Сломанная льдинка (СИ), стр. 8

Мы едва успели доесть, как в доме раздался звонок. Артем нахмурился, поднялся и пошел открывать дверь. Я быстро собрала посуду, и положила в раковину. Успела вымыть только одну тарелку, так как на кухню забежала Анжелика.

- Ты живая. – С облегчением выговорила она и опустилась на стул. Я удивленно вскинула брови. – Этот изувер тебя не трогал? Не бил? Догилев-скотина! – Крикнула куда-то в коридор.

Быстро замотала головой и выключила воду.

- Нет-нет. Меня никто не бил.

В кухню вошел хмурый Андрей и не менее хмурый Артем.

- Ты ее хоть пальцем тронул? – Грозно спросила она хозяина дома.

Он серьезно посмотрел на нее, а потом на меня.

- Да. – И отвернулся к окну, играя желваками.

Анжелика поднялась и направила на напряженную спину палец.

- Ты… ты….

- Он не бил меня. – Тут же вмешалась я, глядя на ничего непонимающего Дениску.

- Это правда? – Спросила Анжелика Артема.

Тот немного помолчал.

- Да.

- Догилев, не беси меня. – Громко рявкнула Лика и сама же поморщилась. – Чертовы гормоны. – Пробормотала. – Боюсь спросить, каким пальцем ты ее трогал и зачем…?

- Он меня заставил выпить лекарство. – Встряла я. – И есть заставляет.

- Хмм, - девушка повернулась ко мне. – Да? – Я кивнула. – Ну, слава Тунгусскому метеориту. – Она вновь опустилась на стул. – А то мне сегодня в шесть утра звонит баба Нюра, и говорит, что к ней вчера прибегала баба Люба. В общем, та сказала, что лысый здоровый мужик из Догилеских забрал твое издыхающее тело с собой и увез к себе в дом добивать. Это она у Веньки выспросила. А так как вся деревня говорит, что он летом Ирке у всех на глазах чуть шею не свернул и ее брату чуть конечность не сломал, то теперь вся деревня переживает за тебя. Раньше переживать не могли. – Фыркнула девушка. – Давай собирайся, у нас поживешь. – Добавила она, задумавшись.

- Нет. – Неожиданно звонко крикнул до этого смирный Дениска. – Тане у нас нравится. Она у нас будет жить.

Если честно, то рядом с Анжеликой и Андреем жить мне было бы еще более неловко, чем с Дениской и его нелюдимым папашей. Я снова задумалась о том, чтобы перекантоваться у бабы Любы.

- Нет, Анжел. Я не буду бегать из дома в дом. – Попыталась мягко отказаться.

Та меня поняла правильно и кивнула.

- Как хочешь. Но знай, что если этот тебя достанет, то ты всегда можешь пожить у нас. – Она задумалась на пару секунд. – Слушай, ты же сирота! – Вдруг радостно объявила она.

- Э-э, да. – Пролепетала.

- Это же здорово! – Вновь загорелась Лика. Даже Артем отвернулся от окна, чтобы посмотреть на рыжеволосую девушку.

- Совсем крышей кукукнулась. – Скривился он.

- Да тьфу на тебя. – Отмахнулась она и вновь вперилась в меня счастливым взглядом. – Мы же строим дома, в том числе и для сирот. Я уверена, что тебе тоже полагается квартира или дом. Думаю, что смогу выбить у администрации области деньги на его постройку. И если все нормально, то весной можно начать строить. Ты как? До весны выдержишь?

- Что? Дом? Мой? – У меня колени подгибаться начали, и я даже не заметила, как меня с силой усадили на стул. – Всамделишный дом?

- Да. – Кивнула Анжелика. - Думаю, что у нас получится.

Я растерянно оглянулась, увидев стоящего надо мной Артема, который сверлил Лику непередаваемым взглядом. Кажется, кто-то не очень рад перспективе появления у меня своего собственного места жительства. Но мужчина, метнув на меня взгляд, тут же исправился и как-то нервно кивнул, подбадривая, что ли.

- Построим. – Глухо буркнул.

- А зачем Тане свой дом? – Тут же вмешался в разговор Дениска. – Пусть у нас живет.

- Потому что у каждого человека должен быть свой дом. – Терпеливо пояснила Анжелика. – Тань, мы с Викой сегодня все померяем и завтра к тебе приедем, чтобы ты с тканями определилась. И в ведомости тебе необходимо будет расписаться. – Девушка встала и направилась на выход, прихватив с собой мужа. – Сегодня отдыхай. – Крикнула из прихожей.

