Его (СИ), стр. 11

Дочитывать смс я не стала, отбросив мобильник ва сторону, словно ядовитую змею. Вот только на работе больше сосредоточиться так и не получилось, а руки сами по себе потянулись обратно за телефоном. Ругая себя последними словами я всё-таки снова открыла последнее присланное сообщение, дочитывая строчки довольно длинного письма.

"...Представляю, как мои руки скользят по открытым участкам твоей кожи, и ты вздрагиваешь от малейшего прикосновения. Я ведь помню, какой отзывчивой ты была в ту ночь, Ксюша…"

И это его Ксюша… Как наяву услышала, как он тянет моё имя.

Ну, вот зачем? Зачем я это читаю? Но остановиться не могла, пока не дочитала до конца. И каждое слово - вспышка кадра из прошлого.

"Помню, как ты откровенно выгибалась мне навстречу".

И я снова в тёмной комнате со стоном подаюсь вперёд, требуя ещё больше ласки...

"Как откликалась на поцелуи за ушком".

И я поворачиваю голову вбок, давая больше простора действиям Дана...

"Как царапала мне спину".

Перед глазами тот самый момент, когда Дан входит в меня особенно глубоко, а моё тело пронзает очередной вспышкой удовольствия, отчего я незаметно для себя, провожу ногтями по его плечам...

"Как снова и снова просила меня не останавливаться".

Да. Бессвязный шёпот, свой именно, я тоже отлично помню. И его слова, которые так старательно гнала все прошедшие недели о том, какая я красивая, желанная и даже вкусная. Да и много чего ещё подобного. Такой бред, но кровь снова, уже наяву, побежала быстрей по венам, ускоряя сердцебиение и затрудняя дыхание...

"Я помню. И ты помнишь. Вижу это каждый раз по твоим глазам, стоит нам встретиться взглядами. Упрямая. Моя".

А в теле истомой отдаются отголоски того оргазма. По телу прошла дрожь, а кожи будто невидимые пальцы коснулись, вынуждая шипеть от яркости ощущений.

Вот же… чёртов малолетка!

И даже холодный душ, в который пришлось-таки идти, потому что иначе успокоиться не получалось, не помог.

"Спокойных снов, Ксения Крилловна", - прислал напоследок Дан, явно издеваясь.

Как же мне захотелось "убить" собственный телефон о стену, кто бы знал. И самое противное, что он знал! Знал, как на меня подействует подобное сообщение! Как лишнее доказательство его правоты!

- Да какого ж чёрта я вообще об этом думаю?! - рыкнула в бессильной злобе.

Будто этот мальчишка единственный у меня был за всю мою жизнь. Намеренно, принялась перебирать всех, с кем встречалась до него. Не так уж и много на самом деле. Всё же я предпочитаю долгую связь мимолётным встречам, пусть даже эти отношения лишь ради секса. И с каждой минутой воспоминаний о других становилось легче. А вскоре я и вовсе успокоилась, радуясь, что ещё не совсем сошла с ума, чтобы западать на малолетку. Пусть даже тому до совершеннолетия осталось меньше полугода. Нет уж, не нужны мне эти проблемы. И без него их хватает, не знаешь, куда бежать.

И всё же данный настрой нисколько не спас меня от откровенных снов с участием Дана...

ГЛАВА 4

- Ксения Кирилловна, - послышалось тихое, а после я ощутила осторожное прикосновение к плечу. - Ксения Кирилловна, - позвали меня снова.

Со сна показалось, что это Дан. Уж слишком яркие картины витали в голове после ночи, которая, кстати, не закончилась, судя по темноте за окном. Да и будильник ещё не играл. Значит и шести утра нет.

- Нечаев? - я уселась на диване, часто моргая. - Как ты себя чувствуешь?

- Всё хорошо, - задорно улыбнулся парень.

К слову, уже одетый в свою одежду парень, и явно собирающийся уходить.

- Дверь закройте, - подтвердил он мои догадки.

С пару мгновений смотрела на него неверящим взором.

- Нечаев, ты в своём уме? Какая к чертям дверь? Ты себя видел? Бледный, как смерть, того и гляди в обморок рухнешь. И голова явно не прошла, да? - отметила его внешний вид и то, как он поморщился, стоило мне повысить голос. - На дворе ночь, - схватилась за телефон, где высветилось 5:08. - Раннее утро. - поправилась. - Не суть. Куда ты собрался по темноте? А если плохо станет? - поднялась с дивана, благо спала я в домашнем.

