Иностранец ищет жену (СИ), стр. 79

Сабрина рассмеялась.

— Не я ненавидела — Тамара. Я — не Тамара. Меня зовут Сабрина Ротман, урожденная Хаймат. Я — не Тамара! Не Тамара! Я — не Тамара!

— Сабрина! — Он попытался привести её в чувство, но Сабрина резко дернулась, вырываясь из его тисков.

— Не трогай меня! Не трогай! Я всегда буду помнить! Всегда буду ненавидеть! Я всё расскажу Эриху! Мне плевать, поверит ли он! Я расскажу!

— Приди в себя! У тебя истерика!

— Ненавижу тебя! Ненавижу!

Она кинулась на первый этаж, возможно, и не понимая до конца, куда именно стремиться.

Спускаясь по ступеням вниз, внезапно ощутила, что ей стало дурно…

Её нашли на следующий день в речных камышах у въезда в город Официальная версия — утопление.

Увы, смерть Сабрины не была ни легкой, ни быстрой.

** * **

… После падения, Сабрина проснулась в темном помещении, и увидела над собой нависающее лицо Марка. Тело сковал животный ужас.

Марк погладил её по щеке.

— Проснулась… это хорошо.

Сабрина была связана, и лежала на каком-то столе.

— Что происходит?! Господи, что происходит?!

— Ритуал, Сабрина, — соизволил объяснить Марк. — Ты в моем доме, в моей лаборатории, такая есть у каждого ктарха. Тебя здесь никто не услышит, кричать бесполезно. Тихо-тихо, не паникуй, с тобой всё будет хорошо…

Он приложил руку к её лбу. От этого её бедное сердце, работающее на максимальной скорости, забилось еще быстрее.

— Ты была права, твои воспоминания всегда будут нам мешать… А значит, ты должна забыть Сабрину…

— Господи, Марк… — плакала бедная женщина.

— Не бойся, я позабочусь о твоей дочери, она ни в чем не будет нуждаться. Не бойся, милая, скоро боль пройдет, и мы будет счастливы.

Он поцеловал её в щеку.

— Помнишь, как мы когда-то об этом мечтали? Быть в месте, жить в теплом уютном городке у моря… покупать виноград по утрам у местных, а вечером пить вино и смотреть на закат. Разве это не прекрасно?

От страха она не слышала, что он говорит. Это был не страх даже — животный ужас.

Она наблюдала, как в его руках нарастала полупрозрачная круглая сфера, и как он медленно опустил эту сферу на неё. Сфера будто впиталась в её тело, плавно распространилась и осела под кожей.

— Ну вот… скоро станет легче.

Какое-то время она лежала без движения… Он ждал…

— Что со мной будет?

— Я долго работал над этим ритуалом. Он подвяжет тебя под мою энергию, ты забудешь прошлое.

— Ты хочешь вызвать во мне любовь к тебе?!

— Не вызвать… Напомнить.

— Марк… мне плохо.

Её тело начало биться в судорогах.

— Я не понимаю… так не должно быть…

Марк не знал, что происходит, и как этому помочь. Ритуал пошел не по плану.

Сабрина умерла.

•• •• ••

— Он не хотел, чтобы она умирала, — Сафрон наблюдала за мужчиной, что, воя от боли, укачивал в руках тело умершей женщины. — Она всего лишь хотел, чтобы она забыла. Но Марк, хоть и был ктархом, был намного слабее Эриха. Если бы ритуал пошел как нужно — ты бы забыла Эриха, а он бы перестал узнавать тебя, но в тебе была часть его силы, и ритуал срикошетил. В следующей жизни ты полностью утратила связь с прошлым, твоя сознания раздвоилось, и появилась я — сущность, которую ты называешь Сафрон.

Сафрон вышла из подземной лаборатории, оставляя мужчину наедине с его горем. София последовала за ней.

— Я — это одновременно следствие ритуала Марка Ноймана, и силы Эриха Ноймана. С самого начала, я помнила все твои прошлые жизни, но не могла рассказать тебе правду, ритуал сдерживал меня. Я пыталась тебе помочь, предупреждаа не верить Марку, и довериться Эриху, но ты меня не слышала. Из-за наложенного на тебя проклятия, ты опасалась Эриха, а к Марку тебя тянуло. Но по мере того, как я набиралась сил, я смогла раскрыть тебе глаза.

