Его (СИ), стр. 70

Прижалась к его телу ближе, в поисках тепла. По крайней мере, в отличие от меня, Дан нисколько не дрожал.

- С каких пор ты снова куришь?

Помнится, ещё недавно запрещал мне курить, и сам заодно отказавшись от этой привычки.

- Иногда. Успокаивает, - выдохнул, уткнувшись лицом мне в затылок, шумно вдыхая запах волос, и потёрся щекой. - Как же ты пахнешь… - пробормотал едва слышно на ухо.

У меня от его почти шёпота и горячего дыхания по спине мурашки побежали, а мысли свернули в одну определённую плоскость.

- Прости, - развернулась и обняла Дана за шею. - Я не должна была так говорить, - решила извиниться, пока ещё хоть что-то соображала. - Сказала, не подумав. Не твоя вина, что всё так вышло.

- Перестань! - стало мне суровым ответом. - Сказал же, разберусь! - посмотрел он на меня, тронув нижнюю губу большим пальцем, слегка оттянув. - Я со всем разберусь, Ксюш, - дополнил негромко, нахмурившись, и обхватил мой подбородок, вынуждая смотреть исключительно ему в глаза. - Со всем, - повторил. - Но только если ты будешь рядом, - помолчал немного, а после продолжил на полном серьёзе: - Без тебя не будет смысла. Ни в чём. Даже в самой этой жизни, - прикрыл на мгновение глаза.

"И мне без тебя…" - заметила мысленно.

Дан провёл пальцем от одного моего уголка губ к другому, с затаённым предвкушением следя за своими действиями, а после хитро улыбнулся.

- Но ты же всегда будешь рядом, да, Ксюша?

А-а-а...

Я, наверное, никогда не привыкну к тому, как он тянет моё имя. Будто смакует. Вот, вроде бы, столько времени прошло (если считать с августа, то почти полгода), а всё равно… каждый раз, как первый.

- Да-а, - откровенно простонала, откидывая голову назад, позволяя мужским пальцам скользить уже по подбородку, вдоль шеи к ключицам.

В какой-то момент, пальцы сменили губы…

- Дан… - выдохнула, вцепившись в его плечи, притягивая ближе к себе.

И уже колючий холод больше не тревожил. Наоборот, стало жарко. А морозный воздух лишь подстёгивал желание. Резкий контраст оказался неожиданно приятным и возбуждающим.

- Домой! Сейчас же! - скомандовал Дан в какой-то момент, прекратив ласкать мою шею.

Я только и смогла, что снова простонать, на этот раз расстроенно.

Но Дан не был бы собой, если бы вот так просто и спокойно мы добирались до моего четвёртого этажа. Стоило только створкам лифта начать закрываться, как меня притиснули к стене, впиваясь в губы жадным поцелуем. Пиджак оказался тут же расстёгнут. Широкие ладони вытащили блузку из-за пояса брюк и обхватили талию, притянув ближе к себе. И без того сумасшедший поцелуй стал ещё больше неукротимым, лишая последних крох разума. Я даже не запомнила, как открывала дверь в квартиру. Дан ни на минуту не прекращал меня соблазнять. Кажется, по итогу, сам же и открывал и закрывал замок. Стоило только оказаться внутри, как меня лишили и пиджака, и блузки. Дан отстранился, глядя на меня с неприкрытым восхищением.

- Сама. Дальше, - приказал и отошёл на пару шагов, не сводя с меня своего горящего взора.

И кто бы знал, как меня каждый раз заводила эта властность. Всегда раньше банально смеялась над подобными попытками вести в отношениях, а теперь вот безропотно и с удовольствием подчинялась. Ещё и ждала этого каждый раз. А потому послушно скинула с себя обувь, а затем и остатки одежды, оставшись в одном нижнем белье. Эти детали моего облика Дан предпочитал снимать сам. А иногда лишь сдвигал.

Пока раздевалась я, парень тоже уже успел обнажиться. Как только он закончил, приблизился ко мне вплотную, проводя пальцем вдоль одной из лямок.

- Новый, - постановил по итогу.

- Не совсем, - положила свои ладони ему на грудь, чуть царапнув кожу, оставляя белесые следы. - Леська подарила на Новый год. Просто как-то не добралась раньше до него. Не порви ты мне прошлый комплект, может, так бы и лежал… - заметила в мнимой печали.

