе. Секундное дело: связать ему руки пластиковыми наручниками, цепляя к трубе. Еще секунда – и он связал ему лодыжки.

Кир бросил остальные наручники, и они поплыли в воздухе, кувыркаясь. Посмотрел на дверь. Все еще никого. Это заняло слишком много времени. Почти… он глянул на часы и моргнул. Что, всего три минуты? Ладно, все равно надо пошевеливаться, МК не будут слишком долго пребывать в растерянности из-за невесомости.

Он порылся в остальных карманах и подсумках Туделя. Вот сантехнический скотч. Нужно, чтобы Тудель молчал, если Кир хочет получить хоть какой-то шанс снова командовать кораблем. Отклеив полосу скотча, Кир замешкался. Если он закроет Туделю рот, тот может задохнуться, особенно с кровью в носу. Черт. Черт. Он не может вот так просто убить человека, но ему надо, чтобы он молчал. Отпустив кусок скотча, Кир развернул к себе голову МК и пригляделся. Нет, нос, похоже, в порядке; кровь только из рассеченной губы.

Все равно не гарантия.

Тудель зашевелился. И это решило проблему. Киру надо сделать так, чтобы Тудель не поднял тревогу.

Кир обхватил Туделя ногами за пояс и растянул полосу скотча. О черт. Прилипнет ли, ведь кровь на лице? Снова отпустив рулон, он вытер Туделю губы и щеки рукавом. Протянул руку, схватил рулон, растянул кусок скотча в стороны. Свободный конец к трубе, позади головы Туделя, потом вокруг, и…

Тудель застонал и открыл глаза. Кир мгновенно обернул рулон вокруг его головы и назад, за трубу, замкнув первое кольцо. Тудель принялся дергаться и издавать приглушенные звуки, но Кир не обращал на это внимания и наклеил еще два витка. Разорвал скотч у рулона и убрал рулон в карман.

И поглядел на МК.

– Тудель?

Он говорил глухо из-за сломанного носа и сгустка крови в нем. Его собственный голос показался ему странным.

– Тудель, ты меня слышишь?

Тудель злобно глядел на него. Злобно. Почему-то именно это и вывело Кира из себя.

– Какого черта ты приперся на мой корабль и напал на меня и мою команду? Думаете, что, если вы могущественнее нас, вы можете творить, что хотите? У нас права есть, ты, кусок дерьма.

Кир сжал кулак и сразу разжал его. Черт. Если он ударит этого человека в лицо, тот задохнется от собственной крови.

Черт.

Даже не осознавая, что он делает, Кир отвел назад правую ногу и двинул МК коленом в пах. Отсутствие гравитации частично лишило удар силы, но он все равно был силен. Тудель издал приглушенный крик и согнулся вперед, насколько позволили пластиковые наручники.

– Монополия на применение силы, мать твою. Хрена с два, ты, тварь государственная.

А затем капитан Кир отпустил трубу и оттолкнулся в сторону двери. Коснулся ручки. Здесь он в безопасности. По крайней мере, пока. По другую сторону двери, на его корабле, шесть вооруженных МК, держащих в заложниках его людей, на мостике. И еще четверо рыщут в трюме, в поисках остальных его людей.

У них преимущество в численности и в оружии.

Но если они еще не нашли часть его команды, у него могут быть – всего лишь могут быть – союзники.

Кир достал из кармана телефон и набрал текстовое сообщение. Отправил его Иосифу, Луке, Нимабуре и Бенедикту.

Теперь надо добраться до шкафа с оружием и взять винтовку или ружье. Но как туда попасть? Кир сглотнул. Далеко, по захваченному врагами кораблю, и всю дорогу он будет беззащитен.

А потом он кое-что вспомнил.

Повернулся и посмотрел на Туделя. Тот все еще пребывал в скрюченном положении, натянув до отказа пластиковые наручники.

Вон пистолет, у него на бедре.

Глава 33

2064: между Землей и Луной, корабль «Вуки», машинное отделение

Иосиф вверх ногами подплыл к техническому шкафу, проклиная пилотов и с трудом натягивая галоши с липучками поверх рабочих ботинок. Эти идиоты на мостике изменили программу старта – и что, они соизволили сказать об этом тем, кто делает главную работу на этом корабле? Нет, не соизволили. Когда двигатель включился, он принялся спешно собирать свой ланч, но не успел и закончить с ним, как двигатель снова выключился. И у него ушло минут пять на то, чтобы убрать пылесосом плавающие в воздухе шарики газировки, и еще пять на то, чтобы рубашку переодеть.

Эти идиоты заслуживают, чтобы на них хорошенько наорали. Вот сейчас галоши наденет и отправится туда сам – никаких телефонных звонков, черт подери, – и выскажет им все в лицо.

Вторая галоша налезла на ботинок, и Иосиф подтянул себя в сторону пола. Пошел по ковру в сторону двери.

Эти уроды на мостике думают, что они лучше простых инженеров, которые…

Телефон вибрирует?

Он достал телефон из кармана. Посмотрел на экран, моргнул. Иисусе, это что, по правде? Так вот почему они взлетели? Он окликнул Луку, второго инженера, который тоже глядел на телефон.

Лука посмотрел на него.

– Это шутка?

– Они не стали бы шутить на этот счет.

– Тогда что нам делать?

– Готовиться. Теперь эмкашники придут за нами.

Лука мрачно кивнул.

* * *

«Гордость Энугу», как он назывался по поддельным документам, или «Вуки», как называли его капитан Феликс и экипаж в честь второстепенного персонажа из фильма столетней давности, был судном класса «Гандимакс» для перевозки твердых и жидких грузов.

Пять шестых длины корабля от носа составляла открытая палуба, 130 метров плоской стальной поверхности с тяжелыми люками с гидравлическим приводом, двумя кранами, вспомогательным оборудованием и десятками грузовых контейнеров. Под палубой находились три больших грузовых отсека и два огромных бака, сейчас наполненных морской водой.

Позади погрузочной зоны возвышалась кормовая надстройка, а служебные помещения под ней уходили до самого днища. Верхняя часть выглядела совершенно обычно – четыре этажа, с кубриками, складами, ванными комнатами и комнатами отдыха. Однако ниже палубы все становилось куда сложнее и необычнее. Машинные отделения были спроектированы, исходя из удобства размещения механизмов, а не удобства работающих с ними людей. Механизмов, которых здесь уже давно не было. Трапы огибали пустые места, где когда-то стояли ходовые дизели. Лестницы, подъемник и лифты вели вверх, на мостик и вниз, в мастерскую и к складам. Баки с кислородом, компрессоры, системы очистки воздуха и многое другое было втиснуто туда, где были топливные баки, до того, как их оттуда вырезали автогеном и продали на металлолом.