- Да не переживайте вы, Ксения Кирилловна, - тоже поднялся с корточек подросток. - Всё со мной хорошо. У меня крепкая черепушка.

- Ага, и крепкая стадия мазохизма с отсутствием инстинкта самосохранения, - проворчала в ответ, идя на кухню. - Не хочешь спать, будешь есть! - постановила твёрдым голосом. - И не спорь со мной, Нечаев! - не дала тому и рот открыть. - Марш умываться!

Александр смотрел на меня до того удивлённо, что я не сдержала смешка, а после он и сам рассмеялся.

- Так и хочется сказать "конечно, мамочка", - фыркнул он насмешливо, идя в указанном направлении.

- Ну, я вашему классу на этот год и мать, и отец, и сестра, и подруга, так что не сильно ошибёшься, - поддержала его тональность.

- Согласен на сестру, - донеслось из-за закрытой двери, а после послышался шум воды.

- Угу. Один в любовники метит, другой - в сёстры. Уже страшно представить, кем дальше обзаведусь, - пробормотала себе под нос, ставя чайник. - Ну, раз сестра… - протянула с глумливой улыбочкой.

Через минут пятнадцать перед Нечаевым на столе предстал сладкий чай, бутерброд с маслом и сыром и геркулесовая каша с кусочком масла.

- Кушай, братишка, - погладила по плечу парня.

Хотела по голове, но вспомнила о его ране и побоялась сделать больно.

- Ну, Ксения Кирилловна, - выдохнула мальчишка, а после снова расхохотался, правда, в этот раз почти сразу замолчал, зажмурившись, поморщился и схватился за рёбра.

- Замечательно, - проследила за его движениями с беспокойством.

- Что замечательно? - раздался голос третьего участника нашего бедлама, который, завидев на моей кухне ещё одного представителя мужского пола, замер на пороге с искренним недоумением. - Не понял? - перевёл ошалелый взор на меня. - Ксюх, ты когда на малолеток переключилась? - поинтересовался на полном серьёзе.

Александр как раз сунул себе ложку с кашей в рот и тут же закашлялся, подавившись.

- Тём, у тебя совсем шарики за ролики, что ли? - покрутила у виска. - Ты на него, - кивнула в сторону Нечаева, - внимательней посмотри. Я похожа на извращенку? Или увлекающейся БДСМ практикой?

От последнего заявления бедный мальчишка окончательно отложил ложку. Кажется, он не знал, то ли ему смеяться, то свалить от греха подальше от нас.

- Хм… Действительно, - хмуро согласился со мной друг, усевшись напротив ученика. - И кто тебя так?

- А он у нас шёл-шёл, упал, потерял сознание, очнулся, гипс, - съехидничала я.

- Я почему-то так и подумал, - хмыкнул Артём и схватился за голову. - Что ж как плохо-то? - простонал.

- Пить надо меньше, - не удержалась от подколки. - Иди ты… в душ, - предложила ему. - Потом будем ставить вас обоих на ноги, раз уж проснулись.

О том, что с удовольствием послала бы обоих куда подальше и завалилась обратно спать, умолчала. Если с Акимовым я бы так ещё могла поступить, то бросить младшего из нас - совесть не позволяла.

- А ты ешь давай, чего смотришь? - выгнула брови. - Не выпущу из-за стола, пока тарелка не опустеет. И я не шучу, - отметила флегматичным тоном, но на полном серьёзе.

- С начальных классов не ел кашу, - вздохнул Александр, но по итогу веление выполнил, за что после раннего завтрака получил от меня обезболивающее.

Скоро и Артём вернулся, глядя на меня жалобным взором. Вздохнув, поставила перед ним стакан с водой, в которой растворялся аспирин.

- И ты мне ещё расскажешь, по какому поводу устроил подобный загул под конец рабочей недели! - прищурилась, пристально глядя в светло-карие глаза друга.

- Угу, - промычал он, залпом выпивая поданное. - Я только ещё немного полежу, пойду сперва, ладно? - задал риторический вопрос, вместе с тем поднялся и направился обратно в спальню.