Его (СИ), стр. 73

Причём, несмотря на беззаботную улыбку, готова была поклясться, что он таким образом старается увести нас отсюда. В сознание снова закрались подозрения, которые я всё это время гнала прочь от себя. И ведь достаточно просто развернуться, подняться и проверить, но я не решалась. Но и уйти не могла.

- Ксения Кирилловна, вы чего застыли? Нечего здесь стоять. Говорю же, бабушка…

Его оправдания оборвал тихий вскрик. И далеко не боли. Нечаев выругался, а я вопреки здравому смыслу стала подниматься обратно. На последнем этаже правда пришлось притормозить. Ведущая на чердак решётчатая преграда на первый взгляд оказалась закрыта. Но только на первый. Если присмотреться, то можно заметить, как криво висит замок. Как можно тише открыла дверцу и принялась снова подниматься. И с каждым шагом отчётливей становились слышны стоны.

Сердце уже не просто стучало, предупреждая, а билось набатом, который оглушал и вместе с тем усиливал слух.

Я почти дошла до входа на чердак, когда меня перехватили за запястье.

- Не надо вам этого видеть, - прошептал Александр, глядя на меня с напряжением. - К тому же, это может быть, кто угодно.

Ничего ему не ответила, лишь одарила красноречивым взглядом. Нечаев понял всё верно. Отпустил. А я, наконец, со следующим шагом оказалась в просторном слабо освещённом помещении, обустроенным для всякого рода молодёжных тусовок. Здесь даже барабанная установка была и гитары. Всё старое, но явно ещё работающее. Повсюду было чисто. Сразу видно, что, кто бы здесь не тусовался, они привыкли к чистоте. В одном из углов и вовсе стопкой лежало несколько матрацев. И ещё один отдельно. Именно на нём обнаружилась пара. Приглушённый свет мешал разглядеть их лица, но мне и не нужно было этого делать. Я слишком хорошо знала тело Дана, чтобы легко узнать, даже лежащего на спине. А даже если брать в расчёт, что мне всего лишь показалось, то вот характерная моему парню одежда - не оставляла сомнений в личности "незнакомца". Пусть даже это только футболка и толстовка с курткой. Кроссовки и приспущенные джинсы тоже легко было опознать. Да и…

- Данила, пожалуйста… - простонала в этот момент скачущая на нём… Полина, выгибаясь в спине.

Меня замутило.

А я-то думала, что мне от выходки друзей Эдика было больно. Произошедшее тогда - ничто по сравнению с тем, что я испытала сейчас. Стало трудно дышать. Если бы не Александр даже и не знаю, как бы смогла оттуда уйти. Наверное, так бы и стояла и смотрела на них.

Кажется, Нечаев что-то мне говорил, но я, если честно, ничего не понимала из сказанного им. Лишь один раз нашла в себе силы попросить парня заказать мне такси.

Нет, никаких скандалов устраивать я не собиралась.

Смысл?

То всё равно ни черта не изменит произошедшего!

Но как же хреново-то!

А ведь я знала, что так будет. Знала и всё равно поддалась своей слабости.

Дура, что сказать!

Одного не пойму. Если надоела. Если заинтересовался другой. Почему было просто не сказать мне о том? Или это такая изощрённая игра? Убедить приехать, чтобы воочию убедиться в своей ненужности? Но за что? Или Дан просто только сегодня понял, что наши отношения себя изжили? Вот и поддался этой слабости? Только слабость ли? А может, он завтра придёт и предложит расстаться? Да только… смогу ли я смотреть ему в глаза после увиденного недавно? Смогу ли сделать вид, что мне всё равно?

Господи! Что ж как плохо-то?!

- Саш, - позвала Нечаева, наконец, более-менее совладав с эмоциями.

- Ну, слава богу, - выдохнул тот и сунул мне стакан с водой в руки.

А я только поняла, что мы явно находились у него дома и в его комнате, судя по синей цветовой гамме аскетичной обстановке.

- Пейте, Ксения Кирилловна, - фактически заставил выпить подношение.

- Что это? - уточнила, почувствовав необычный вкус.

- Вода с валерьянкой.

- Ясно, - кивнула, прикрыв глаза. - Не стоило. Всё уже хорошо. Просто не ожидала, - криво усмехнулась тому, что сижу и оправдываюсь перед подростком.

- Я тоже не ожидал, если вас это успокоит, - мрачно проговорил тот. - Совсем не ожидал.