Мы тогда устроили бои подушками, и Дан неудачно поймал меня, ухватившись за лямку, а после ещё и за трусы неаккуратно. Вообще я потом долго рассматривала деяние рук его наглых и пыталась понять, как вообще умудрился такое сотворить. Захочешь, не порвёшь. А тут случайно потянул и… Эх… Мой любимый комплект был. Чёрный с розовыми бантиками. Такой кокетливый фасон.

- И я тебе его возместил, - хмыкнул он, нисколько не проникнувшись моими страданиями, и толкнул к стене.

Его правда. На следующий день потащил меня в ближайший торговый центр, где мы больше часа выбирали мне новый комплект. Точнее, Дан выбирал. Я же всё это время мечтала поскорее уйти оттуда. И вот не в смущении дело. А в том, что молоденькие продавщицы так прониклись поведением моего парня, что чуть ли из юбок своих не выпрыгивали в желании угодить. Ещё и меня успевали награждать убийственными взглядами, когда тот с неприкрытым восхищением осматривал меня в том или ином наряде. Дан на это только понимающе ухмылялся. Точнее, его так веселила моя ревность, которую я хоть и скрывала, но полностью подавить всё равно не получалось.

Нет, я не спорю, мне повезло с любимым мужчиной. Не каждый станет бродить со своей девушкой по магазинам и помогать выбирать ей наряды. А Дан получал от этого реальное удовольствие. Я по этому поводу даже успела ляпнуть глупость.

- Мне уже заранее жалко нашу дочь.

Вот только я так могла!

Искреннее удивление на лице парня сменилось самодовольным видом. Благо, он ничего так и не сказал по этому поводу. Я же мысленно отвесила себе подзатыльник. Конечно, с тех пор Смертин постоянно меня этим подкалывал и давил, намекая, что был бы не против ребёнка.

Ага, сейчас!

Впрочем, эти воспоминания пронеслись в голове за считанные мгновения, да и ласковые поцелуи, коими одаривал меня Дан, быстро вернули к насущному.

- Ты такая красивая, - прошептал он, лишая меня верхней части белья. - Ксюша, - снова протянул мои имя, нежно целуя в губы, подхватил за бёдра, приподнимая и вынуждая обхватить ногами его торс, и понёс меня в спальню, где аккуратно уложил на кровать. - Мне определённо мало этих редких встреч, - пробормотал больше себе, чем мне, склонившись надо мной.

Дальнейшие часы я провела, как в тумане. Дан словно возмещал те часы, что мы проводили вдали друг от друга.

- Люблю тебя. Как же я тебя люблю, - то и дело повторял он.

И я мысленно и вслух повторяла то же самое в ответ.

Той ночью домой Дан остался у меня. И утром сперва проводил до школы, дождался прихода вчерашней троицы, при виде разноцветных лиц которых многообещающе ухмыльнулся, чем вызвал у них видимую злость, и только потом, поцеловав меня на прощание, уехал вместе с прибывшим за ним Стасом.

ГЛАВА 18

Вопреки моим опасениям несостоявшиеся насильники ко мне больше не подкатывали. Даже не смотрели в мою сторону. А через некоторое время неожиданно вовсе пропали. От других учителей узнала, что на всех троих завели дело по сто тридцать первой статье всё за ту же попытку группового изнасилования. Ещё позже узнала, что случилось это с подачи самого Дана и его друзей. Точнее, они приложил к этому происшествию руку. Уж не знаю, где эти сумасшедшие нашли тех, кто согласился сыграть жертву и спасителей, но подставили ребяток знатно. Я же безумно боялась, что эта афера вскроется, хотя, как поняла, там задействовали ещё и знакомого следователя. Зато с их исчезновением, казалось, в школе все вздохнули свободнее. В том классе, где училась эта троица, так точно. Да и дети ко мне постепенно привыкли. С некоторыми девочками я подружилась практически. Они почему-то все поголовно стали бегать ко мне за любовным советом. Хотя последнему больше способствовало частое появление Дана, встречающего меня после школы, который неизменно первым делом прижимал к себе, замирая так аж на несколько минут. И только потом отстранялся и одаривал нежным поцелуем. Вот и решили все, что мне известна какая-то тайна такому поведению моего мужчины. А я не знала, как им сказать, что он сам по себе такой, и ничего я не делала. Что мне просто повезло заинтересовать именно этого человека.