Экзамен для ректора (СИ), стр. 8

Ладно попытаться сделать из себя пай девочку всё-таки стоило. Быстро наклонив голову вниз, я собрала волосы в хвост. Достав свои очки, которые я носила больше для стиля, потому что они мне чертовски шли, я налепила их на нос. Вот они девочки, стоило Кире упомянуть о молодом и красивом ректоре, как у меня тут же произошел щелчок. Вроде как хотела стать менее заметной и убрала волосы в прическу, но тут же нацепила очки, потому что они делали меня более привлекательной…

Глубоко вздохнув, я пихнула дверцы туалета, перед смертью не надышишься…

Уверенно шагая, я направлялась к кабинету ректора. Все-таки меня распирало от интереса, узнать кого же все-таки к нам прислали. Насколько он молод и привлекателен? Ох, Дарья… Ты не исправима…

Я подошла к кабинету, постучала и просунула свою мордашку за двери.

— Нет, Марья Ивановна, я просил не эти документы, — мужской голос, очень злой, похоже новое начальство осталось недовольно секретарем. Марья Ивановна была секретарем еще старого ректора и похоже ее решили не увольнять. Но проблема была в том, что при старом начальстве не особо нужно было напрягать булки.

При Сазонове работы как таковой не было. Все его обязанности, конечно не касающиеся взяток, исполнял заместитель. Все вопросы раньше мы решали через зама, потому что к ректору вызывали уже когда тебя отчисляли из универа и нужно было забашлять жирненькую сумму, чтобы и дальше припеваючи прогуливать пары.

Так что Марья Ивановна привыкла к шоколадкам, тортам и пухлым конвертам. Но никак не к тому, чтобы бегать как электровеник и выполнять указания. Документация? Серьезно? Я осмотрелась по сторонам и не заметила Стружковой. Маринка здесь подрабатывала и именно она занималась документацией.

Похоже ее быстренько убрали, чтобы у нового начальства не возникало вполне ожидаемого вопроса: “А чем тогда здесь занималась Марья Ивановна? ”

Пухленькая секретарша выпорхнула из кабинета ректора и помчалась к шкафу, который стоял в приемной. Все-таки ее любовь к шоколадкам, конфетам и тортам сказалась на ее фигуре. Бедняжка была вся красная, очки перекосились, а волосы выглядели так, как будто ее знатно за них потягали. Чето я перехотела заходить в кабинет к этому Тирану. И вот когда я все-таки решила уйти по-английски Марья Ивановна меня заметила.

— Леонова, явилась все-таки? — Женщина на меня посмотрела так, как будто я была виновником всех ее бед.

— И вам доброе утро, — я улыбнулась, но в ответ я увидела только негодование секретарши.

— Утро? Да уже день, Леонова! — Ох, ну конечно кто тут у нас коза отпущения?

— Марья Ивановна! — Я подскочила на месте, а у секретарши выпада из рук папка от страха.

— Я, наверное, зайду попозже, — все-таки сделав шаг назад, я еще раз улыбнулась женщине.

— Стоять! — Господи, она завизжала, неужели она так боится оставаться с ним наедине?

— Егор Владимирович, к вам студентка, — вот оно что, она решила, чтобы он отыгрывался на мне. — Точнее прогульщица, на которую жаловался сегодня Ларинцев, — я тут же сжала кулачки, а толстушка мне ехидно улыбнулась.

Глава 13

Зря я жалела этого пончика. Как же она радуется, когда этот мужлан из кабинета кричит:

— Ну, чего она ждет? — Ох, верёвку и мыло тут не выдают случайно на входе? Вздыхаю и направляюсь в кабинет. Ничего, Марья Ивановна, я еще отыграюсь!

— Добрый день, — мужчина стоит возле окна, наблюдает за чем-то. Я могу видеть только его спину и затылок, его руки в карманах брюк. Я окидываю взглядом его спину и машинально оцениваю. Мужчина высок, даже очень, спина тоже приличных размеров, не удивлюсь, если он увлекается спортом.

Я начинаю учащенно дышать, что-то не так, но я не могу понять что. Такое уже где-то было, я снова чувствую себя малышкой по сравнению с большим мужчиной. Прям как в ресторане с незнакомцем.

Господи, я совсем с ума сходу, после той ночи я ищу его во всех прохожих, накручиваю себя. Вот тебе и развлеклась. Дарья, соберись, я пытаюсь восстановить дыхание, слишком уж я какая-то впечатлительная.