- Да ладно. Рано или поздно всё это закончилось бы. Пусть уж лучше сейчас, - криво улыбнулась. - Вызови мне такси, Саш. Пожалуйста, - попросила его. - И не говори ничего Дану, ладно?

- Шутите?! - возмутился парень. - Да мне ему рожу набить хочется! И это меньшее, что он заслужил! Вот уж от кого не ожидал подобного!

- Нет, Саш, - покачала головой. - Во-первых, это ничего не изменит. Во-вторых… хочу, чтобы он сам пришёл и сказал мне обо всём. Не потому, что его вынудили обстоятельства.

Нечаев ещё с несколько секунд смотрел на меня с непониманием, а после вдруг хмыкнул.

- А вы коварны, Ксения Кирилловна, - выдал злорадно. - Так и быть. Убедили. А если не скажет?

- Если ты о том, прощу ли я его… Нет! Но я дам ему шанс самому во всём признаться.

На некоторое время между нами воцарилась тишина.

- Мне жаль, - первым нарушил молчание Александр. - Правда, жаль. Никогда не думал, что мой друг такой козёл.

- Такси, Саш, - проигнорировала его слова.

Нечаев шумно выдохнул и кивнул. Через пять минут я спешно покинула место, где оставила валяться растоптанные осколки своего сердца.

Если только можно умереть, не умирая…

ГЛАВА 19

Даниил

Голова раскалывалась. А ещё я захлёбывался. Не сразу сообразил, что мне просто кто-то льёт воду на лицо.

- Очухался? - раздался рядом бесцветный голос Нечаева.

- Хочу сдохнуть, - промямлил, едва ворочая распухшим языком.

В горле царила пустыня. Безумно хотелось пить. Хотел пошевелиться, но болезненная ломота в теле буквально пригвоздила к постели. Правда, стоило открыть веки, понял, что валяюсь на полу. На чердаке дома Санька. Подо мной матрац. И то ладно. Как вообще здесь оказался?

- Поверь, сейчас ты ещё не хочешь сдохнуть, - злорадно ухмыльнулся мне одноклассник. - А вот через некоторое время… - протянул многообещающе.

Это он о чём?

Чёрт! Даже пальцами шевелить больно!

- Пить, - просипел я.

- Вот ты удод! - выдохнул друг, но помог приподняться и сесть, ещё и напиться из бутылки.

О да! Вода!

Кажется, ополовинил полутора литровую тару.

- А чего мы здесь забыли? - показательно оглядел чердак, глядя на лежащую рядом кучу из моих вещей.

А вот это действительно странно…

- Мы? - удивился Санёк. - Нет, дружище. Правильней спросить, что ты, - выделил обращение, - здесь забыл.

- Ладно, придурок, и что я здесь забыл? - не стал спорить.

Разговор отнимал все оставшиеся после вчерашней попойки силы организма. Но хоть убей не помню, когда я вообще успел так напиться. Явно же не с двух полу литровых бутылок светлого пива. Бред.

- А вот это надо у тебя спросить, - криво улыбнулся он.

- Сань, ты издеваешься? - стал заводиться. - Нахера я бы тогда вообще спрашивал?

- Вот и я говорю, нахера, Дан?! - неожиданно тоже вспылил друг, отстранился и поднялся на ноги. - Поднимайся, придурок, ко мне пойдём. Там всё обсудим. Хотя я хер его знает, что ты теперь будешь делать, если честно, - пробубнил уже на ходу.

Ещё бы я мог подняться самостоятельно. Тело отказывалось подчиняться.

- Да за что ж мне это! - вздохнул обречённо Нечаев, но за мной вернулся.

И одеться помог. Ещё и до уже пустой квартиры своей фактически дотащил. Я едва передвигал ногами. Зато Санёк неожиданно успокоился. Царящее в его эмоциях раздражение поутихло, сменившись искренним беспокойством за мою тушку.

- Вот ты встрял, Смерть, - угрюмо произнёс он, заведя меня в ванную.

- Ты о чём? - пробормотал, борясь с накатывающей тошнотой.

Не поборол. Буквально упал на колени перед белым другом, чуть ли не обняв его.

- Да-а… - протянул задумчиво Нечаев. - Мужик, ты ж вчера вроде только пиво пил. Да и то чуть. Когда успел так налакаться?

- Да если б сам знал, - проговорил между приступами. - Последнее, что помню, как переписывался с Ксюшей.