Иностранец ищет жену (СИ), стр. 63

— Неужели я так тебе противен? — он провел кончиками пальцев по её шее.

— Нет, но…

— Но что?

Ей хотелось прошептать: «Но ты не Марк. То, что я чувствую к нему — намного сильнее» …

София не рискнула дать такое объяснение, но он рискнул прочитать правду в её глазах.

— Но быть со мной ты не хочешь… — прозвучало тоном смертного приговора, — и никогда не захочешь.

Встреча два на два

Это был конец! Это конец! Конец!

Паника отражалась в глазах, в дрожащих губах!

Что он предпримет теперь, зная правду? Убьет?! Ведь говорил же, что не отпустит.

Чертов Эрих Нойман будто мысли её читал!

— Думаешь, я тебя убью? — Продавливает смешок. — За жизнь опасаешься? Как же плохо вы меня знаете, госпожа Коваль.

Женщина молчала. Он заглядывал ей в глаза, и (так ей казалось) чего-то ждал. София не знала, чего именно, и это пугало.

— Поцелуй меня! — ухмыльнулся. — Давай же, София, Марка целовала, и меня сможешь.

Не дожидаясь ответа, мужчина притянул её к себе, и принялся целовать.

Его рука погладила её спину, затем полезла под кофту. Все, что ей оставалось — терпеть.

Он целовал напористо, властно, а она … отвечала. Не до конца понимая, почему это делает. Страх? Рефлекс? Чувство самосохранения?

София не вкладывала в поцелуй эмоций. Она всего лишь поддавалась более сильному противнику. А в голове билась примитивная мысль: смягчит ли его этот поцелуй? Передумает ли он причинять ей боль?

В какой-то момент Нойман резко её от себя оттолкнул.

Женщина стукнулась об дверцу машины и пораженно затихла. Она не понимала, почему он так себя вел. Быть может, оскорблен, что она не горит желанием его целовать? А чего он ожидал?! Она старается его не злить, чего еще он от неё хочет?!

— Надоело! — прохрипел Нойман, его пальцы бездумно обхватили руль. — Твой защитник уже почти на месте, пора наконец-то во всем разобраться.

— Кто?! — Сердце, казалось, рухнуло в пятки.

— Догадайся, Софийка, — и кривая ухмылка. — Вижу, что догадалась.

У нее перехватило дыхание.

— Эрих, что происходит. Что бы задумал?

— Вот и увидишь! — Пауза, а следом еще одна кривая ухмылка. — За него переживаешь? Правильно делаешь, тебе есть о чем переживать.

Она оглянулась, в заднем окне открывалось прекрасное обозрение безлюдной трасы. А затем… на её глазах из-под земли полез туман. Такой густой, казалось, и не туман это вовсе, а теплое парное молоко.

Следом из тумана вынырнуло знакомое авто.

— А вот и непрошенный гость.

Какое-то время Эрих задумчиво разглядывал пассажирку, затем вышел из машины, обошел авто, открыл дверцу с другой стороны, и вытащил Софию из автомобиля. Схватил её за плечо.

— Эрих, что ты…

— Не дергайся! — приказал, с кривой ухмылкой наблюдая, как из притормозившей машины выходит Марк.

София бросила взгляд в его сторону. Марк был напряжен, его сосредоточенный взгляд бегал от старшего брата — к ней, и обратно. Никогда еще не доводилось ей видеть Марка… паникующим.

«Нет, это не паника… Он растерян! И он боится своего брата. Что ж, дела действительно плохи».

Разговор на двоих

— Не трогай её, Эрих, — Марк замер у своей машины, что остановилась в трех метрах. — Не трогай, я виноват, со мной разбирайся!

— Как благородно! — рассмеялся Эрих, делая шаг вперед, и таким образом заступая собой Софию. — А толку с таких разборок? Мне не ты нужен, мне нужна моя сафрон!

София стояла позади, видела шею Эриха, плечи. У нее даже мысли не возникало напасть или как-то по-другому отвлечь старшего брата от младшего. Она понимала, такой враг ей не по силам.

— Она тебя не любит!

София видела, что, несмотря на умение держать себя в руках, Марк борется с собственным страхом. Но то, что страх был, проявлялось на каждом шагу. Стоило Эриху сделать хоть одно чуть более резкое движение — и Марк сжимал кулак, будто готовясь дать отпор.