— Скажите, Леонова, вам обязательно было портить моё утро? — Он все также стоит ко мне спиной, не оборачивается. Какой голос… да что со мной такое? Перед глазами опять та ночь… Его губы, язык…. Встряхиваю головой, да что же это такое происходит?

Мужчина достает правую руку из кармана и немного согнув ее смотрит на часы. Обращаю свое внимание на его запястье… Дура! О чем ты думаешь? Часы красивые, дорогие, статусные….

— Простите, но я не понимаю, о чем идет речь? Как я могла вам что-то испортить, если мы с вами даже не знакомы? — Он отходит от окна, и лучик солнца бьет прямо в глаза, я прищуриваюсь и немного отворачиваюсь, прикрываю глаза рукой. Не могу разглядеть лицо мужчины.

— Благодаря вам я сегодня познакомился не с самым приятным человеком, вы, кажется, староста группы? Отличница? И какой пример вы подаете своим одногруппникам прогуливая пары преподавателя, который за такое готов поставить весь университет с ног на голову?

Господи ну почему его голос кажется мне таким знакомым?

— У меня была на то причина, а Ларинцев уж слишком преувеличивает трагедию случившегося.

— Та отойдите вы уже наконец в сторону, ей- богу, — он злится, в его голосе требовательные нотки. Я бы сказала, что мне отдают приказ. Я вздыхаю и делаю шаг в сторону…

Я делаю шаг в сторону, убираю руку от лица и требовательно смотрю на мужчину. Какое право он имеет мне приказывать, да еще и в таком тоне?

Хорошо, что у меня в руках ничего нет, потому что я бы сейчас выронила все, чтобы там ни было… Это он… нет, не так… ЭТО ОН!!! Моя челюсть уже здоровается с полом. Я жадно впиваюсь в лицо мужчины взглядом. Хищные зеленые глаза, манящие губы, которые хочется укусить, а потом провести по ним языком… Волосы в которое так и тянет зарыться пальчиками… Скольжу немного ниже и вижу, что на нем костюм… белая рубашка, галстук… который я бы так и намотала на руку и притянула бы к себе.

Господи, Леонова, да ты перепехнулась с ректором! Я в ужасе распахиваю глаза. Всматриваюсь в реакцию мужчины… Он просто окидывает меня взглядом, а потом начинает читать что-то, что лежит у него на столе.

Он меня не узнал, даже взгляд на мне не задержал. Хотя… Если учесть то, что на меня падает солнце, еще и очки прикрывают лицо, он вполне мог меня не разглядеть.

У меня паника, ужасная… Главное не подходить ближе, не давать повода меня рассмотреть, чтобы не нарываться на еще большие неприятности.

— Вы так и будите молчать? Или все же объясните причину своего прогула? — Я его злю, впрочем, как в первую нашу встречу. Его реакция на меня одинаковая. Только вот я уже вся потекла, так и ласкаю его взглядом, а наша совместная ночь так и сменяется слайдами у меня в голове.

— У меня было собеседование на работу, которое я никак не могла пропустить, — быстро выпаливаю информацию. Мне нужно как можно быстрее отсюда уйти, убежать, скрыться, и больше никогда не попадаться ему на глаза. Понимаю, что это нереально, миссия не выполнима, но уносить ноги из его кабинета нужно срочно.

Мужчина отрывается от документов, поднимает на меня свой взгляд… Таких красивых зелёных глаз, он меня околдовывает, я не могу отвести от него глаз.

— Вы не могли сходить на собеседование после пар? — Раздражительность в голосе только нарастает, он явно считает меня недалекой.

— Если бы было можно, я бы обязательно так и сделала! — Господи… Я наглею, поддаюсь эмоциям, забываю, что я в кабинете стою пред ректором, а не перед моим одноразовым любовником и придурком с отдыха. Совсем не вижу берегов.

— Подойди, — голос срывается на хрип, кажется, я сделала что-то не так, он слишком подозрительно на меня смотрит, или это у меня уже паранойя? Я так и стою на месте, даже шаг в его сторону сделать боюсь.

— Живо подошла! — Я подпрыгиваю от неожиданности и страха, сделав глубокий вдох, я начинаю к нему приближаться….

Глава 14

Ну вот почему я всегда во что-то влипаю? Ну вряд ли этот мужик сейчас сгребет меня в охапку и скажет что-то сексуальное. Там в любви признается или скажет, что так скучал, так скучал, что аж всплакнул одиноким зимним вечером… Ох, его взгляд скручивает узлом мои внутренности. Может еще можно просто убежать? Ну к чему эти проблемы? Ну отдохнули, порезвились… Тоже мне…