Экзамен для ректора (СИ), стр. 23

— У нас звукоизоляция, Даня не просыпается ночью, у него очень крепкий сон, и если он проснётся, то у него есть кнопка, он на нее нажмет, и мы услышим музыку.

Ну все, замуровали демоны! Эх, мой вечер и так расписан как по нотам. Ну сколько я еще буду ползать по его кровати? Пока он не наиграется со мной? Может есть смысл сдаться? Покориться? И тогда мужчина перестанет быть таким настойчивым?

— Так что у тебя нет ни единого шанса выйти из этой комнаты, пока я сам этого не захочу.

Господи, да я сама хочу, хочу так, что уже на стены лезть в самую пору. Но вот то каким образом все это происходит…

— Ну тогда тебе придется сделать так, чтобы я тебя умоляла…

Да, гордая сучка внутри меня все никак не желает падать на колени, она все еще держится ноготками за последние ниточки гордости, ох, наивная… Но Егор не оставит мне шанса, и я правда буду его умолять…

Глава 35

— Я думаю мы поступим намного проще, — Что? Что он делает?

Мои штаны начинают расстегиваться. Молния ползет вниз, и я позорно прикрываю глаза. Похоже мое мнение здесь никого не волнует. Пытаюсь хоть как-то отползти, но это все бесполезно…

— Не рыпаться! — И я застываю, вот серьезно, когда он произносит это таким тоном у меня совершенно нет желания ему сопротивляться.

Его руки поглаживают мои ягодицы, которые все еще находятся в штанах, но я чувствую, что это ненадолго.

— Ты же понимаешь, что ты плохая девочка? — Вот единственное, что я сейчас понимаю, так это то, что моя задница под ударом, вот это я хорошо понимаю. А вот про плохих девочек и всякую чушь… Ну знаете ли он, судя по всему, далеко не любитель хороших девочек, так что…

— Угу, — пытаюсь не накалять обстановку, тут как бы одно лишнее слово и ситуация станет еще хуже.

— А плохих девочек нужно наказывать, — йо-йой, неужели я всё-таки за хомяка сейчас отхвачу за первое число?

— Мне казалось, что плохих девочек трахают, — твою ж на лево и это сказала я? Твою ж мать!

— Ты права, я собираюсь тебе сегодня трахать, — это было сказано на ушко, хриплым, таким сексуальным голосом, что мои коленки начали труситься. И если бы он не удерживал меня за бедра в этот момент, то я бы рухнула на бок.

— Но сначала… — что, ну что, блин сначала?

Он хватает мои штаны с двух сторон и резко за них дергает. Моя попка в стрингах тут же оголяется и радует своим видом Егора. Мужчина решает не упускает ни одной секунды, и я тут же шиплю от резко удара по ягодице. Жалящая боль, которая заставляет меня извиваться как змею в его руках.

— Какого хрена?! — Я пожалела о своих словах, в эту же секунду, потому что второй удар опять заставляет меня застонать.

Еще один удар и я готова просить о пощаде, похоже мужчина не собирался меня жалеть.

— Все, все, прошу…

Его ладони накрывают мои ягодицы, мнут, поглаживают и когда я расслабляюсь его рука опять опускается на мою ягодицу, и я понимаю, чего он хочет…

— Трахни меня….

Его руки беспощадно меня наказывают, поочередно шлепая, а после нежно поглаживая. Это уже начинает переходить все границы, это просто возмутительно! Возмутительно офигенно… Разве можно кайфовать от того, что тебя шлепают? Ну серьезно?!

— Егорррр, — а я ведь хотела на него крикнуть, предупредить, что пора остановиться. Да, мать вашу, пора остановиться пока я вот так не кончила. Если я вот так вот приду к финишу, просто от того, что меня наказывают таким способом, то мой мир больше никогда не станет прежним!

— Ты хочешь о чем-то попросить? — Его хриплый голос звучит прямо над ушком… Я произношу его имя в сладком стоне и это все явно не похоже на просьбу остановиться…

Господи, что вытворяет со мной этот мужчина? Это же самый настоящий кайф, я просто зависима от него, готова просить и умолять только бы он ко мне снова прикоснулся…

Нет… так нельзя… Даша… останови это безумие, просто прекрати и все… А какого собственно хрена? К чертям здравый смысл, к чертям вообще все эти мысли, которые мешают мне наслаждаться Егором в этот самый момент.