Артем постоял на кухне еще немного и вышел из нее. Дениска умчался куда-то. А я все так и сидела, пришибленная новостью. Это надо же, у меня будет собственный дом. Самый настоящий и мой. У меня никогда не было своего дома, и я и не надеялась, что будет.

Поняв, что сижу на одном месте уже пять минут, вскочила, и принялась домывать посуду. В душе царил сумбур, но я чувствовала небывалое воодушевление. Едва поставила последнюю тарелку на место, как на кухню вновь вошел Артем. Окинув меня мрачным взглядом, оттер меня от раковины и открыл ближайший шкаф.

- Это посудомоечная машина. Забрасываешь туда посуду, нажимаешь вот на эту кнопку, и все само помоется. Поняла? – Спросил. Быстро закивала. Здесь кнопок меньше чем в душе, и все подписано по-русски. – Сегодня Дениску с тобой оставлю. На улицу не ходи, простынешь еще. – Снова кивнула. – Напиши список продуктов, которые надо купить. – Положил на стол карандаш и бумагу.

Точно. Муки же нет. И сметаны. Быстро набросала список самого необходимого. Деньку кормить надо хорошо, у него сейчас самый рост. Артем молча взял список и вышел из кухни. Хлопнула входная дверь, и я поняла, что он ушел на работу. А мне чем заняться? Огорода здесь нет, как такового. Тем более на улице вновь зарядил дождь.

Решила заняться уборкой. Нашла увлеченного какой-то книгой ребенка в гостиной.

- Ты уже хорошо читаешь? – Удивленно спросила его, увидев, как он шевелит губами.

- Меня папа три раза в неделю учит. – Охотно подтвердил малыш. – Я эту книгу уже читал, ничего нового не осталось. Папа пообещал мне электронную купить, но позабыл. Потом вспомнит. – И снова уткнулся в книгу.

У меня же начался когнитивный диссонанс. Очередной. Как Догилев, будучи жестким и непреклонным мужчиной, умело воспитывает этого ребенка, который уверен в своем папе на сто процентов? И по Дениске сразу видно: мальчик знает и чувствует, что отец его любит.

Вот так, думая нелегкую думу, я нашла ведро с тряпкой и принялась наводить порядок. К обеду закончила первый этаж и отправилась готовить еду. Пересмотрев содержимое холодильника, поняла, что кроме супа сварить ничего не смогу.

Деньке суп понравился, что меня непомерно удивило. Чем же питался этот ребенок, если обычно нелюбимый детьми суп, уплетает за обе щеки? Тут же вспомнился его вчерашний завтрак, сваренный Артемом. Кажется, эти мужчины отчаянно нуждаются в хорошей женской руке. Хотя бы домработнице. Именно эти функции я и решила на себя взять, пока буду жить у них. Довольная своими мыслями, смотрела на орудующего ложкой ребенка.

Глава 5

Радость была недолгой, потому что на обед пожаловал хозяин дома, и критично осмотрел первый этаж. После вперился в меня злым взглядом.

- Ты башкой своей вообще думаешь? – Нарычал он на меня.

Вздохнув, решилась спросить.

- Я что-то не так сделала? Где-то забыла помыть? – Вроде бы во все углы залезла.

- Нет, ты точно больная. – Вздохнул Артем. – Тебе что делать больше нечего, кроме как батрачить? Ты должна отдыхать! – Последнее он почти прокричал, но я уже потихоньку избавлялась от страха перед ним.

- Доктор прописал? – Поджала губы.

- Да! – Рыкнул он и покосился на плиту.

- Пап, Таня хорошая. – Строго отозвался Денис, глядя на отца.

- Это не значит, что она должна наплевать на свое здоровье! – Выплюнул он, и тут же без перехода. – Что в кастрюле?

- Суп. Налить? – Спохватилась. Человек голодный пришел.

- Сядь. – Резко бросил, сам достал две тарелки и поставил на стол. Налил суп, положил ложки и одну тарелку подвинул ко мне. – Ешь.

Только успела взять ложку в руку, как мужчина внезапно подскочил и убежал в коридор. Через несколько секунд он вернулся, неся объемный пакет. Порылся в нем, достал банку сметаны и поставил на стол. Сметану мне в суп тоже положил сам. Я себя тут же Денькой почувствовала, Догилев явно относился ко мне, как к ребенку.

- А я без сметаны все съел. – Гордо заявил Денис и ушел в гостиную читать дальше.