Эрих же, наоборот, казался расслабленным. Но на этот счет София тоже не обманывалась — только казался.

— Я понимаю, не любит — ответил Эрих спокойно. — Она любит тебя, моего родного брата, которого я столетие назад попросил присмотреть за моей невестой!

Эмоции такие прорвались сквозь броню невозмутимости, и окончание фразы Эрих яростно прокричал:

— Моей невестой! Моей! Тамара была моей невестой! Как ты посмел даже смотреть на неё?! Она была моей!

— Она была тебе не нужна! — Марк сделал шаг вперед. — И в какой-то момент это стало понятно даже ей, ты не потрудился скрыть правду! Ты спал с Эльзой, которая была её кузиной, и которая жила в доме родителей твоей невесты! Ты, Эрих, ты! Ты это делал! И смеешь после этого обвинять меня!?

София была так близко, она не просто видела, а каким-то образом ощущала, как эти слова пробивают бреши в ноймановской броне. Его было неприятно это слышать.

Она также поняла, что Эрих не знает всего. Не знает, что именно Марк подтолкнул Эриха к интрижке с Эльзой.

— Тебе хватило наглости пойти на подобное! — Марк ударил рукой по капоту своего авто, глянцевая поверхность послушно прогнулась. — Ты не сдерживал себя ни в чем! Никогда не умел, никогда не пытался! А я её любил! Она мне была нужна тогда, нужна и сейчас, любая!

— Она моя женщина, она была создана для меня!

— Поэтому тебе приходиться удерживать её рядом силой?

София увидела, как Эрих слегка повернул голову, будто намереваясь посмотреть на неё, но остановился на половине движения. Будто понял, что поддался на манипуляцию, и резко её оборвал.

— Не забывай, почему ты меня просил присматривать за Тамарой! — продолжал давить Марк. — Изначально приглядывать за невестой было твоей обязанностью, как её ктарха, но ты не хотел! Тебе было плевать на твою, как ты выразился, женщину. Какой она вырастет! Кто рядом с ней! Кто обижает, кто влияет! Ты не желал всего этого знать!

— Зато сейчас мне не плевать! — Некая безумная решимость промелькнула на его лице. — И сейчас всё по-другому, она уже не Тамара! Она другая!

— Другая! — подтвердил Марк ядовито. — Но она снова тебя не приняла, Эрих. Ты можешь её убить, но это ничего не изменит? Посмотри на неё, да она тебя боится! Разве такие чувства должен вызывать… жених?

Брат на брата

— Не ей решать!

— А кому это решать? Хочешь, чтобы все было, как с Тамарой?

София понимала, что Эрих не знает всего. Не знает, что именно Марк спланировал подставить Марка. Не знает, что Марк не её, Софию полюбил, нет, он любил и Тамару.

«Хорошо, что не знает… и не должен узнать, иначе убьет брата на месте».

— Тогда я вел себя с ней неправильно! — возразил Эрих. — Я бы мог…

— Неправильно — это как!? — Марк атаковал словами. — Угрожал её и насиловал? Ты не знал, кто она, и чувствовал вседозволенность!

Марк сделал шаг вперед, осмелел. Расстояние между братьями сократилось.

— Эрих… ты ежедневно спасаешь людей, но до сих пор считаешь, что ты выше, что совершаешь подвиг, за который тебе все должны. Заботиться об этой планете — долг ктархов, но это не значит, что ты можешь забрать эту женщину себе, потому что тебе так захотелось. Есть воля, есть выбор, и она выбрала не тебя!

Эрих смотрел на Марка, Марк на Эриха. Брат на брата, они испепеляли друг друга глазами.

София не видела лица старшего из Нойманов, но по напряженной спине, (а может и как-то иначе, по только ей понятным признакам) поняла, что Эриха одолевают сомнения.

Он резко обернулся к ней. София, не ожидавшая, что Эрих к ней повернется, пораженно застыла. Ее растерянные глаза встретились с его — задумчивыми… и решение было принято.

— Могу, — сказал Эрих, глядя Софии я глаза. — Я могу все!

В тот же миг, София почувствовала толчок. Земля вздрогнула. Откуда-то внезапно налетел ветер, такой сильный, что обе машины начали подрагивать, как будто вместо колес у них — пружины.