Мне отсюда не выбраться, я хочу этого мужчину до одури и не собираюсь себе ни в чем отказывать.

— Я хочу тебя, — произношу еле слышно, облизываю языком пересохшие губы, моя попка уже горит синим пламенем от его извращенных ласк. А я хочу напроситься на большее, просто нарваться по полной программе и лучше бы всего, чтобы меня наказывали его мощным агрегатом!

Его горячие руки в очередной раз поглаживают ягодицы, но после этого не следует нового удара и это уже что-то новенькое… Его руки хватают меня за талию и резко тянут на себя. Заставив оторвать руки от матраса и прильнут всем телом к Егору.

— Повтори еще раз, — его голос щекочет ушко, заставляет закрыть глаза и выпустить на волю стон, рвущийся изнутри, мое тело натянуто как струна…

Я полностью настроена на этого мужчину. Мое тело реагирует на него моментально… Горячее дыхание заставляет закусить губу, простонать и потереться о него попкой… Его руки забираются под мою кофточку, гладят мой плоский животик и тем самым вынуждают меня прогнуться в спине, его ласки меня убивают, его пальцы оставляют ожоги на моей коже, а дыхание сводит с ума, я полностью ваша, господин ректор…

- Я жду, детка, — ему нужно что-то говорить, от меня опять чего-то хотят. А я способна только наслаждаться его присутствием, его теплом и тем, что мое тело приятно покалывает от прикосновения его пальцев…

— Что? — самым наглым образом отказываюсь участвовать в нашем диалоге. Он же так бессмыслен в данную секунду, или я чего-то не понимаю? К чертям слова! Давайте дружить телами, Егор Владимирович?

— Чего ты хочешь? Скажи…

Господи, этот мужчина сущий дьявол. Что ему сказать? Ну вот что конкретно он хочет от меня услышать? Или он готов выполнять мои приказы? Сама готова зайтись в смехе от глупой мысли, что только что меня посетила… Ну все же… Проверить то никто не запретит…

— Снимите с меня кофту, Егор Владимирович, — произношу шепотом. Потому что на большее я не способна в данный момент. Пускай радуется тому, что я хотя бы еще могу соображать, рядом с ним и такое уже за счастье…

А его пальцы и правда начинают активную деятельность… От того, что я называю его по имени отчеству новая волна возбуждения накатывает на меня… Это какое-то своего рода извращение. Разве нормально возбуждаться от понимания того, что в данную секунду тебя будет вертеть на своем хрене твой же ректор?

Моя кофта летит к чертям, а я все также стою на коленях спиной к мужчине. Джинсы, которые так и не были сняты до конца сковывают мои ноги…

— Сними джинсы, — я до сих пор не верю в то, что он и вправду выполняет мои просьбы. Меня тут же пихают обратно на кровать, и я не успев сориентироваться падаю лицом в подушки.

Конечно было глупо рассчитывать на то, что он будет выполнять все так как мне того хочется, он делает все на свой лад. Думаете с меня бережно снимают джинсы и целуют в попку?

Ха-ха-ха три раза! Фиг нам всем! Меня опять обжигает шлепок по заднице и заставляет вскрикнуть, просто завизжать, мои ягодицы очень чувствительны после его извращенных ласк.

Пока я там корячусь и пытаюсь хоть как-то поднять, мои штаны срывают с меня одним резким движением.

Мои щиколотки хватают руками и резко тянут на себя, господи, я езжу по этой кровати только так, размазывая слюни по простыням.

Еще секунда и меня резко переворачивают на спину… Я наконец вижу лицо своего мужчины… и, если честно мне хочется уползти под кровать. Он зол, господи, как же он на меня зол… Но…

— Трусики сама снимешь, Леонова, или помочь? — Ох, прям по фамилии? Его задело то, что я назвала его по имени отчеству? Да ладно…

— Ну если вы готовы сделать это зубами, господин Алиев, я буду только “за”, - приподнимаю бровки и смотрю в его глаза, которые начинают темнеть моментально, да малыш, я специально тебя завожу…

Глава 36

Он и правда наклоняется ко мне, его лицо так близко, а мои мысли уже переходят все грани приличия…