Они стояли в гостиной. София смотрела на Сафрон, что теперь была её точной копией.

— Я хранила твои воспоминания. Таким образом твоя собственная душа защитила тебя. Ведь формально, ты действительно ничего не помнила… Я была твоим проводником, я помогала вспомнить.

Сафрон грустно усмехнулась.

— Марк не желал тебе смерти, но когда ты умерла, он понял, что ты однажды вернешься, и что твоя душа притянется к Эриху. Именно поэтому он был рядом с ним все эти годы. Он ждал тебя, а когда нашел — посадил в очередную ловушку.

— В какую ловушку?

— Дом, в котором ты живешь… Марк тратит всю свою силу на тот дом. Там я ослабеваю, не могу к тебе приходить. Именно поэтому я старалась тебя вызволить из этого дома. За три дня вдали, я смогла набраться сил, чтобы прийти к тебе и всё рассказать. Увы, может такое быть, что это наша последняя встреча… я слаба, у меня не осталось сил. Да и… я рассказала тебе все, что ты должна была знать.

— Но… я ведь была с ним в машине.

— Да, и когда ты проснешься, — ты тоже там будешь.

— Но что мне делать?!

— Ты должна пойти к Эриху. Он тебя спасет, он единственный, кто может тебя спасти!

— Сафрон, он от меня отказался!

— Глупенькая моя, — нежно произнесла её точная копия.

Женщина подошла к ней, и обняла её.

— Он думал, что поступает благородно. Вспомни день, когда он тебя отпустил. Когда это было?

— Я… у была бассейна.

Сафрон взяла её за руку.

— Да, и ты была в купальнике. Эрих разглядел на твоем теле шрам, такой же, как был на теле Тамары и Сабрины, в том месте, куда её поразила ножом Эльза.

— Но как же…

— София, на твоем теле остаются следы твоих прошлых жизней. Эрих понял, кто ты, и сделал то, чего делать отчаянно не хотел — он тебя отпустил к мужчине, которого, как он считал, ты любишь… В отличии от Марка, он так сильно тебя любит, что отпустил тебя. Твоя счастье он поставил выше собственного, он думал, что освобождает тебя.

София выдохнула. Наконец-то всё обрело смысл!

— А теперь слушай меня внимательно, София. Когда проснешься, не подавай виду, что всё вспомнила. Любовь Марка — твоё проклятие, он вполне может тебя убить, если что-то заподозрит. Будь готова.

В глаза хлынул яркий свет… а затем темнота.

•• •• ••

Первое, что она ощутила, проснувшись, был холод. Машина стояла в гараже, но свет не был включен. Марк сидел за рулем, София — на пассажирском сидении.

— Я… — София постаралась улыбнуться. — Кажется, я уснула.

— Уснула, — Марк усмехнулся. — Мы долго стояли в пробке.

София старалась не показать, насколько по-другому она себя ощущает. Взрослее, мудрее. Миллионы воспоминаний медленно кружили в её голове.

Разговоры Сабрины с мамой, её ночи с мужем, страх из-за первых месячных, прочитанные ею книги, боль от рождения ребенка — вспоминала, вспоминала.

— Кажется, у меня болит голова. Наверное, мне нужно пойти в дом и прилечь.

Марк кивнул.

— Прекрасная мысль… Сабрина.

Глава Двадцать восьмая: клетка, как у Эльзы

Она боялась на него посмотреть. Боялась поверить, что она действительно услышала то, что услышала.

— Думала, не узнаю? — хмыкнул мужчина. — Пока ты вспоминала, от тебя фонило, как от извергающегося вулкана. Энергию не обманешь.

— Я не понимаю, о чем ты.

— Понимаешь… ты вспомнила.

Они по-прежнему находились в машине, в закрытом гараже, в полнейшей темноте.

— Может, это и к лучшему, — сказал он. — Я всю энергию отдавал, пытаясь скрыть от тебя эти воспоминания. Это было невыносимо, я очень ослаб, а это чревато последствиями…

— Я не знаю, о чем ты…

— Не ври, — перебил спокойно. — Не может.

«Не поможет»

— Ты меня убил. Я помню, как умирала на том столе.

София и сама не до конца верила, что говорит это вслух. Она помнила свою смерть — как первую, так и вторую.

Марк издал какой-то звук — то ли всхлип, то ли что-то другое.

— Это была самая большая случайность в моей жизни. Я никогда не хотел причинить тебе вред.